Google
 

Сайт Андрея Иванова

Андрей Иванов - все секреты шашек и шашистов

Login





 


 Забыли пароль?
 или новый пользователь? Зарегистрируйся!

Кто с нами

Пользователей:  На сайте
Пользователей:  Пользователей: 0
Гостей:  Гостей: 453
Всего:  Всего: 453
Пользователей:  Зарегистрированные
No members connected


Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
Автор Сообщение
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 22, 2011 - 04:16 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

ЛИТВА: ПОИСКИ ИСТОКОВ

Сергей Борисов, г. Речица
Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования»

Не утихают споры ученых о происхождении слова Литва.

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=273


1. Магия слов

Ни для кого не секрет, что слова играют в нашей жизни первостепенное значение. Именно с их помощью мы общаемся между собой, строим нашу жизнь, влияем на события настоящего и будущего тем самым творим историю. И именно поэтому так важно знать значение каждого произнесенного или прочитанного нами слова.

Из-за некоторых слов происходят настоящие «войны за наследство», в которые включаются помимо ученых лингвистов и историков даже люди, далекие от науки.

Потому что своего рода «обладание» конкретным словом дает человеку чувство гордости за себя, свой язык, свою историю и культуру. За примером ходить далеко не надо. Возьмем слово «Русь». Существует сейчас государство Российская Федерация, граждане которой именуются россиянами, в повседневности русскими. Что же дает им слово «Русь», которое имеет не одного претендента на обладание собой? Оно дает гордость, чувство приобщенности к прошлому, к той истории, которая так или иначе связана с данным словом. Что первоначально собой означало это слово «Русь», до сих пор пока не известно.

Есть варяжская версия происхождения этого слова. Есть североиранская версия, которая настаивает на том, что этноним «рос» имеет иное, чем «рус», происхождение, являясь значительно более древним. Впервые упомянут ещё в VI веке в «Церковной Истории» Захарием Ритором, где он помещается в Северном Причерноморье. А есть еще и финская версия, и даже прусская версия, которая ссылается на Воскресенскую летопись: «А оть Пруса четвертое на десять колено Рюрикъ. И въ то время въ Новеграде некый бе старейшина именемъ Гостомыслъ, скончаваеть житие, и созва владалца сущая съ нимъ Новаграда, и рече: „советь даю вамъ, да послете въ Прускую землю мудрыя мужи и призовете князя отъ тамо сущихъ родовъ“… И послы же Новоградские шедше во Прусскую землю, обретоша князя Рюрика».

Однако современные россияне, кто бы они ни были по своему происхождению, к какому бы молодому этносу ни относились, и, возможно, первоначально не имеющие никакого отношения к «Руси» - ощущают себя более старшим этносом, который наравне с другими народами Европы влиял на ход истории.

Поэтому знание первоначального значения слова так важно для каждого человека.

Возьмем для примера другое слово: «Литва». Существовало государство - Великое Княжество Литовское. Воевало, мирилось, развивалось. В конце 18 века его территория вместе с Польшей была поделена между более сильными на тот момент государствами Российской Империей, Австрией и Пруссией. Государство перестало существовать, однако остался этноним «литвин», под которым до середины 20 века себя понимала часть беларусов. Надо отметить, что термины «беларус», «Белоруссия» в отношении территории современной Республики Беларусь искусственные и навязанные нам царизмом.

С распадом Российской Империи на землях, которые входили в ее состав, стали возникать независимые государства. В их числе возникла Литовская Республика. 16 февраля 1918 Тариба провозгласила независимость Литвы. До 1940 года Литовская Республика просуществовала как самостоятельное государство, после чего Народный Сейм провозгласил установление в Литве советской власти. Свою независимость снова Литва обрела 11 марта 1990 года. Но на право обладания этим словом «Литва» и всем прошлым, что связано с ним и государством Великим Княжеством Литовским, претендует еще один народ. Современные беларусы. Утверждают беларусы следующее – слово «литва» имеет корни в славянском языке. Появилось оно на территории, которая принадлежит и принадлежала беларусам-литвинам, а этнос, к которому относят себя современные литовцы, был включен в состав ВКЛ только в 15 веке. Язык, на котором говорили и писали литвины, сейчас называют древнебеларуским, и так далее.

Поэтому чтобы разрешить это противоречие и дать читателю самому решить, кто имеет право именоваться Литвой и литвинами (именно так в средневековых источниках называются жители Великого Княжества Литовского), необходимо дать две версии, два взгляда на то, что означает слово «Литва». А именно: современную летувисскую и беларускую.

И начинать, видимо, необходимо с тех, кто в данный момент «владеет» этим словом, а именно литовцев. При этом необходимо сделать одно замечание, процитировав литовских исследователей. «Бесспорным остается лишь тот факт, что первоисточником данного этнонима является литовская форма Lietuva<*Letuva, из которой без всякого труда выводятся все формы указанного этнонима, имеющиеся в различных языках, в том числе и славянских. Выведение форм в обратном направлении – от славянских к балтийским (литовским), невозможно, так как славянский гласный i в никакой позиции не превращался в литовский дифтонг ie. Почему это так важно, ведь вроде бы, какая разница, как пишется первоначально литва – с дифтонгом ie или без него?

На самом деле это очень важно, и об этом всем пойдет речь ниже. Сейчас надо отметить, что правильно нам надо писать так, как этого хотят современные литовцы: название их государства Республика Лиетува (Летува), а граждан этого государства – лиетувисы (летувисы). Поэтому в дальнейшем, когда речь пойдет о современных жителях Республики Лиетува, будем называть их так, как принято в лиетувисском языке.

И еще одно, на мой взгляд, важное замечание: почему лиетувисы так уверены, что «литва» в первоначальном своем значении именно этноним (то есть название народа)? А не топоним (название географического объекта) или же гидроним (название водного объекта реки, озера или моря)?



2. Общая концепция лиетувисских исследователей

Вот что они пишут: «Во многих языках название Литвы так или иначе связано с латинским Lituania, напр.: итальянское, испанское, румынское Lituania, португальское Lituania, французское Lituanie, английское Lithuania, сербохорватское Литвaниja, албанское Lituani, венгерское Litvania, турецкое Litvanya, вьетнамское Li–tuy–a–ni (наряду с Litva), японское Ritowaniya (в японском языке отсутствует согласный л). Первоисточник всех трёх названий Литвы (с корневыми ie, i, ei) – литовская форма Lietuva (ранее Lietava)».

С самого начала и возникает вопрос: каким образом это слово попало в эти языки? И зачем это пояснение, что первоначально форма слова Литва было как Lietuva? Сами литовские исследователи не уточняют. Поэтому попробуем разобраться сами.

Первое, что приходит на ум, – это то, что слово «литва» попало в эти языки через непосредственный контакт ВКЛ со всеми вышеперечисленными странами. И если Франция, Венгрия, Италия не вызывают сомнения, то о контактах ВКЛ с японским императорами или же с Вьетнамом ничего не известно.

Следовательно, в эти языки данное слово попало каким-то другим путем. Ответ – все тем же дипломатическим. Только появилось в этих языках уже в 20 веке. Когда возникла Республика Лиетува, которая начала устанавливать дипломатические отношения с другими государствами.

Так с 1918 года по 1924 год Республика Лиетува заключила дипломатические отношения с Италией, Японией, Францией, Испанией и другими странами. Как видим, среди них есть Япония, которую приводят лиетувисские исследователи. Далее. Лиетувисские исследователи пишут о том, что название Литва впервые упоминается Кведлинбургской летописью (Anales Quedlinburgenses) в 1009 г. при описании смерти святого Брунона. Цитата «…где читаем: «Святой Брунон, называемый Бонифацием, архиепископ и монах, в одиннадцатый год своего обращения у границы Руси и Литвы, получив от язычников удар по голове, 9 марта (=14 февраля) 1009 г. отправился на небеса вместе с 18 своими спутниками». Дается форма Litua (текст на латыни), причем буквой u здесь обозначается современная буква v, таким образом следует читать Litva.»

Естественно, что оспаривать это событие и саму летопись никто не собирается.

(На самом деле В. Деружинский в своей книге «Тайны беларуской истории» (Минск, 2009) и в своем докладе на конференции «Миллениум Литвы» в Академии Наук Республики Беларусь убедительно показал, что в данном событии 1009 года речь идет совсем о другой «Литве» лютичей-вильцев, которая находилась тогда на территории Поморья (Померании). Причем, слово «Поморье» и звучало на латыни как «Литва», поскольку «Lit» на латыни – «побережье». В немецких летописях под словом «Русь» в то время понимали только пограничную немцам Полабскую Русь, а вот Киевское Государство «Русью» еще не именовали, а называли его в летописях только «греческой колонией». – Прим. Ред.)

Однако следует обратить внимание на форму написания слова Литва, а именно – Litua, корень «lit». Как видите, здесь не присутствует лиетувисский дефтонг «ie», а написано – Litua. А как отмечалось ранее самими лиетувисским исследователями, славянский гласный «i» никаким образом не переходит в лиетувисский дифтонг «ie». То есть первоначальное написание слова «литва» имеет славянский вариант, а не лиетувисский.



3. Гипотезы лиетувисских исследователей

1. В XV–XVI вв. форму Lietuva считали искажённым L’Italija, поскольку предполагалось, что литовцы, как якобы потомки римлян, переселились из Италии. Эта версия появилась в то время, когда Жмудь стала полноправной частью Великого Княжества Литовского и местная знать начала поиски своего «великого» прошлого.

2. Название Lietuva связывалось с кельтским (ирландским) Letha, «западная окраина бывшей Галлии у Атлантического океана».

3. Разочаровавшись в поисках происхождения названия Литвы в других странах и языках, стали выводить его из литовского слова lietus ‘дождь’. Lietuva (Литва), стало быть, – край дождя, дождливый край.

4. В последнее время исследователи всё больше склоняются к тому, что истоки названия Литвы следует искать в гидронимике (наименованиях водоемов). Именно эти названия, особенно наименования рек, меньше всего менялись на протяжении времени и часто наследовались одними племенами у других при переселениях.

5. Название Литвы мог породить какой-то гидроним с корнем Liet-, находившийся в тех местах, где началось создаваться Литовское государство. Эта версия наиболее популярна в настоящее время в среде лиетувисов, поэтому на ней необходимо остановиться подробней.

Так лиетувисский языковед Казимерас Кузавинис выдвинул гипотезу о том, что начало названию Литвы мог дать славянизированный гидроним Lietauka. Так в настоящее время называется правый приток реки Нерис (так лиетувисы называют Вилию), вытекающий из болотистой местности с тем же названием и впадающий в Нерис (Вилию) несколько выше устья реки Швентойи. Это небольшая речка, протяжённостью около 11 км, находящаяся в 30 км от Кернаве. Название Lietauka (существует также её приток под названием Lietaukele – уменьшительная форма от Lietauka) – явно славянизированная форма лиетувисского гидронима (жители этих мест были в значительной мере ассимилированы), преобразованная при помощи славянского суффикса -к(а) из Lietava.

Мнение лиетувисских исследователей:

«Само производящее слово *Lieta (возможно, существовало и нарицательное *lieta?) следует считать суффиксальным образованием: его корень – тот же, что и в глаголе lieti ‘лить’. О первоначальном значении названий Lietava// Lietauka можно судить и по особенностям рельефа местности, названной этим именем. Замечено, что данная и другие реки, носящие названия с корнем Liet- (Leit-), протекают в низменных местах, берега их пологи, а долины широки, поэтому реки легко выходят из берегов – разливаются (лит. issilieja). Существуют и другие объяснения названия Литвы, но они являются менее убедительными. Сомнение может вызывать лишь то обстоятельство , что гидронимом именуется сравнительно небольшая речка».



4. Основная концепция лиетувисских исследователей

Наконец-то найдена версия, которая считается лиетувисскими исследователями достоверной, подается как официальная и может служить доказательством того, что первоначально слово с корнем -лит возникло в лиетувисском языке и на территории, которая принадлежит современной Республика Лиетува.

Источник, от которого произошло слово Литва, это гидроним, название речки Lietauka, которая впадает в Вилию. Но сразу, как и с «ie», начинаются пояснения и объяснения, как и что надо понимать. Гидроним, то есть название речки, оказывается славянизированным. И даже приток данной речушки почему-то славянизирован. А вот теперь, когда лиетувисы остановили свой выбор на гидронимии в поиске истоков Литвы, можно вспомнить беларуского исследователя Виктора Вераса, который писал: «Официальная наука предполагает, что слово "литва" – производное от "Летаука", названия небольшой речушки – правого берега Вилии в окрестностях Кернаве-Чёбишкис (недалеко от Вильно). Его этимология неясна (однако сами лиетувисские исследователи прямо указывают на славянское происхождение названия этой речушки). Но такое же название есть и в окрестностях г. Новогрудка – так называется природное озеро и деревня – Літоўка. Но в то же время топоним "Литва" до сегодняшнего времени сохранился в Верхнем Понеманье.»

То есть речка с названием Литовка не единственная с таким названием: есть речка и возле Новогрудка. Название речки имеет славянское, а не лиетувисское происхождение. Кстати, не стоит забывать и то, как город Вильно, ныне называемый Вильнюсом, стал лиетувисским. Город Вильно и его окрестности были переданы лиетувисам И.В. Сталиным за то, что они вошли в состав СССР, эдакий царский подарок.

Вот и находятся корни славянского влияния на гидронимию рек Лиетувы. Изначально эти территории им не принадлежали. Здесь попросту веками жили другие этносы, а вот когда эти территории попали в состав ЛССР, тогда-то и появилось их лиетувисское написание. Получается, что только с 20-х годов 20 века, начиная с возникновения независимой Лиетувы и перевода всех терминов в топонимике и гидронимии на лиетувисский, только тогда стало возможным обосновывать свои претензии на прошлое Великого Княжества Литовского, его историю и даже территорию. Видимо в том хаосе, который творился на территории бывшей Российской Империи после окончания Первой мировой войны, лиетувисы быстро сориентировались и, играя на противоречиях сторон РСФСР и Польши, в первую очередь смогли получить и наименование Литва и частично территорию бывшего ВКЛ, которая не была и не могла стать их при другом стечении обстоятельств.

Рассматривая лиетувисский подход этимологии слова «литва», хочется упомянуть еще одну версию лиетувисского исследователя, к схожему варианту которой обратимся при рассмотрении беларуского взгляда на слово «литва».

Это гипотеза происхождения названия Lietuva, автором которой является Симас Каралюнас. Согласно данной гипотезе названию Lietuva начало дал не гидроним, а нарицательное существительное *lieta (*leita), как будто имевшее значение 'дружина, войско'. Однако в литовском языке вовсе нет никаких следов существования в прошлом такого слова с указанным значением. Данное значение имеется лишь в родственных словах других языков, но не в самом литовском.

Завершая рассмотрение лиетувисских версий слова «литва», хочется привести цитату одного из их исследователей:

«Таким образом, мы еще не имеем общепринятой этимологии этнонима Литва. Бесспорным остается лишь тот факт, что первоисточником данного этнонима является литовская форма Lietuva<*Letuva, из которой без всякого труда выводятся все формы указанного этнонима, имеющиеся в различных языках, в том числе и славянских».

Комментарии, я думаю, излишни. «Элегантно» признав, что в лиетувисском языке нет такого слова «литва», лиетувисы просто делают свое утверждение ничем не доказуемой аксиомой. Поэтому любой, кто не согласен с ними, автоматически считается любителем и фантазером.

Рассмотрим теперь те версии, которые выдвигают беларуские исследователи и историки.



5. Гипотезы беларуских исследователей

1. Начнем с исследователя Здислава Ситько: «…литва - это сословие профессиональных воинов, собранных не по этнической принадлежности, а в целях защиты своих земель».

Как следует из первоисточников, пишет Здислав Ситько, литва - это не племя. Ни из немецких хроник, ни из русских летописей нельзя выявить область первого расселения литвы. Не обозначили его и археологи. Даже в специальных научных изданиях этнотерриторией литвы признавались разные территории. Междуречье Вилии и Двины, где находят памятники материальной культуры, которые приписывают литве, населяли другие племена. А тот регион Понемонья, который считается «исторической Литвой», не имеет соответствующих археологических памятников.

Из анализа известных строк немецкой хроники - Кведлинбургских анналов ("in confinig Ruscial et Lituae" - между Русью и Литвой) следует, что слово Lituae означает название поселения. В русских летописях выразительно выявлена литва как социум, не связанный ни с определенным этносом, ни с определенной территорией. Таким образом Здислав Ситько указывает на два варианта значения слова «литва» - это поселение или социум, не связанный первоначально с каким то определенным этносом. Скорее всего воины, которые собирались вместе, чтобы защищать определенную территорию. Это, кстати, перекликается с версией Симаса Каралюнаса о том, что литва это дружина, войско.

2. Версия Алеся Жлутка.

Памятники 13-14 вв. на латинском языке, синхронные времени возникновения ВКЛ, дают такие формы Литва: Litua, Litouia, Luthowia, Luthawia (чешский учёный Шафарик утверждает, что слово лютва преобразовалось в литву). В Кведлинбургских анналах 1009 г. есть вариант Litua, Litua встречается в документах 13 в., но относится к Олтении (Румыния). В привелее угорского короля Беллы 4 от 2 июня 1247 г. есть земля литва - земли княжества воеводы Литвая. Славянский язык был на румынских землях языком делопроизводства и церкви до середины 18 в., поэтому имена Синеслав и Литавой славянские. В рукописи бискупа Христиана 13 в. говорится о том, что название Литва происходит от легендарного военачальника князя Litvo. Во владениях князя оказались земли между Бугом и Неманом, где он построил крепость Городия. Земля получила название Малая Литва. На территории Чехии и Словакии, с 1300 г. на территории словацкой округи Жилина упоминается provincial Lytwa - провинция Литва - вместе с castrum Lytwa - замком Литва. На страницах документов они встречаются уже с 1135 г.

Название литва синхронно или до возникновения ВКЛ и встречается на тех территориях, где восточных балтов нет. На этих территориях литва имеет территориальный или топонимистический характер. Формы наименования и ее локализация на славянских территориях позволяют ставить вопрос о возможности ее славянской этимологии.

3. Версия Витовта Чаропки.

Одно из названий реки Неман, пишет Витовт Чаропка, является Люта. Вероятно, от этнонима "лютичи" происходит название Литва. Сначала "Лютва" как собирательное всех лютичей. Лютичами, лютинами у велетов звали воинов-зверей; дружину велетских воинов-зверей называли "литва". Литва - значит дружина.

Здесь еще раз стоит обратить внимание, что независимо друг от друга и беларуские исследователи, и лиетувисские пришли к одному и тому же предположению. Слово «литва», возможно, означает дружину, войско. Только произошло оно не из лиетувисского языка, а из славянского. От слова литься, сливаться воедино - и окончания «–ва», которое указывает на множественное число, как к примеру в словах брат-ва, лист-ва.

4. Еще одну версию происхождения слова «литва» разрабатывал беларуский историк Павел Урбан, который жил и работал в эмиграции. По его мнению, литва – часть сильного западнославянского племени лютичей, которое издревле заселяло северно-восточную часть сегодняшней Германии между реками Одрой и Лабой (теперь – Одер и Эльба). После долгой и кровавой борьбы за свою землю с превосходящими силами немцев часть лютичей была уничтожена или онемечена, а часть их, спасаясь от неволи, еще в X веке двинулась на земли других славянских народов.

Переселение лютичей на беларуские просторы нашло подтверждение в скандинавских сагах, немецких народных преданиях и восточнославянских летописях. По мнению исследователей (П. Шафарика, П. Урбана), названия «лютичи» и «литва» образованы по имени князя-родоначальника Люта (от слова «люты», что в переводе означает «суровый»). Кстати, человека с таким именем можно встретить и в древнерусских летописях, так как сыном главы варяго-русской партии Свенельда был Лют. Что опять может указывать на то, откуда пришли варяги, под которыми, как отмечает беларуский историк и лингвист Рогалев, до 9-10 веков понимали поморских славян. В ряде славянских языков это имя произносилось и писалось еще и как Лит. Лютвой называлась литва в документальных источниках и беларуских народных сказаниях. Поселения и реки с наименованиями Лютава, Литава, Литва встречались и встречаются на всей территории, заселенной когда-то славянами: в Болгарии и Словакии, в Польше и Северной Германии. Но больше всего – на землях Беларуси.

Место, где жило раньше племя литва, точно определил и наш историк Микола Ермалович. Он первый обратил внимание на группу населенных пунктов с названиями Литва в западно-центральной части Беларуси в области между Новогрудком, Минском, Слонимом и Кревом. На этом основании, анализируя летописные сведения, он очертил тут территориальное ядро Древней Литвы. От этого ядра, с присоединением новых территорий, употребление названия расширялось и охватывало все большую территорию. Возникла новая политическая единица – земля Литовская, а затем – Великое Княжество Литовское со столицей в Новогрудке.

Как видим, слово литва, которое не смогли найти в лиетувисском языке и дать ему объяснение, само собой нашлось, если можно так сказать, в славянских языках. Несомненным является происхождение этого слова. Оно славянское и точно не лиетувисское. Можно предположить, что литва в своем первоначальном варианте - это некий союз, соединение чего-то, что может распространятся не только на людей, но и на территории, объединенные и подчиняющиеся одному правителю.

Литвой называли наш край (а нас самих – литвинами) все наши соседи аж до начала 20 века. Эти наименования окончательно уступили свое место определениям «Беларусь», «беларусы» только после принудительного присоединения наших земель к Российской империи в конце 18 века, во многом под воздействием русификаторской политики Москвы. Поэтому в историческом плане название «Литва», которое изначально определяло беларуское государство и наш народ, тождественно наименованию Беларусь, точно так же, как и «литвин» - беларус. И сами беларусы, особенно на западно-центральных территориях (около Новогрудка, Ивацевичей, Столина и в других местах) и теперь иногда называют себя литвинами.

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 22, 2011 - 04:15 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

ЗАГАДОЧНЫЕ ПЛОВЦЫ

Пол СТОУНХИЛЛ, США, Лос-Анджелес,
Член Редакционного Совета «Аналитической газеты «Секретные исследования»

Перевод с английского Михаила Голденкова

Ниже - отрывок из готовящейся к изданию новой книги известнейших уфологов Пола Стоунхилла (США) и Филипа Мэнтла (Великобритания) «Загадочные океаны – неопознанные подводные объекты в российских и международных водах».

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=272


СТРАННЫЕ ВСТРЕЧИ

Борис Грабовский был советским инженером, работавшим на первом полном электронном телепередающем канале, он автор книги «Космический биофактор». В конце 1930-х годов он взял очень любопытное интервью у человека, который с неохотой рассказал ему нечто, что относится к далекому прошлому нашей Земли.

Грабовский с друзьями исследовал пещеру около озера Иссык-Куль в Кыргызстане.

Иссык-Куль, что переводится как «горячее озеро», одно из крупнейших горных озер в мире.

Горы Транс-Или Ала-Тау и Терски Ала-Тау протянулись вдоль северного побережья этого глубокого озера. Юг водоема сопровождают горные гряды Тянь-Шаня, отделенные долиной Нарын.

С древних пор берега озера и его вода скрывают множество тайн: здесь сохранились пещеры людей каменного века, могильники скифских царей, храмы и странные рисунки на камнях, руины давно забытых городов и останки исчезнувших под водой цивилизаций.

Внутри пещеры люди обнаружили три человеческих скелета, каждый более трех метров в высоту. Скелеты были украшены летучими мышами, сделанными из серебра. Люди настолько испугались, что никому не рассказывали о своем открытии долгие годы. Они унесли и расплавили серебряные украшения, но одна серебряная летучая мышь сохранилась. Советские ученые, изучившие изделие, так и не смогли установить ее возраст.

Любопытно, что киргизская легенда рассказывает о подводном городе в озере Иссык-Куль. Правило городом некое существо с длинными ослиными ушами. В феврале 1900 года в водах Ак-Суу Гордж, около Иссык-Куля, местные пастухи наблюдали большую сферу на расстоянии 700 метров. Сфера разделилась на четыре части, поплывших в разные направления, они соединились через полминуты. Это повторилось три раза, и в конце концов сфера поплыла вперед. Этот случай был опубликован в 1992 году Михаилом Ельциным в его книге «К разгадке НЛО».

В начале двадцатого века видели и другие аналогичные киргизским гигантские скелеты загадочных людей. Несколько мальчиков в Грузии (входившей тогда в состав Российской империи) обнаружили подводную пещеру в горах, куда они проникли, нырнув в воду. Пещера была наполнена скелетами загадочных гуманоидов. Каждый скелет был около трех метров в высоту. Георгий Папашвили и его жена упоминают об этом случае в книге «Все может случиться», изданной в Нью-Йорке в 1925 году.

Летом 1982 года Марк Штейнберг (вместе с генерал-лейтенантом Геннадием Зверевым) проводил учения с аквалангистами в Туркестане, в районе военной части. Этот район примыкал к Иссык-Кулю. Неожиданно приехал генерал-майор Демьяненко, командующий военной службой аквалангистов при Министерстве обороны СССР. Он приехал, чтобы предупредить о странном случае, имевшем место на Байкале в Западной Сибири. Там так же во время учений военных дайверов были замечены странные люди, плывущие на глубине 50 метров в серебристых обтянутых костюмах. Эти загадочные пловцы были по три метра ростом и абсолютно без каких-либо приспособлений для глубоководного плаванья, кроме сферических шлемов. Командир советских дайверов всполошился и приказал задержать незнакомцев. Специальная группа из семи военных ныряльщиков бросилась вдогонку, чтобы схватить хотя бы одного из удивительных ныряльщиков.

В тот момент, когда аквалангисты попытались накрыть группу странных людей сетью, все аквалангисты были выброшены из воды на поверхность какой-то удивительной силой. Из-за декомпрессии жизни аквалангистов оказались под угрозой, а необходимого оборудования для восстановления организмов после декомпрессии не нашлось – в части имелось несколько декомпрессионных камер, но лишь одна из них работала. В нее можно было поместить лишь двух человек. Однако в камеру умудрились впихнуть четырех человек. Трое других, включая командира, погибли. Остальные остались инвалидами. Ужасные последствия, вызванные обычной советской военной расхлябанностью.

Вот почему генерал-майор, прибывший на Иссык-Куль, предупреждал, чтобы военные не повторяли ошибок, не ловили загадочных подводных пловцов. Но почему генерал приехал именно на Иссык-Куль? Может, он знал об этом озере что-то, чего не знал Штейнберг?

Чуть позже начальник штаба Туркменского военного округа получил приказ от командующего сухопутными войсками. Приказ состоял из детального анализа инцидента на Байкале. Прилагались информационные бюллетени из штаба инженерных войск, перечисляющие ряд глубоководных озер, где удалось засвидетельствовать аномальные феномены: появление существ, аналогичных байкальским пловцам, всплытие и погружение дискообразных и сферических больших объектов, сильное свечение, идущее из глубины водоема, и др.

Такие документы, без исключения, были совершенно секретными, «только для прочтения», и доступ к ним был ограничен узким кругом офицеров. Целью всей этой документации была «защита от непредвиденных случаев».

Территория части, где служил Штейнберг, также подпадала под аномальную зону, благодаря озеру Сарез (область Памира), глубиной около полутора километра. Суперчувствительное оборудование советских подводных приборов постоянно фиксировало движения в Сарезе дискообразных объектов, их всплытие на поверхность и последующий взлет в воздух. Озеро Сарез расположено глубоко в таджикских горах Памира, и оно возникло лишь в 1911 году, когда сильное землетрясение раскололо поверхность земли, из-за чего образовалась огромная дамба вдоль реки Мургоб, сейчас называемой Усой-Дам.

Вся местность достаточно сейсмически активна. Возможно, что часть правого берега из-за землетрясения может рухнуть в воду, образовав гигантскую волну, которая перехлестнет через берег и, вероятно, повредит естественную дамбу, создав разрушающий поток, устремляющийся вниз к Аральскому морю. С 2004 года озеро находится под наблюдением, чтобы предотвратить случаи обрушения ее дамбы. Согласно отчетам советских военных, упомянутых Марком Штейнбергом, НЛО «следят» за озером с 1980-х годов.

Мы хотели бы добавить, что согласно информации российского полковника В. Правдивцева, ученого и режиссера, наиболее частые наблюдения НЛО и НПО (Неопознанные плавающие объекты) в течение 1980-х годов имели место в северных морях СССР. Это в частности утверждается в статье «Кто вы, ихтиандры» в газете «На грани невозможного», выпуск 4(232) 2000 г. К примеру, российские уфологии проанализировали информацию, что лишь за 1980 и 1981 годы жители Кольского полуострова видели множество НПО, вылетающих из воды.

Также и Центральная Азия представляет интерес для НЛО и НПО. Михаил Демиденко, российский писатель, ушедший из жизни в 2003 году, провел некоторое время на берегу Байкала в 1986 году, аккредитованный Союзом писателей СССР. Там он узнал от местных рыбаков о том, как за несколько лет до этого советские военные аквалангисты вылетели из воды на десять-пятнадцать метров. Это сильно удивило рыбаков. Они так и не узнали, что же случилось на самом деле. Демиденко установил, что рыбаки рассказывают о том самом эпизоде с захватом трехметровых загадочных пловцов. Узнать что-то у военных у него, впрочем, не получилось. В конце концов писатель поговорил с полковником из директората логистики, который постарался помочь ему. Демиденко узнал от него, что имеется строгий приказ не распространяться об этом случае.

Демиденко знал китайский язык, был военным переводчиком и служил в свое время в Китае, где в 1954 году разговаривал с монахом-монголом, хорошо говорившим по-русски. Монах рассказал ему о горных пещерах в Тибете, где трехметровые гиганты все еще спят в анестезии. Однажды они должны проснуться – так сказал монах. Демиденко также слышал рассказы, как китайские военные обнаружили одну из таких священных пещер, вынесли из них «спящих гигантов-амфибий» и публично повесили их.

В своих книгах Демиденко подчеркивал, что и германские нацисты проявляли большой интерес к легендам о гигантах из подземных городов Тибета. Именно поэтому Гитлер посылал специальную экспедицию в Тибет на поиски таинственных городов и гигантов, как и загадочной Шамбалы.

От себя добавим, что еще в 1904 году на озере Байкал были замечены появления НЛО: черные объекты с огнями, летящие по небу; объекты со странными колесами, освященные множеством огней; объекты в форме сигары с «сигнальными» огнями; объекты, совершающие сложные маневры и приземления. Те, кто работал на Трансбайкальской магистрали, рассказывали о загадочных сферах с огнями по всему периметру.

Республика Бурятия расположена в центральной части азиатского континента. Общая территория ее составляет 351,3 кв. км, примерно с территорию Германии. Бурятия примыкает к регионам Читы и Иркутска, Республики Тува и Монголии, а также упирается в Байкал. Согласно бурятским легендам, Байкал не имеет дна. Озеро связано со всеми океанами, морями и реками. В глубине озера находится серебряный замок Эрлик-Хана, правителя Судеб.

Русский историк и писатель Алексей Тиваненко, живущий в бурятском городе Улан-Удэ, изучил историю сибирского озера. Согласно его исследованию, НЛО наблюдались на Байкале в течение двух последних столетий. К примеру, в 1884 году в «Иркутских хрониках» Н. С. Романов описывает гигантскую сферу со множеством отверстий-портов, замеченную над Байкалом. Этому было множество свидетелей. В те времена еще не существовало самолетов, дирижаблей или метеозондов. Тиваненко, как и другие люди, живущие на озере, регулярно наблюдает НЛО как над Байкалом, так и в небе Бурятии.

Осенью 1965 года гигантский светящийся сигароподобный объект пролетел через Байкал, оставляя позади типичную инверсионную струю, но не издавая абсолютно никаких звуков. Размер НЛО составлял примерно 250 метров в длину. Достигнув гор Хамар-Бадан, НЛО выпустил еще три небольших объекта сферической формы из нижней своей части. Эти сверкающие объекты были желтого, розового и голубого цвета, и они летели в различных направлениях с той же скоростью, что и «сигара». Много позже историки обнаружили сведения о подобном НЛО в официальном бюллетене Комиссии по аномальным феноменам.

В Бурятии рассказывают, как в горах, окружающих Кудара-Сомон, приземлился аппарат. Из него вышел гуманоид в блестящем комбинезоне и что-то осматривал на своем аппарате. Некоторые местные, среди них и работник милиции на мотоцикле, попытались приблизиться к аппарату. Но как только они попытались это сделать, объект взлетел и полетел в сторону Монголии. Тиваненко опубликовал на эту тему статью в газете «Пипл» (17 июля 2009 года). Возможно, что этот случай относится непосредственно к борисоглебским гигантам, о чем ниже. Эдуард Ермилов, выдающийся российский ученый из Института центра радиопсихологии, привлекался к государственной секретной программе «Сетка» и изучал случай 1982 года с аналогичными гигантами.

Борисоглебск расположен в районе Воронежа, самого активного района наблюдений НЛО, согласно информации А. Плаксина, эксперта Министерства оборона РФ. Специальная военная комиссия была создана в 1980-е годы, чтобы изучить НЛО различных форм и размеров, наблюдаемые военными.

Полковник Герман Колчин и известный российский исследователь паранормального Михаил Герштейн докладывали, что 26 мая 1982 года, во время потери связи с самолетом МИГ-21, был замечен НЛО на высоте 1500 метров. На следующий день поисковая группа, находясь в лесу села Поворино, вышла на чистую поляну, где они заметили человекоподобную фигуру. Гуманоид был ростом в три с половиной метра, одетый в серебристый комбинезон с зеленоватым оттенком. После того, как гуманоид исчез из поля зрения, свидетели увидели за деревьями взрыв. Этот эпизод подтвердил со слов Ермилова полковник Колчин в его книге «Феномен НЛО – Взгляд из России», изданной в 1997 году.

Загадочные пловцы, тем не менее, не исчезли из России. «Комсомольская правда» в 2000 году опубликовала статью А. Павлова о том, как в 1990 году военная бригада под Тимофеевкой была поднята по тревоге после того, как часовой дал предупредительный выстрел вверх. Часовой утверждал, что видел двух людей в серебристых обтянутых комбинезонах. Люди было около двух с половиной метров в высоту, и они пришли из соседней дубовой рощи. Сразу после предупредительного выстрела «серебряные» великаны побежали обратно. Земля была мокрой после дождя, и российские офицеры из контрразведки обнаружили большие отпечатки несколько бесформенных ступней.

Екатерина Воронцова опубликовала любопытную заметку в журнале «НЛО», выпуск №3 за 2001 год. Она пишет, что российские разведывательные службы рассекретили материалы КГБ касательно НЛО. Согласно этим материалам, в 1984 году в Балтийском море видели необычную рыбу с борта субмарины. Три огромных «рыбы» выглядели, как пловцы в серебристых купальниках. Все это наблюдалось на глубине 400 метров, куда никакой купальщик заплыть не может. Да и размер «пловцов» был явно не человеческим – около трех метров.

Б. Боровиков охотился на акул в Черном море много лет. Затем произошло нечто, что остановило его хобби раз и навсегда. Погружаясь в воду в районе Анапы, Боровиков нырнул на восемь метров. Там он увидел гигантских существ, поднимающихся из глубины. Они были молочно-белого цвета, но с гуманоидными лицами и чем-то, что напомнило Боровикову рыбий хвост. Существо, возглавлявшее группу, заметило Боровикова и остановилось. У него были огромные выпученные глаза, словно они были под каким-то защитным стеклом. Два других также остановились, поравнявшись с первым, который махнул рукой, обычной с вида рукой, но с перепонками между пальцев, в сторону человека. Они все остановились достаточно близко от Боровикова. Затем они повернулись и уплыли прочь. Воспоминания Боровикова об этом случае были опубликованы в 1996 году в книге Н. Непомнящего «ХХ век, хроника необъяснимого».

Нечто похожее произошло и с Д. Поваляевым под Кавголово (Ленинградская область) в 1990-х годах. В одном из озер этого края он также заметил каких-то огромных рыб, нырнул и увидел пловцов в серебристых костюмах.

КТО ОНИ?

Кто же эти загадочные пловцы? Возможно, что на этот вопрос ответит индийская мифология.

Бог Индра олицетворяет атмосферу. В Ведах он стоит первым среди других богов. Арджуна (Белый) был сыном Индры, и у него было четыре брата. Когда все пять братьев ушли в изгнание на тринадцать лет, Арджуна добрался до Гималаев, чтобы достичь богов и обрести от них оружие для использования его в войнах. Хотя он воевал с богом Шивой, который прятался под различными обличиями, тем не менее, Арджуна преклонялся перед ним. Шива дал ему пасупату – оружие, похожее на антиракетное устройство. Индра также одарил Арджуну мощным оружием и отвез его в своей повозке на небо. Там Арджуне показали, как обращаться с оружием, и он дал обещание Индре никогда не использовать это мощное оружие против смертных, кроме тех случаев, когда «все другие мои вооружения будут разбиты». Позже Индра послал его с миссией против дайтиасов морских. Дайтиасы были титанами, рожденными от Дити (богиня) богом Касиапа, после войны демонических гигантов и богов. Сыновья Касиапа от Дити стали азурасами, а сыновья от Адити (сестры Дити) – дэвами (адитиасы). Нивата-кавашас, что на санскрите значит «одетый в непробиваемую броню», были классом дайтиасов, идущим от Прахлада – сына Гираниякасипу.
Согласно индийскому писателю Джиджиту Надумури Равви, на санскрите слово ни-вата-кавача означает «нет (ни), воздух (вата), защита (кавача)», что можно перевести как «безвоздушная капсула» или «носить одежду (защиту), не пропускающую воздух». Некоторые исследователи полагают, что это описание скафандра. Равви полагает, что таким названием могли называть плотные облегающие костюмы, не пропускающие воздух.

Теперь Гиранякасипу в своих войнах с богами получил грозное оружие и мог жить спокойно. После смерти своего отца Прахлада стал царем даитиасов.

Согласно Махабхарате, эта раса демонов азуров (данава) в Ведах насчитывала 30 миллионов обитателей и проживала на дне океанов. Данавы были сыновьями Дану. Они восстали против богов, но были разбиты. После поражения данавы были отправлены на дно самого глубокого океана и там заперты Индрой. Как говорит мифология Индии, нивата-кавачи были данавами или демонами. Они были как люди, но с рыбьими хвостами и прочими рыбьими атрибутами. В Махабхарате поражение нивата-кавачи описывается, как достижение Арджуны. Индра приказал ему биться против нивата-кавачи, его врагов, чья сила увеличивалась. Боги боялись их. «Мои враги, эти данавасы, называемые нивата-кавача, живут в гротах на дне океана. И их числом тридцать миллионов»…
Арджуна использовал повозку или колесницу, некое приспособление на колесах, управляемую Матали. Арджуна использовал оружие, создающее иллюзии (ненастоящее оружие, похожее на самое смертоносное). Азуры в свою очередь также использовали «иллюзию ужасного оружия», как и тектоническое и ультразвуковое оружие.

Во время войны реальность вокруг них погрузилась во мрак, словно исчезла, погрузилась под воду. Атаковав таким «страхом» нивата-кавачи, Арджуна победил их и услал их к Йама (бог смерти). Но и враги Арджуны тоже применили оружие «иллюзии», и Арджуна не мог их больше видеть. В конце концов Арджуна выиграл битву. Нивата-кавачи были разбиты. Но, вероятно, не все. Кое-кто все еще живет на глубине океанов, морей, и даже рек и озер.

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 22, 2011 - 04:14 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

МИФ О «ТРИЕДИНОМ НАРОДЕ»

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

В XIX веке царизм придумал ненаучный миф о «триедином русском народе», состоявшем из великороссов, малороссов и белорусов. К сожалению, и сегодня кое-кто продолжает верить в эту выдумку.

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=271


СРЕДИ МИФОВ

Москвичка Татьяна Миронова, член-корреспондент Международной Славянской академии наук, доктор филологических наук, опубликовала в украинском издании «Новый Регион» статью с сенсационным названием «Русские, украинцы и белорусы являются единым народом».

Все национальное беларуское и украинское, включая языки, она отвергает как «дурное польское влияние», а также отвергает государственность Украины и Беларуси. Возникает вопрос – правильно ли называется «Международная Славянская академия наук», членом-корреспондентом которой является Миронова? Ведь там не признается национальная самобытность беларусов и украинцев, а поляки подаются как «враги славян».

Татьяна Миронова пишет:

«Как легче всего ослабить, обескровить народ? Ответ прост и проверен веками. Чтобы ослабить народ – его надо раздробить, раскроить на части и убедить образовавшиеся части, что они есть отдельные, самостийные, сами по себе, даже враждебные народы.

В середине XIX века мы беспечно приняли так выгодную полякам, немцам, евреям идею дробления русских на три самостоятельных «народа» - русских, украинцев и белорусов. Новоиспеченным народам - украинцам и белорусам - стали спешно создавать отдельную от русского народа историю. В самостийных украинских учебниках 20-х годов XX века украинцы повели свое происхождение от «древних укров». Украинцам и белорусам изготовили собственные литературные языки – украинский и белорусский, которые подражали польским литературным моделям, хотя в ту пору малорусское и белорусское наречия русского языка, именно так они именуются в словаре В. И. Даля, отличались от русского литературного языка, как диалекты Смоленщины или Вологодчины, и языковеды по сию пору не находят на картах четких границ между говорами русских, белорусских и украинских народов. Народная языковая стихия доказывает их родство, однако ж украинский литературный язык, напротив, стремится отсечь украинцев от русского корня. Исследования выдающегося слависта академика Н. И. Толстого убедительно доказывают, что литературный украинский – искусственное новообразование, на треть состоит из германизмов, немецких слов, на треть – из полонизмов, слов польского языка, и на треть - из варваризмов, наречия поселян Украины».

Тут все поставлено с ног на голову. Давайте разбираться.

Что значит фраза «В середине XIX века мы беспечно приняли так выгодную полякам, немцам, евреям идею дробления русских на три самостоятельных «народа» - русских, украинцев и белорусов»? Кто такие «мы»? Царизм? Все наоборот – именно в середине XIX века появилась бредовая концепция «западнорусизма», которая объявляла литвинов (переименованных царизмом в «белорусов»), русинов (украинцев) и московитов («русских») якобы одним народом. До этого никто эти три народа не считал даже родственными. Например, Михалон Литвин в своей книге «О нравах тартар, литвинов и мосхов» («De moribus Tartarorum, Litvanorum et Moschorum») писал, что мосхи (московиты-мокшане) вообще нехристианской веры, как и татары – поскольку московиты в то время (начало XVI века) исповедовали Несторианскую веру.

Беларуский историк В. Орлов отмечал:

«Для меня и моих коллег, профессиональных историков нового поколения, которые рассматривают прошлое с позиций существования белорусской нации и государственности с многовековой традицией, совершенно очевидно, что версия происхождения восточных славян из «единого корня» — это плод творчества российских ученых XVIII-XIX вв., призванных обосновать притязания кремлевских правителей на белорусские и украинские земли. Логика тут чрезвычайно простая: поскольку мы, мол, из одного корня, значит, и жить должны в одном государстве — разумеется, в русском.

Реальное существование единой древнерусской народности, откуда якобы вышли белорусы, украинцы и русские, ничем не доказывается. С самого начала этногенез трех народов происходил на разных территориях и с участием разных этнических компонентов.

…В летописях вы не найдете названия «Киевская Русь». Территория, которую обозначают таким образом, не была единой ни этнографически, ни тем более политически. Полоцкое княжество, откуда берет начало белорусская государственность, попадало в зависимость от Киева на считанные годы, и каждый раз киевлянам приходилось для этого применять оружие. В 1129 г. при сыне Владимира Мономаха Мстиславе полоцких князей удалось выслать в Византию, но спустя три года Мстислав умер, и Полоцк снова стал независимым. Государство Рюриковичей было лишено главного признака, характеризующего этническую общность, — единого самосознания. До середины XIII в. летописцы называют население Беларуси прежними именами — кривичи, дреговичи, радимичи. Не только Полоцк, но и Новгород, Ростов, Суздаль, Рязань не считались в то время Русью, а, напротив, ей противопоставлялись. За Владимиро-Суздальской землей это название закрепилось только со второй половины XIII в., когда население белорусских земель уже представляло собой отдельное этническое целое».

Доктор биологических наук, лауреат Государственной премии Беларуси Алексей Микулич в интервью 30 июня 2010 года сказал, что антропологически (по генам и внешности) беларусы близки мазурам Польши, а не украинцам и русским, причем русские близки по генам финно-уграм. Ибо и являются славянизированными финнами, а не славянами.

Вернемся к словам Татьяны Мироновой: «Новоиспеченным народам - украинцам и белорусам - стали спешно создавать отдельную от русского народа историю».

Простите, а какая могла быть «НЕ ОТДЕЛЬНАЯ» от русского народа история, если до российской оккупации 1795 года литвины-беларусы никогда не жили под властью Москвы-Петербурга. Мало того, московиты являлись главным историческим врагом беларусов на протяжении многих веков. Достаточно напомнить, что только в войне 1654-1667 годов московиты по указанию царя уничтожили половину беларуского населения, 300 тысяч беларусов увели в кандалах в рабство.

И почему беларусы – это в середине XIX века «новоиспеченный народ»? В энциклопедии «Беларусь» сказано: «В 13-16 веках сформировался беларуский этнос». Как видим, не в середине XIX века, и не в составе Российской империи – то есть «вместе с русским народом», а в своем национальном государстве литвинов-беларусов – ВКЛ.

«ИСКУССТВЕННЫЕ ЯЗЫКИ БЕЛАРУСОВ И УКРАИНЦЕВ»

Татьяна Миронова утверждает, что в середине XIX века «Украинцам и белорусам изготовили собственные литературные языки – украинский и белорусский, которые подражали польским литературным моделям». Кто же в царской России изготовил украинцам и беларусам собственные литературные языки? Царизм?

На самом деле царизм ЗАПРЕТИЛ беларуский язык в 1839 году, украинский – в 1861. По указу царя в 1839 году были сожжены все Библии на беларуской мове, было запрещено использовать беларуский язык в богослужениях – нашу паству, абсолютно не понимавшую московскую речь, состоящую наполовину из татарских и финских слов, заставляли обращаться к богу на этом иностранном языке.

И что значит «подражали польским литературным моделям»? С какой стати? Доктор филологических наук должна знать, что всякий литературный язык формируется на основе преобладающих в коренном населении говоров – иначе он будет непонятен населению. Поэтому если Миронова узрела в наших беларуском и украинском языках нечто «польское», то это не «искусственное», а из языка наших селян. А они-то никакими поляками никогда не были.

Действительно, «языковеды по сию пору не находят на картах четких границ между говорами русских, белорусских и украинских народов». Но объясняется это только тем, что земли Смоленской, Курской, Брянской областей и части Псковской и Тверской – это этнически беларуские земли западных балтов кривичей, которые были захвачены у нас Россией. Там в деревнях по сей день говорят не на русском языке, а на беларуском – который Миронова считает «испорченным полонизмами русским языком». Но кто же портил «полонизмами» язык селян на Смоленщине или Брянщине?

Что вообще подразумевает филолог под термином «полонизмы»? Она пишет: «Исследования выдающегося слависта академика Н. И. Толстого убедительно доказывают, что литературный украинский – искусственное новообразование, на треть состоит из германизмов, немецких слов, на треть – из полонизмов, слов польского языка, и на треть - из варваризмов, наречия поселян Украины».

Никаких «германизмов» в украинском и беларуском языках нет, есть только пласты архаичной индоевропейской лексики. Это не «немецкие слова», а древние индоевропейские. И они не только в литературном языке Беларуси и Украины, но в самом народном языке. Что касается «слов польского языка», то это не «ПОЛЬСКИЕ» слова, а ОБЩЕСЛАВЯНСКИЕ слова. В Международной Славянской академии наук этого, конечно, не знают, там поляков славянами не считают. Что касается «варваризмов, наречия поселян Украины», - то это непонятно. Неужто коренное население Украины – это варвары? Получается, что Татьяна Миронова говорит о едином народе русских и варваров Украины и Беларуси???

Если это якобы «триединый народ», то почему в таком случае беларусы, украинцы, поляки, чехи, словаки говорят в знак согласия славянское «Так», а русские говорят «Да» - как болгары, турки и румыны с молдаванами?

Эта странность объясняется просто. Коренное финское население Центральной России учили славянскому языку болгарские попы – с приобщением паствы к христианству. Отсюда и пришло в язык московитов балканское «Да», которое чуждо славянскому языку.

Языки беларусов и украинцев – на порядок древнее юного русского языка, который сформировался только во времена Ломоносова. Вот лишь один яркий пример. Ватрушки - мучное сдобное изделие славянской кухни. В России сие название появляется только в середине XIX века – как перенятое у славян-соседей. И это очень странно, так как это название распространено исстари у всех славян – в украинском, польском, чешском, беларуском, сербском, хорватском языках. Название происходит от древнеславянского слова ВАТРА – очаг, огонь, имеющего одинаковый исходный смысл у всех славянских языков. А вот в юном русском языке его нет. Так ватрушки показывают совершенно юное рождение русского языка (искусственного и не исторического славянского), не имеющего никаких древних славянских традиций.

Что касается беларуского языка, то, как я аргументировано показал в статье «Дославянский язык беларусов» (№13, 2010), он стал формироваться в нынешнем виде в начале XVI века, а до этого в деревнях население говорило не на славянском городском койне, а на своем западно-балтском наречии кривичей, ятвягов и дайновичей. Однако отличие между беларусами и русскими в том, что субстратом беларуского славянского языка был западно-балтский язык (индоевропейский и самый близкий славянскому языку – смешению языка готов и западных балтов), а вот субстратом нынешнего русского языка, как считают сами российские лингвисты, были финские языки коренного населения Центральной России (Московии) – то есть вообще не индоевропейские.

(Субстратом украинского языка были индоевропейские языки днепровских балтов и ираноязычных сарматов (аланов), сегодня их язык сохранился в виде осетинского языка (от языка последних появились гидронимы Дон, Днепр, Днестр) – коренного до славянизации населения Центральной и Западной Украины. Восточная же Украина населена, как Московия, славянизированными финскими племенами – отсюда и нынешние конфликты в этой стране – конфликты между разными субстратами.)

Татьяна Миронова считает, что беларуский и украинский языки «испорчены полонизмами» в сравнении с – надо полагать – чистым от полонизмов русским языком.

Хорошо, пусть слово «сябр» - полонизм. Но что тогда не полонизм? Слово «товарищ»? Но это – татарское, ордынское слово (произошло от такого же татарского «товар»), это вообще не славянское и не индоевропейское слово. Миронова хочет, чтобы беларусы и украинцы забыли свое индоевропейское слово и стали вместо него использовать татарскую лексику в русском языке?

Пусть слова «госпадарка» и «госпадар» - полонизм. Менять его на «не полонизм» русское «хозяйство» и «хозяин»? Но это ордынские слова от «хозя», «ходжа», вошедшие в язык московитов в ордынский период. Так с какой стати мы, в Орде не жившие, должны использовать конструкцию «хозяин колхоза» или «хозяин машины» - буквально «ходжа колхоза» и «ходжа машины»? Зачем менять наши индоевропейские слова на неиндоевропейские и неславянские?

Пусть слово «гроши» - «германизм». Но это все-таки индоевропейская лексика – в сравнении с навязываемым нам русским словом «деньги» - от ордынского «тэнге».

В русском языке гораздо меньше славянской и индоевропейской лексики, чем в беларуском и украинском. Вся лексика царской России XIX века в сфере торговли и в сфере народной одежды – была целиком взята из татарского языка.

Татьяна Миронова нашла, что беларуский и украинский языки «подражали польским литературным моделям». Конечно! Ведь литературный русский язык – никакой не славянский, а только полуславянский, он наполовину основан на финской грамматике. Ясно, что раз у других славянских языков нет этих самобытных русских реалий языка – то они якобы все «под полонизмом», в общем – и не славянские вовсе.

Русский язык – это единственный индоевропейский язык, где глагол «иметь» заменяется, как в финских языках, конструкцией с глаголом «быть»: «у меня есть», «у нас есть», «у них есть» - вместо индоевропейского «я имею», «мы имеем», «они имеют». Почему? А потому что в финских языках нет глагола «иметь», он в них заменен этой конструкцией с глаголом «быть».

Поскольку субстратом русского языка был финский язык – то русская грамматика и унаследовала многие черты финской неиндоевропейской грамматики. Это и многопадежность русского языка в создании разных падежных окончаний для форм одного падежа (в финских языках до 22 падежей). Это и наличие частиц «-ка» и «-то», что является прямым заимствованием у финнов и не присутствует ни в одном ином индоевропейском языке. И финская окающая фонетика, и много другое, о чем писали российские лингвисты, исследуя финский субстрат русского языка.

Так почему русский язык не похож на беларуский и украинский? Вовсе не потому, что, как считает Татьяна Миронова, эти два языка «испорчены польским влиянием». А потому что сам русский язык формировался на субстрате финских языков и формировался в ордынский период, впитав целые пласты татарской лексики.

Так что вопрос «чей язык более испорчен» - если такой вопрос вообще имеет право на научную постановку (а это делает Татьяна Миронова, хотя я такой вопрос считаю ненаучным и неэтичным) – должен иметь такой ответ: более всех «испорчен» финским и татарским влиянием русский язык, и он более всех отстоит от других славянских языков. Во всяком случае, все славяне понимают другие славянские языки без переводчика, и только одни русские не понимают ни один другой славянский язык. Потому что в других славянских языках нет финского субстрата и нет татарской лексики.

Мне непонятны и обвинения в том, что у беларусов в их языке нет русских языковых реалий, а есть якобы «полонизмы». Простите, но мы не жили в Орде, а жили в Речи Посполитой. Язык формируется на основе реалий жизни. Если Татьяна Миронова считает, что нам надо освободить язык от полонизмов – то чего тогда она не призывает освободить свой русский язык от ордынской лексики? Почему не требует запретить слова татарской лексики «деньги», «товарищ», «хозяин»? Почему не требует использовать форму «я имею» вместо финской «у меня есть»? Где последовательность?

На деле получается, что под предлогом «избавления от полонизмов» член-корреспондент Международной Славянской академии наук требует от беларусов и украинцев отказаться от своих индоевропейских языковых реалий – и вместо них принять финские грамматические нормы литературного русского языка и татарскую лексику русского языка. Мне такая замена индоевропейского на не индоевропейское кажется совершенно нам не нужной.

«БЕЛАРУСЬ И УКРАИНА – ЭТО ЗАГОВОР ВРАГОВ»

Татьяна Миронова рассказывает:

«Идея переделывания русских в «щирых украинцев» была щедро профинансирована австрийским правительством. В городе Львове, входившем тогда в состав Австрии, историк М. С. Грушевский сочинил «Историю Украины-Руси», где князей русских Владимира Святославича, Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха поименовали украинскими князьями, писателей Николая Гоголя и Николая Костомарова принялись именовать великими украинскими писателями и переводить их труды на украинский язык, который, в свою очередь, был сотворен из тех самых полонизмов, германизмов и варваризмов так, чтобы ни в коем случае не походил на русский литературный язык. Переводы эти выглядели довольно дикими. К примеру, шекспировская фраза Гамлета «Быть или не быть: вот в чем вопрос?» в так называемом литературном украинском переводе Старицкого получила несвойственную благородному принцу датскому базарную развязность: «Буты чи не буты: ось-то заковыка?»»

Оставляю в стороне вопрос о том, что смеяться над другими языками (или приписывать им «базарную развязность») – это дурной тон.

Член-корреспондент: «Вот так вредоносная идея, всего-навсего словесная игра, затеянная с национальным именем русский, смогла расчленить и ослабить единый народ, породить взаимную неприязнь у единокровных братьев. И сколько теперь нужно усилий, какую громадную гору неприязни и лжи нужно ниспровергнуть, чтобы побороть эту вредоносную идею, а вместе с ней и искусственное разделение русских на три «восточнославянских народа» - русских, украинцев и белорусов».

На мой взгляд, именно Татьяна Миронова забивает огромный клин в наших отношениях, не признавая наши уже не этносы – а с 1920-х – НАЦИИ беларусов и украинцев, не признавая наши языки наций, не признавая наше право наций на свою Государственность, не признавая, наконец, право членства в ООН соучредителей этой организации – Беларуси и Украины.

Все это она отрицает, но при этом – вот парадокс! – считает себя «другом славян».

Непонятно, почему существование наций беларусов и украинцев она называет «вредоносным»? «Вред» тут только великодержавному имперскому шовинизму, а Киеву и Минску – польза, ибо надоело быть марионетками то Варшавы, то Москвы. Впрочем, если сторонники версии о «происхождении России из Киева» так хотят объединения, то пусть Россия распускает свое правительство и переносит столицу в Киев: в Киевской Руси правили киевские князья – вот пусть и сегодня украинская власть правит Россией. Однако такой вариант радетелей «единства» никак не устраивает: в их представлениях Беларусью и Украиной должны править только Кремль и Газпром. Получается, что под ширмой демагогии о «триедином народе» - на самом деле проталкивается идея власти Кремля и московской олигархии над Беларусью и Украиной.

Заканчивает свою статью Миронова так:

«Русские, украинцы, белорусы – суть один народ, ибо рождены из одного русского корня, единокровные братья и братья по Вере. Наречия украинское (малорусское), белорусское и великорусское отличаются друг от друга меньше, чем немецкие диалекты между собой. Потому и русским, и украинцам, и белорусам, помня наше родство, надо уметь пренебрегать ухищрениями врагов русского единства и русской силы, пытающихся нас разделять и ссорить. Формула нашего национального разделения, универсально высказанная в завещании польского русофоба Мерошевского, должна стучать в наши сердца, не давая забывать о том, что русские, украинцы и белорусы есть один язык, один род и одна кровь».

Никакого «одного русского корня нет», и по вере мы не братья. При оккупации Беларуси-ВКЛ Россией в 1795 году у нас было среди населения в нынешних границах Беларуси: 38% католиков, 39% униатов, 10% иудеев, 6,5% православных. Это с кем же россияне у нас в ВКЛ «братья по вере»? С иудеями? С католиками и униатами?

Странно, что доктор наук оперирует не фактами, а заклинаниями советской пропаганды.

Про наречия «белорусское» и очень «малорусское» (то есть нерусское, мало там русского, такой смысл) – было сказано выше. Что касается паранойи про «врагов русского единства и русской силы, пытающихся нас разделять и ссорить», то это чисто постимперское словоблудие великодержавников, которые хотят Минск и Киев видеть и в XXI веке сателлитами Кремля.

В таком аспекте само нынешнее существование независимых Беларуси и Украины представляется радетелям Русской Империи – русофобией.

Но нет ничего нового – все уже было. Точно так в 1930-е годы, когда Западная Беларусь и Западная Украина входили в состав Польши, польские великодержавные академики заявляли, что стремление беларусов и украинцев к своей национальной идентичности – это «полякофобия», что беларуский и украинский языки – это тот же самый польский язык, только испорченный влиянием языка «мосхов». Что наши внешние враги великой и могучей Речи Посполитой («московиты» главным образом) стараются разъединить нашу общность единокровного посполитого народа, у которого, как писала Татьяна Миронова, «есть один язык, один род и одна кровь»

Так что мы это уже проходили. Дежа вю – пусть под иным акцентом, но смысл тот же самый.

Я не согласен со словами Пушкина, сказанными после нашего антироссийского восстания 1830-1831 годов: «С кем быть Литве – извечный спор славян». Почему именно «с кем быть»? А разве нет альтернативы быть самими собой?

Вопрос риторический…

БОЛЬШЕВИЗМ ПРОТИВ БЕЛАРУСИ

Нынешние ненаучные и чисто политические декларации о том, что, дескать, беларусы и русские – это «один народ», являются только повторением указаний вождей СССР о ликвидации всех нерусских народов (и примером того, как политика грубо калечит научные представления, плодя нелепые мифы).

В послереволюционной статье Ленина «О национальном и национально-колониальном вопросе» сказано:

«Разграничение наций в пределах одного государства вредно. Мы, марксисты, стремимся сблизить и слить их. А так как слияние народов возможно только при ассимиляции нерусских народов в русском, значит, именно в этом и должна заключаться национальная политика большевиков».

Это – чисто фашистское утверждение (аналогичное говорил Гитлер о полной германизации лужицких сорбов и других коренных славян Германии, о ликвидации их культуры и языка), и реализовывалось оно затем в СССР чисто фашистскими методами. Кстати говоря, этой же «логикой Ленина» руководствовались сербы Милошевича в Югославии – что вызвало там гражданскую войну. И этой же «логикой Ленина» руководствовались грузины Гамсахурдиа, которые упразднили автономии Южной Осетии и Абхазии, упразднили их языки и перевели в паспортах их фамилии на новые с грузинскими окончаниями. Мол, это «один грузинский народ». Чем это обернулось в Грузии – мы все знаем. Однако непонятна логика российских радетелей «триединого народа» - почему они только русский народ считают «триединым», а грузинский «триединым» не признают – наоборот войной на Грузию пошли именно из-за отрицания «триединого грузинского народа»? Снова двойные стандарты?

Безусловно, концепция Ленина является преступной – в том числе по меркам ЮНЕСКО, где национальная самобытность охраняется ООН, а всякая преднамеренная ассимиляция считается этноцидом. Не удивительно, что А. Авторханов в книге «Империя Кремля: Советский тип колониализма» (Мюнхен, 1988) подчеркивает, что Ленин был «больше великодержавник, чем все русские цари, вместе взятые, и больше империалист, чем любой император в истории».

Согласно плану вождей большевизма, русификацию следовало начинать не сразу – а через «коренизацию», что означало внедрение идей большевизма в нерусское население на их родных языках – а уже затем, когда населению привьется большевистская идеология, его следовало русифицировать. Если же начинать прямо с русификации, то идеи большевизма будут восприниматься населением как чуждые и колониальные – при этом население их вообще не поймет из-за незнания русского языка.

Период «коренизации» длился до 1929 года. В БССР тогда беларуский язык был языком даже армии – причем, в обязательном порядке учили беларускую мову даже офицеры из РСФСР, которых командировали служить в БССР. (Парадокс – но Красная Армия БССР до 1929 года говорила на беларуском языке, а армия независимой и буржуазной Республики Беларусь за 20 лет своего существования так и не может вернуться на свой язык!)

Во всех учреждениях БССР тогда использовался государственный беларуский язык, его учили государственные и партийные работники небеларуского происхождения. Глядя на это, и в Польше были вынуждены тоже ввести беларусизацию на территории Западной Беларуси, но когда СССР свернул «коренизацию» к 1929 году – ее свернули и в Польше.

Начался, согласно плану Ленина, этап русификации нерусских народов СССР. Проводил его Сталин, который, по формулировке Ленина, был «истинно русским человеком, великороссом, шовинистом, в сущности подлецом и насильником».

Уже в ноябре 1927 года в Беларуси любые проявления национального самосознания были объявлены, по требованию Сталина, «мелкобуржуазным национализмом» и «национал-демократизмом», а Франциск Скорина запрещен как «жупел мелкобуржуазных студентов-националистов». Резолюция XI съезда КП(б)Б по этому вопросу гласила:

«В прошлом [люди с беларуским национальным сознанием] были прогрессивным явлением, боролись с самодержавием и давали отпор угнетению русского царизма, но в условиях диктатуры пролетариата сделались контрреволюционным явлением».

Начались процессы над той частью интеллигенции БССР, которая являлась генератором национального самосознания народа. Среди прочих сфабрикованных процессов первым ударом по Беларуси стало дело о «Союзе освобождения Беларуси» (1930-31 гг.). Жертвами этой фальсификации стали 108 деятелей беларуской науки и культуры. Среди них ученые из Академии наук, преподаватели высших учебных заведений, литераторы, журналисты, театральные деятели и даже бывшие наркомы БССР.

Их обвиняли в том, что они поставили своей «окончательной целью отрыв Белоруссии в этнографических границах от Советского Союза и создание так называемой Белорусской Народной Республики».

Никто из высланных и посаженных домой не вернулся. После отбытия сроков заключения или ссылки все они без следствия и суда получили новые приговоры. Почти все эти люди погибли. Вернуться домой через 25 лет довелось лишь нескольким.

Аналогично в УССР в 1930 году было сфабриковано дело о мифическом «Союзе освобождения Украины» - уничтожено 42 видных деятеля украинской науки и культуры. Вся вина их, как и 108 беларуских ученых и деятелей культуры (а также тысяч других, в том числе репрессированных уже из «освобожденных от Польши» Западной Украины и Западной Беларуси), была только в том, что они не верили в «триединый народ».

Это делает концепцию Татьяны Мироновой (и иных нынешних политиков) о «триедином народе» - такой же кровавой, как концепции нацистов Гитлера, которые точно так истребляли всех, кто был не согласен с «расовой теорией». То есть, всякий, кто сегодня разделяет эту идею о «триедином народе», - автоматически становится соучастником преступлений сталинизма, замазывает себя в крови жертв, единственная вина которых была в том, что они не верили в «триединый народ».

А.А. Грицанов и А.Е. Тарас пишут в книге «Научный антикоммунизм и антифашизм» (Минск, 2010):

«Подавляя «местный национализм», московское руководство фактически пыталось уничтожить национальное самосознание десятков миллионов людей. Расправы с национальными меньшинствами длились несколько десятилетий. Уже в предвоенные годы началось массовое выселение целых народов. Жертвами депортации стали поляки, курды, корейцы, буряты и другие. Цифрой 3,5 миллиона исчисляется число людей, репрессированных исключительно по национальному признаку с середины 1940-х по 1961 год. Были выселены из родных мест калмыки, вайнахи (чеченцы), крымские татары и другие народы. Депортация коснулась 14 народов целиком и 48 – частично!

По нашему мнению, именно безумная национальная политика ВКП(б) – КПСС сыграла главную роль в распаде СССР.

Вспомним в этой связи прогноз 1938 года. Находившийся в эмиграции украинский общественный деятель М.А. Славинский квалифицировал попытку создания в СССР единой имперской нации («советского народа») как «нациологический курьез» и отметил:

«Такой народ не способен на благоразумный отказ от своих претензий на властвование. И особенно не могут сделать этого его командные слои, бывшие и настоящие, ибо эти претензии стали органической частью в составе их национального мироощущения, а то или иное изменение этого мироощущения требует, как известно национологам, весьма длительного времени…

Подкомандным нациям на этот счет не годится создавать никаких иллюзий. Борьбой и кровью окрашен их отрыв от имперской России, в той же атмосфере произойдет и их освобождение от СССР. Других путей к разрешению национально-государственной проблемы на востоке Европы история не знает, а современная действительность не указывает».

Авторханов охарактеризовал результат национальной политики коммунистического государства следующим образом:

«История страны и партии на протяжении десятилетий подвергалась фальсификации и извращению. Это в первую очередь относится к истории национального вопроса… Ведущая идея фальсификации – выдавать советский тип колониализма за идеальное решение национального вопроса, а советскую великодержавную политику русификации нерусских народов – за политику «интернационализации»».

БЫТЬ БЕЛАРУСОМ В СССР СЧИТАЛОСЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

Как вспоминал Якуб Колас, при Сталине минчан арестовывали только за то, что они дома и на улице говорили по-беларуски. Так в Минске и затем в других городах БССР был полицейскими методами насажден русский язык – население под угрозой ареста просто боялось говорить на своей родной мове. Этого нюанса, к сожалению, сегодня не помнят поборники «двуязычия» в Беларуси.

Пантелеймон Пономаренко, в 1938-1947 годах первый секретарь ЦК КП(б)Б, отправил 21 ноября 1938 года такое письмо в Кремль о «фашистских писателях» Якубе Коласе и Янке Купале (полный текст на http://www.clow.ru/a-history/64.htm):

«Центральный Комитет ВКП(б)
товарищу Сталину И.В.
О белорусском языке, литературе и писателях

Изучив состояние белорусского языка и литературы, ознакомившись с белорусскими писателями и их настроениями, хочу ознакомить Вас с некоторыми выводами и попросить совета по мероприятиям, которые, как мне кажется, вытекают из этих выводов.

Враги народа, пробравшиеся в свое время к партийному и советскому руководству Белоруссии, ставившие целью отторжение Белоруссии от Советского Союза и организацию "самостоятельного" Белорусского государства, под протекторатом Польши, прилагали много усилий для идеологической подготовки этого отторжения... Работали они умело. Матерых националистов, "щирых белоруссов" [обратите внимание – формулировка Татьяны Мироновой. – Прим. В.Д.] вербовали сразу, и вводили в курс задач-идей...

Наиболее крупную контр-революционную националистическую работу провел союз "советских" писателей Белоруссии, идейно возглавляемый всегда десятком профашистских писателей (в том числе известные Янка Купала и Якуб Колас), и всегда для прикрытия (в том числе и сейчас) имевший у руководства коммунистов. В этом союзе несправедливой критикой, клеветой, издевательством, пренебрежением затравили не одного честного коммуниста и беспартийного писателя. Здесь разлагали литературное движение, здесь боролись с советской властью под видом борьбы за эту власть. Здесь ненависть ко всему русскому доходила до болезненной истеричности. Здесь был центр-штаб национал-фашистской пропаганды. Здесь говорили о застое культуры и объясняли его тем, что белорусский и украинский языки близки к русскому, как языки славянские, и наиболее сильная славянская культура русская, их ассимилирует. Другое дело, говорили, Грузия, там язык совсем другой, руководители свои грузины, преданные своей грузинской культуре, не так как в Белоруссии, где всегда "московские генерал-губернаторы". Говорили о том, что русская культура действительно выше культур других союзных республик, но объясняли это тем, что русская культура выросла на костях малых народов.

Сама мысль о сближении белорусского и русского языков была ужасной. Янка Купала пустил крылатое выражение "пока живе мова, живе народ"... Пользуясь полной свободой, не стесняемые ничем, эти писатели монополизировали за собой право толкователей языка, право создания новых слов, терминов, лозунгов и т.д. Они перед этим пытались и внешне отдалить язык от русского. Был проект перевода белорусской письменности на латинскую основу, когда это не прошло, предложили знаки для обозначения звуков дз и дж, которые затрудняли бы русским чтение, и внешне делали бы письменность непохожей на русскую... Существующее белорусское правописание искажено в националистическом духе, оно преднамеренно построено так, чтобы отличалось от русского даже там, где в живом произношении нет разницы».

Если бы Пономаренко попал в 2010 год, то – увидев независимое Беларуское Государство (да еще воспевающее «фашистов» Якуба Коласа и Янку Купалу) – точно так назвал бы его «фашистским», а нас всех – «фашистами». Удивительно – до какой степени предательства Отечества можно деградировать, чтобы все свое национальное считать «фашистским»!

А ведь некоторые и по сей день говорят, что наша история ВКЛ – это «нечто фашистское, прозападное и нам глубоко чуждое». То есть, чуждое концепциям отрицания Родины. Эти концепции насаждались и после смерти Сталина. Машеров способствовал массовой дебеларусификации беларусов БССР, ибо товарищ Хрущев сказал нам, посетив Минск: «Чем быстрее мы все перейдем на русский язык – тем быстрее построим коммунизм». Удивительное дело – оказывается, что при коммунизме все говорят только на русском языке. Но если ты на беларуском говоришь – то ты не коммунист. А фашист.

В СССР беларусам вбивалось в головы на уровне подсознания, что все свое национальное беларуское – это нечто гадкое, фашистское, западное. Разве есть логика в том, что бело-красно-белый флаг и «Погоню» считают «фашистскими» из-за того, что с ними кучка коллаборационистов при оккупации ходила по улицам, но не считают «фашистскими» триколор России и герб Москвы «Георгий Победоносец», хотя с ними воевала против СССР полумиллионная Армия Власова? Логики в этом вы не найдете, так как все национальное беларуское априори считается «фашистским» - ведь еще в 1938 году Пономаренко без всяких ссылок на немецкую оккупацию называл «фашистскими» беларуский язык, беларуских классиков литературы и саму идею Независимой Беларуси. То есть все просто: если ты беларус – то ты фашист, а если отказался быть беларусом – то ты уже хороший из-за принимаемой русификации, ты часть русского «триединого» великодержавия.

Здравый смысл подсказывает, что нам, беларусам, уже 20 лет живущим в своем Независимом Государстве, надо давно отказаться от навязанных нам в СССР представлениях, что, мол, все наше национальное – это «фашистское». И надо, в том числе, как можно быстрее реализовать план Якуба Коласа и Янки Купалы по переводу беларуской мовы с кириллицы на латиницу – для укрепления престижа и места государственного языка как равного в семье других европейских славянских языков. Ведь в СССР наш язык и стал главной целью издевательств и насилия со стороны врагов беларуской идентичности – был сознательно исковеркан ими до безобразного состояния «полурусского языка».

О «СЛАВЯНСКОМ ЕДИНСТВЕ»

Что же касается темы «славянского единства», то таковое вовсе не означает отказ одних от своей идентичности – в пользу «единства» с другими (например, в пользу полонизации, русификации или сербизации).

Татьяна Миронова, член-корреспондент Международной Славянской академии наук, пытается, фактически, постулировать принцип Ленина: «Разграничение наций в пределах одного государства вредно. Мы, марксисты, стремимся сблизить и слить их». Ей кажется, что этот «марксистский» принцип, взывающий к памяти о том, что мы («триединый русский народ») вместе жили в СССР и в царской России, - якобы позитивен для славянства. На самом деле он разрушителен, так как, следуя ему, немцы (отнюдь не марксисты) должны окончательно ассимилировать в свой немецкий этнос лужицких сорбов – а также подлежат ассимиляции все другие, не имеющие пока своей автономии, славянские меньшинства в Европе.

Мало того, это является разрушением Славянского Мира и по причине исчезновения одних славянских народов – за счет укрупнения других. Например, словаки именно потому отделились от чехов, что увидели четкую угрозу их растворения в чешском этносе.

На мой взгляд, цели Международной Славянской академии наук должны быть прямо противоположными тому, что предлагает Миронова. Не ассимилировать малые славянские народы и страны – в лоно крупных, а наоборот – защищать и охранять самобытность славянских наций и народностей.

Татьяна Миронова отрицает беларуский и украинский литературные языки – величайшие в Славянском Мире после русского и польского. Но что останется после такого отрицания (и – что КАТАСТРОФА – отрицания для Цивилизации всей литературы Беларуси и Украины?) А вот что.

Из южнославянских языков будут только болгарский и сербский – в последний, согласно «логике» Мироновой, надо записать хорватский, македонский и словенский.

Из западнославянских останутся только польский и чешский (в последний будет записан словацкий, который в свое время сталинисты ЧССР тоже называли «фашистским»), а верхнелужицкий и нижнелужицкий подлежат германизации по принципу Ленина-Мироновой «Разграничение наций в пределах одного государства вредно».

По этому же принципу подлежат ликвидации все остальные литературные «малые» славянские языки: русинский (Сербия, Хорватия), другой русинский (Галиция Западной Украины), градищанско-хорватский (Австрия), молизско-хорватский (Италия), прекмурско-словенский (Словения, Венгрия, Австрия), чакавский (Хорватия), бататско-болгарский (Румыния, страны бывшей Югославии), кашубский (Польша), ляшский (Чехия, Словакия, Польша), восточнословацкий (Словакия), карпаторутенский (США), резьянский (Италия).

Как видим, подход, предлагаемый в отношении беларусов и украинцев, - уничтожает все многообразие Славянского Мира, оставляя от него только 5 народов: русских, поляков, чехов, сербов и болгар. Возможно, именно так представляют себе славян в Международной Славянской академии наук, но это кажется УНИЧТОЖЕНИЕМ Славянского Мира. Зачем? Ради чего?

Лишить нас «Дикой охоты короля Стаха» Владимира Короткевича под предлогом того, что это «фашистское произведение» на «фашистском» или «испорченном полонизмами» языке? Это вандализм. Концепты «триединого народа», отрицая наши литературные языки Беларуси и Украины как «полонизмы», этим перечеркивают всю нашу национальную литературу.

Мне это видится просто чудовищным мракобесием – следствием басни про «триединый народ». Сжигать штабелями книги на беларуской и украинской мовах как «написанных на языках, испорченных славянскими полонизмами» – это уже было в нашей истории в XIX веке, по указам царя. Я лично против такого повторения, хотя есть те, кто этот вандализм хотят повторить уже в XXI веке.

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 22, 2011 - 04:13 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ: РОЖДЕНИЕ РОССИИ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

Размышления о фильме и об истории.

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=269


Не утихают споры вокруг фильма 2008 года «Александр. Невская битва». Фильм, безусловно, фантастический, в котором, к тому же, немало ляпов.

Одежда у ряда персонажей почему-то принадлежит эпохе XV века, шведов называют «варягами, которые идут бить русских», хотя слова «варяги» и «русины» в XIII веке – это синонимы (что, например, прямо говорил Нестор в «Повести временных лет»). Некий голос шведа за кадром рассказывает зрителям (шведам?): «русские, называющие себя православными» - что просто смешно, так как во всех западных языках «православные» звучит как «ортодоксы»: так неужели русские себя называют «ортодоксами»?

Этот же голос шведа за кадром в первые же минуты фильма вещает: «Оказались мы в славянской земле от Балтийского моря до гор Урала». Это создателям фильма так хочется, чтобы эта земля была «славянской», однако в 1240 году это была земля тюрок и финно-угров. Единственные славяне в Новгороде – колонисты-ободриты Рюрика, приплывшие из Полабья. Причем, позвали Рюрика на княжение сами шведы – жители шведской колонии Ладога. Авторы фильма местное население – чудь – считают «славянами», хотя это саамы, которые, кстати, и составляли главное воинство как в дружине Александра, так и в дружине шведов. То есть, чудь дралась с чудью, а не «русские дрались со шведами».

Но самое любопытное – это «вопрос отношений с татарами». Авторы фильма тут все поставили с ног на голову.

«МОНГОЛЫ ВЕРУ НЕ НАВЯЗЫВАЮТ»

Откуда вообще взялся историко-романтический миф об Александре как каком-то «великом полководце»? В 1547 году этот миф создал Иван Грозный, который и канонизировал Александра Невского в святые (вместе, кстати говоря, с десятками татарских мурз, перешедших на службу Грозному). Этот 1547 год знаменателен и тем, что князь Иоанн IV решил себя самопровозгласить «царем». В то время московский правитель собирался захватить власть в Ордынских царствах – поэтому потребовался и царский титул (который правителям Орды дал византийский император Михаил в 1271 году, но московские князья его, конечно, никогда не смогли бы получить). В рамках этих «идеологических» приготовлений к власти над Ордой Иван Грозный создал, в том числе, и миф об Александре как якобы «руководителе борьбы Руси с Западом», хотя тот на самом деле был закрепостителем Руси в Орду.

Во-первых, героизация двух битв Александра как бы уводила в тень его коллаборационизм с татарами. А во-вторых, Иван Грозный требовал от переходящих ему на службу инородных племен – принятие московской веры одновременно с присягой ему как богоцарю, и святой Александр очень подходил на роль «кумира» для новообращенных ордынцев: с татарами дружил, воевал только с Западом. То есть, «свой».

Третью причину называет московский историк Алексей Бычков в книге «Московия» (М., 2005):

«Три раза Александр отражал нападения литовцев [то есть литвинов-беларусов]. Побеждая западных врагов – шведов, немцев и литовцев [литвинов-беларусов], Александр совершенно иначе держал себя по отношению к татарам. В 1252 году он утвердился на великокняжеском Владимирском престоле. Полную покорность хану [царю] он считал единственным средством сохранения власти, а потому он ездил в Орду с богатыми дарами, выказывая безусловное повиновение воле хана и убеждая других повиноваться. Вероятно, за это он и был причислен церковью к лику святых».

Не церковью, а лично Иваном Грозным, который в 1547 году делает себя «царем» и в этом же году канонизирует Александра как образец княжеского послушания царю.

Надо, кстати, уточнить, что правители Орды никогда не именовались «ханами» (их так стали называть только историки царской России). Хан – это просто князь, коган, конунг, но правили Ордой цари – и именно в царском титуле они фигурируют во всех древних русских летописях. Эта ошибка, кстати говоря, встречается и в книгах А. Бычкова, который употребляет, например, выражение «царствование хана Узбека», хотя хан может только ханствовать, а не царствовать. Но вернемся к фильму.

Важнейший эпизод картины – встреча Александра с татарскими баскаками. «Монгол» говорит юному князю, что, дескать, вся Русь платит дань, а ты один не платишь. (Это неправда, Александр не только сам ее исправно платил, но и служил у Орды «выбивателем» дани с непокорных русских земель.)

Александр отвечает дорогому гостю, что признает величие Батыя как владетеля всей Вселенной, а дань не платит только потому, что отбивает нападение Запада на сей улус Орды. Монгол принял объяснение, они еще немного пошутили и посмеялись, веселый баскак уехал с лучшими дружескими чувствами.

Бояре Новгорода недовольны – они обвиняют Александра не просто в коллаборационизме с татарами, но и в том, что у него с ними какие-то свои личные тесные отношения. Дабы «сгладить» этот момент, авторы фильма заставляют Александра сказать: «Монголы враги» - что выглядит просто обманом новгородцев, так как князь никогда руки не поднял против монголо-татар, вообще ни одним поступком не показал непокорность захватчикам.

Почему же князь решил воевать не против Орды, а против Запада?

Александр в фильме говорит: «Монголы враги, но свою веру не навязывают». Еще бы – ведь монголы с русскими были одной веры – православной несторианской.

Сын Батыя Сартак – был именно такой веры. Мало того, Сартак и Александр Невский были породнены Батыем в братья через ритуал смешения крови. А. Бычков пишет (стр. 172): «Между прочим, Бату, в свою очередь, поручил своему сыну и соправителю Сартаку – христианину (вероятно, несторианской конфессии) – управлять русскими делами. С этого момента русские должны были иметь дело только с Сартаком».

Несторианство – это ответвление в православии, обожествляющее власть не только как «данную Богом», но как представляющую Бога на Земле. То есть, у несториан правитель – это и есть Бог (как фараон у древних египтян).

Эта ересь не была религией ни в Византии (хотя Александр в фильме фантазирует, что у него «византийская вера»), ни в Киевской Руси, ни в ВКЛ. Суздальское государство переняло несторианство у своих восточных соседей, где оно было распространено, и точно так несторианство стало религией Орды. В храмах Москово-Суздальского улуса на фресках как ровня Иисуса и апостолов изображались цари Орды, а затем – после обретения независимости Москвы – уже правители Московии: князья Иван III, Василий III, Иван IV, царь Борис Годунов. При Романовых эти древние фрески массово сбивались во всех храмах.

Поэтому слова Александра в фильме «Монголы… свою веру не навязывают» - абсолютно нелепы, так как у московитов и монголов вера была одна общая. Мало того, сам князь содействовал упрочению единения этой москово-татарской веры: в 1261 году царь Орды Берке одобрил инициативу Александра Невского об организации русского несторианского епископства в Сарае, что полностью объединяло религию Александра с религией Орды.

Орда оставалась полностью православной (несторианской) страной до самой смерти Александра, а приняла ислам только при царе Узбеке, правившем в 1313-1341 годах (это его уже исламское имя, православного с рождения не сохранилось). Тогда десятки представителей рода Чингизидов не пожелали принимать ислам и, будучи верными православию несторианского толка, бежали в Московию, где навсегда осели.

Зная все это, становится понятным, почему Александр воевал против Запада. Во-первых, он был одной веры именно с татарами Орды, а не с латинянами. Во-вторых, переход в латинскую веру сводил Александра только до уровня банального феодала (в фильме он говорит, что в латинстве может быть только слугой у западных правителей). А вот в несторианских рамках Орды он являлся частью обожествляемой власти, эдаким фараоном для своих подданных. Это, конечно, куда больше, чем место просто феодала в западной феодальной иерархии.

ГЕРОЙ ОРДЫ

Первым коллаборационистом стал отец Александра. А. Бычков пишет:

«Восточные русские князья первыми вынуждены были присягнуть Бату на верность».

Почему «вынуждены были»? Им кто-то руки выворачивал? Могли уйти в партизаны, уехать в Литву-ВКЛ, свободную от Орды, где продолжали бы борьбу за свободу своих земель от татарской оккупации. Но не сделали этого. С такой формулировкой и генерал Власов «был вынужден присягнуть Гитлеру на верность».

И далее:

«Еще в 1242 году великий князь владимирский Ярослав I направился в ставку Бату, где его утвердили в должности… Его сын Константин был отправлен в Монголию, чтобы заверить регента в своей и отцовской лояльности».

Напомню, что старших сыновей князей-коллаборационистов татары у себя в Орде держали как заложников: чуть «утвержденный в должности» повел себя не так – его старшего сына на куски порежут лютой казнью.

«В 1246 году, как мы знаем, великий князь Ярослав Всеволодович сам отправился в Каракорум, где присутствовал на церемониях, посвященных восхождению Гуюка на трон. Ярослав Всеволодович больше не вернулся на Русь; он заболел и умер в Монголии. …Получив известие о смерти отца, сыновья Ярослава Александр Невский и Андрей Суздальский отправились в ставку Бату, чтобы присягнуть ему на верность. Бату приказал им обоим направиться в Каракорум, для того чтобы засвидетельствовать свое почтение великому хану [великому царю] (1247)».

Н.М. Карамзин писал в «Истории государства Российского», что в 1249-1250 гг. Александр и его брат вернулись от великого царя Орды, который был столь доволен ими, что поручил Невскому всю «южную Россию и Киев», где господствовали чиновники Батыевы. Андрей же сел на престоле Владимирском.

Вот откуда берутся претензии московитов на Киев – им великий царь Орды его подарил.

Вместо Киева Александр отправился в Новгород. В 1258 году братья Александр и Андрей кроваво подавят там с помощью татар антиордынский мятеж, который был поднят против попыток рекрутировать жителей Новгорода в ордынскую армию.

Но что же получается? В одном случае Невский защищал жителей Новгорода от агрессии со стороны Запада – а через несколько лет сам стал агрессором: выражая волю Орды, уничтожал свободу Новгорода и убивал его защитников.

Отсюда возникает закономерный вопрос: а за что все-таки воевал в Невской битве и Чудском сражении Александр – за Русь или же за Орду?

Вот первый аспект этого вопроса: надо заметить, что сын Александра Невского участвовал в других походах Орды – не менее героических, чем Невская битва и Чудское сражение. Но о них историки России предпочитают «не помнить», так как это подмывает значение этих двух битв его отца как якобы «битв за Русь». А.Бычков пишет уже в другой книге «Ледовое побоище и другие «мифы» русской истории» (М., 2008):

«В 1277 году Менгу-Тимур развязал кампанию против кавказских алан (осетин). Ряд русских князей, в том числе и сын Александра Невского Андрей Городецкий, участвовали в войне против алан. В 1278 г. русские войска захватили главную крепость алан – город Дедяков. Русским досталась богатая добыча. За существенный вклад в деле разгрома врага Менгу-Тимур похвалил русских и наградил многими дарами».

Как видим, сын Александра героически воюет вовсе не за Русь, а за расширение империи Орды. Конечно, «сын за отца не отвечает», но ведь отец-то был тех же убеждений.

Мало того, сыновья Александра, очевидно, участвовали и в походе Орды против ВКЛ. Важнейшая не менее, чем Грюнвальдская, но замалчиваемая историками царизма и СССР Окуневская битва состоялась возле Койданово (ныне Дзержинск Минской области) осенью 1275 года по владимирскому летоисчислению или в начале 1276 года по беларускому.

В "Року 1276 Курдан солтан, царь заволский, мстяся забитого отца своего царя Балаклая, от литовских и руских князей (забитого) под Кайдановым, зобрал все орды свои Заволские, Ногайские, Казанскую, Крымскую и тягнул на руские князства, огнем и шаблею плюндруючи". (ПСРЛ, М.1975 г., т. 32, стр. 24).

"Того же лета ходиша татарове и Рустии князи на Литву", - под 1275 годом сообщает нам владимирский летописец. (ПСРЛ. М.1965 г., т.30. стр. 95). Под понятием «Рустии князи» тут следует, конечно, понимать отпрысков Александра Невского и его брата.

Против этой силы выступил князь Новогрудский Тройнята Скиримонтович. К нему на помощь пришли два его брата, стоявшие во главе Карачаевского и Черниговского княжеств, Писимонт Туровский и Стародубский. Прибыл Великий Князь Киевский Святослав, Семион Друцкий, Давид Луцкий, княжата Волынские.

Историк Е. Макаровский писал в статье «Битва Куликовская, битва Окуневская…»:

«Сюда, где расположился татаро-суздальский (татаро-московитский) стан, подошли и белорусско-украинские (литвинско-русинские) рати и смело атаковали врага. Битва началась ранним утром и продолжалась весь день. Обе стороны дрались с большим ожесточением, но к вечеру сопротивление татар-суздальцев было сломлено, и они побежали. Преследование продолжалось до глубокой ночи. Лишь с небольшой частью сил Курдану удалось спастись. Много полегло в этом бою и белорусско-украинского (литвинско-русинского) рыцарства. Полегли на поле боя Любарт Карачевский, Писимонт Туровский, братья Тройняты, Симеон Друцкий и Андрей Давидович.

Советский историк А.Н. Насонов указывает на то, что: "Летопись неохотно сообщает о походе татар в 1275 г. на Литву с участием "русских князей"; поход этот, между прочим, сопровождался опустошением тех русских земель, через которые проходили ордынские войска, а успех похода был более чем сомнительным; мы не знаем даже, кто из русских (московитских – Авт.) князей в нем участвовал". (А.Н. Насонов. Монголы и Русь. М-Л., 1940 г., стр. 63-64). Что еще может сказать московский историк о сражении, в котором Москва и Орда потеряли последнюю надежду на совместную власть над Русским Миром?»

Тут речь идет не только о коллаборационизме Александра Невского, его брата и их детей, которые свои земли согласились видеть частью Орды и сами согласились лобзать сапоги (как ритуал приветствия) своих ордынских хозяев. Они, как и генерал Власов, еще и повели свои войска «Владимиро-Суздальской Руси» уже против самой Руси – в рядах ордынской армии. Это уже предательство Руси в квадрате: они хотели СВОБОДНУЮ Русь тоже сделать частью Орды.

А как же: ведь «Александр и его брат вернулись от великого царя Орды, который был столь доволен ими, что поручил Невскому всю «южную Россию и Киев»». Вот они и шли сюда войной, так как цари Орды им «всю Западную Русь даровали».

Вот второй аспект вопроса. В битве на Синей Воде в 1362 году (см. нашу статью «Битва на Синей Воде», №5, 2010) Великое княжество Литовское освободило земли Киева (ныне Украину) от Орды, от дани Орде, сделало снова свободными.

Это освобождение Руси Киева – российские власти и историки считают «захватом Руси Литвой» (на самом деле тогда уж о захвате земель Орды надо говорить), так как еще Александр Невский получил от царя Орды ярлык на владение «южной Россией и Киевом». Дескать, это освобождение «противоречит ярлыку».

В дальнейшем правители России именно на этот ярлык всегда ссылались (или его подразумевали, его не упоминая) в своих «исторических претензиях на Киев».

Но вопрос надо ставить иначе – только в плоскости национальной свободы русских земель от власти Орды. Вместо этого в России постулируется противоположный принцип: называть «русским» только то, что осталось в Орде и интегрировалось в Орду. Что, в таком случае, по своему смыслу и ментальности – и есть уже Орда, а никакая не Русь. Например, Лев Гумилев находит в книге «От Руси до России», что «украинцы и беларусы перестали быть Русью в XIII-XIV веках», потому что были свободны от жизни в Орде. То есть получается, что «Русью» надо считать не свободную от Орды Русь, а только ту ее часть, которая «изнывала от татаро-монгольского ига», но при этом старалась в это иго и свободную Русь затащить – но раз ее не затащила, то та уже «и не Русь вовсе». Аналогичен термин РПЦ «Святая Русь», под которой понимается только «Русь», которая интегрировалась в Орду и стала ее столицей и ее сердцем. Мало того, и переименовала Орду в Россию.

Все это позволяет сделать вывод, что Александр Невский – это не защитник Руси и не герой Руси, а защитник и герой Орды, которая только в 1721 году при Петре I из Великой Тартарии была переименована в Россию.

Причем, термин «Московия» или «Московская Русь» в отношении эпохи Александра неприменим, так как никакого «Московского Государства» не существовало до князя Ивана III, который в 1480-х впервые провозгласил независимость Москвы от ордынских царей. Плюс и Москвы как чего-то заметного при Александре еще не было. Можно говорить только о «Суздальской Руси» и «Новгородской Руси», но их интересы, как мы видим, Александр Невский ставил ниже интересов Орды.

Лев Гумилев этим восхищается и находит в этом «дар провидца» у князя, который своей политикой коллаборационизма с монголами «заложил основы будущей огромной России». Этот концепт исходит только из той реалии, что Иван Грозный смог захватить власть в Орде – и затем удалось за века славянизировать (по языку, конечно, но не ментально) ордынские Астраханское царство, Казанское царство, Сибирское царство – а позже и Крымское царство. То есть, Орда исчезла, став Россией.

Однако такой вариант будущей истории был отнюдь не очевиден в средние века – и тем более его не мог предвидеть Александр Невский в своем коллаборационизме с монголами (хотя Гумилев ему фантастически такое предвидение дает). Куда более вероятно было, что финно-угры Залесья (так тогда именовалось нынешнее «Золотое Кольцо России») полностью растворятся в средах Орды, утратив все «русские» черты, которых и без того у них было весьма мало – так как лишь только что были колонизированы киевскими князьями в Русь.

ИЛЛЮЗИИ И РЕАЛИИ

Что было бы на территории нынешней Центральной России при том или ином раскладе истории – это вопрос весьма спорный. Мало того, это не были «славянские земли от Балтийского моря до гор Урала», как придумали авторы фильма устами некоего шведа за кадром. Как раз наоборот – еще до появления славян в районе Дона была Великая Готия, то есть родина шведов (германские племена заселили юг нынешней России еще за несколько веков до рождества Христова). Потом было нашествие гуннов из Азии (вызвавшее великое переселение народов), которые вынудили местных готов и сарматов (аланов) бежать на Запад. Без этого нашествия на Дону жили бы как раз те, кого мы сегодня называем «шведами».

Поэтому в фильме выдумка – он начинается с того, что гот якобы говорит о походе в земли Рюрика: «славянские земли от Балтийского моря до гор Урала». Не мог этого говорить гот, так как во всех их сагах была недавняя память об их исходе с этих якобы «славянских» земель во время, когда славян вообще как этноса еще не существовало. Причем сами славяне – это только смешение готов с западными балтами, и это смешение как рождение славян произошло только при бегстве готов с Дона в Полабье. То есть – это факт! – если бы не нашествие гуннов на готов Дона – то и не родился бы в IV-VI веках при их бегстве в Европу и сам этнос славян.

Без этого нашествия гуннов сегодня коренным населением всей Южной России и Восточной Украины являлись бы готы – то есть германцы. Таким образом, без нашествия гуннов: 1) не появилось бы славян; 2) Южная Россия и Восточная Украина были бы исконной землей готов – то есть германского племени.

Но самое любопытное в этом суждении про «славянские земли до Урала» - а куда же делась Золотая Орда и ее татары? Неужто и татары – это славяне? Сегодня политики и дикторы ТВ называют Астрахань «древним русским городом», однако на самом деле Астрахань – это столица Астраханского царства Орды. Конечно, ныне население Орды русифицировано, но если бы действительно во времена Александра там жили одни славяне – то и захватывать их было бы некому, так как и самой Орды не было бы.

В реальности в то время славяноязычным было только городское население Суздальского княжества (Залесья), а восточнее и южнее его – не было ни славян, ни Руси. Орде было гораздо легче наказывать за строптивость близкие к ней Суздальские земли – чем другие удаленные русские земли. Это, конечно, уже само по себе склоняло суздальских князей к сотрудничеству с Ордой. К тому же служба у Орды давала свои бонусы, а самое главное – Александр Невский действительно считал Батыя властелином Вселенной.

ГЕРОЙ-СИМВОЛ

В прошлом году Александра назвали «символом России», хотя настоящую биографию князя мало кто знает – назвали не самого князя, а лишь его ОБРАЗ в ментальности россиян.

Как было сказано выше, первым возвел Александра в «герои» Иван Грозный. Хотя Александр Невский убил новгородцев больше, чем шведов и немцев (как и сам Иван IV, что их сближает), да и битвы Невская и на Чудском озере – это, скорее, драки, мелкие стычки, коих были в те века десятки тысяч. Реальную борьбу с немцами вел во времена Александра наш князь Миндовг и литвины-беларусы – они выиграли целый ряд битв куда как более кровопролитных и исторически значимых. Однако образ Невского прижился по той причине, что весьма устраивал Московскую церковь – был символом борьбы с латинской верой и вообще с Западом. А «второе рождение» образу дал товарищ Сталин.

Красноярский профессор А.М. Буровский пишет в книге «Россия: курс неизвестной истории» (М., АСТ, 2004):

«До 1936 года даже имам Шамиль или племенной вождь в Казахстане Кеннесары Касымов объявлялись «прогрессивными» борцами с «тюрьмой народов». Потом уже стали объявлять «прогрессивными» собирателей русских земель, и особенно Александра Невского. Ранее колониализм – абсолютное зло, теперь он превращается в зло относительное, и стало необходимым отмечать «прогрессивность» присоединения к России (Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. Новейший период. Вермонт, 1984).

В конце 1930-х началась и «посмертная реабилитация» Петра Первого и Ивана Грозного, крупнейших царских военачальников – особенно тех, кто воевали с Наполеоном.

Стало «необходимо» найти как можно больше доказательств того, сколь русский народ древен, могуч и велик и как все к нему добровольно присоединялись. Появились книги с такими, например, перлами: «Великий русский народ – первый среди равных в братской семье народов СССР. Он сыграл решающую роль в Октябрьской революции, в установлении власти Советов, в создании и укреплении Советского Союза, в построении социализма в нашей стране» (Панкратова А. Великий русский народ. М.: Госполитиздат, 1952)».

В целом, ряд героических символов Сталина – аналогичен этому же ряду у Ивана Грозного: все образы-герои воевали против Западной Цивилизации. В том числе и Дмитрий Донской, воевавший против католика Мамая, который обещал отдать Западу пушной промысел Москвы (как писал Лев Гумилев). Еще в 1934 и 1936 годах пресса СССР обсуждала необходимость расплавить памятник Минину и Пожарскому, «двум отвратительным лавочникам», но теперь их стали возводить в культ как «борцов с Западом» (в лице беларусов-литвинов и поляков). Сталин стал готовить СССР к большой войне, к захвату Финляндии, Польши, Бесарабии, стран Балтии, если удастся – вообще всей Европы. Потому и потребовались эти идеологические символы.

ЧТО ЕСТЬ РУСЬ?

Зачем сегодня понадобилось снимать фильм «Александр. Невская битва» и подавать его героя как образ, обозначенный Сталиным? Это отголосок неких имперских чувств и рецидив сталинизма? Нет, как кажется, авторы фильма хотели разобраться в главном: они (и в целом вся историческая Россия) с Ордой или с Западом? Создатели картины дают свой ответ – что они и не с Ордой, и не с Западом, а сами по себе. Но это является заблуждением, так как никакого «промежуточного места» тут нет, а попытка «усидеть между двух стульев» иллюзорна.

Выбор Невской битвы верен не в том смысле, что эта битва имела какое-то историко-военное значение для шведов или новгородцев. А в том смысле, что это стал как бы переломный момент для менталитета россиян – отказ от выбора Западного пути развития. Причем, Новгород от этого пути так и не отказался – продолжал интеграцию с Западом, хотел вступления в ВКЛ и в Речь Посполитую – за что был полностью уничтожен Иваном Грозным. Отказалось тогда от этого пути только одно Владимиро-Суздальское княжество – которое потом и стало «сердцем России».

Однако авторы фильма упустили важнейшее обстоятельство: что Русь – это и была часть Западной Цивилизации (как и та же Византия). Но жители Залесья (маленькой и самой восточной части обширной Руси) были лишь недавно славянизированными финнами, поэтому себя не осознавали частью Западной Цивилизации, а монголы им казались более понятными, чем шведы. В этом ракурсе Александр, неграмотный и по крови уже сильно смешанный с местными не славянами, по сути, и не совершал «судьбоносного выбора вектора развития», а только следовал менталитету Залесского населения. Этот менталитет во всей Руси был прозападным, а только в одном Залесье – более восточным. Поэтому Александр Невский был уже «не вполне русским», а более Залесским князем.

Вообще говоря, тут – огромное поле для споров историков, но выбор Невской битвы авторами фильма верен на 100% хотя бы в одном: именно с нее начинается постепенный многовековой переход понятия «Русь» («Россия» на латыни и на греческом) с исконной Руси – на Орду. В итоге Орду, слившуюся с Москвой в языке и культуре, считают уже «древней Русью» и «Россией» (яркий пример – Астрахань). А исконную Русь – «не Русью», так как она не похожа на этнос великороссов, созданный в симбиозе народов Орды. Тот же Буровский в своей книге пишет: «Нет, Киев уже давно не русский. …А нынешний Киев – это украинский город, и с этим ничего нельзя поделать». В другом месте: «Россией в представлении окружающего мира становятся страны вовсе не русские, включенные в СССР, но населенные другими, совершенно особыми народами, осознающими себя вовсе не русскими. Например, Украина. Но русский народ – население Великороссии…»

«Киев стал не русским…» С Киевом как раз ничего не произошло – как был Матерью городов Русских, так им и остается. Проблема только в том, что для славянизированных народов Орды Киев кажется ужасно непохожим на них и чужим – и только потому его не могут считать русским, что все народы Орды стали себя «Русью-Россией» называть. Не похож на Орду – значит «не русский».

Этот концепт авторы фильма четко почувствовали: сборщик дани монгол – подан как представитель власти будущей Единой России. Но это означает, что Россия – это Орда, и создали Россию монголы именно при согласии и участии Александра Невского. Ведь без них Россия сегодня оставалась бы только в границах княжества этого князя. Впрочем, об этом и писал Лев Гумилев…

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 22, 2011 - 04:12 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

БЕЛАРУСЫ 100 ЛЕТ НАЗАД

Вадим РОСТОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=265


Как и чем жили беларусы сто лет назад? Картину той жизни создают «сообщения с мест», которые публиковались в первой беларуской газете с рисунками «Наша Нiва». Очень любопытны, на наш взгляд, корреспонденции из Слонимского повета Гродненской губернии, которые подписывались как «Старый Дед», «Старый Михась» или «Дед Михась». Как считают сегодня историки, под псевдонимом скрывался Михаил Андреевич Романович (род. ок. 1850), работавший в разное время наставником разных народных училищ Слонимского повета. С середины 1914 г. письма от Старого Михася перестали появляться на страницах издания «Наша Нiва»: началась Первая мировая война, и территория Слонимского повета была оккупирована немецкими войсками. Как сложилась дальнейшая судьба деда Михася – неизвестно. Ниже – отрывки из его «сообщений с мест» в нашем переводе на русский язык.



СЛУЖБА В АРМИИ ПОДРЫВАЕТ БЕЛАРУСКОСТЬ

Сообщение в №28-29/367, 1911 г.:

«Местечко Здзитово, Гродненской губ., Слонимского пов. С давних времен в нашем местечке хлопцы поют песни, ведут хороводы на улицах. Недавно еще пели свои родные песни, теперь поют солдатские и очень грубые, аж стыдно слушать. Девчата уже едва-едва поют беларуские песни, так как и они уже начали перенимать солдатские. Язык наших здзитовцев средний между украинским и беларуским. Родные песни наши очень добрые и хорошие. В этих песнях чувствуется вся пережитая народом тяжелая доля, благая жизнь; и, как запоют девчата эту родную свою песню, то слушал бы всю ночь, так как ее сложил народ и перелил в нее всю душу свою. Проклят пусть будет тот человек, который отрекается от своего родного, от своего отечества. Как мать одна у человека, так и одно у него отечество. Для нас, беларусов, наша Беларусь святая и дорогая, и мы должны, как родились, так и умереть беларусами».

АНТИБЕЛАРУСКАЯ ГАЗЕТА «БЕЛОРУССКАЯ ЖИЗНЬ»

Сообщение в №35/445, 1911 г.:

«Из Слонимского повета Гродненской губ. В нашем повете стала в последнее время по волостным правлениям и у учителей появляться газета «Белорусская жизнь», но никто ее не хотел выписывать [то есть, власти заставляли в рамках «принудительной подписки». – Прим. Авт.]. С первой статьи можно было понять, что она слишком сварливая, подобна на Моську, которая лаяла на Слона… Хотя она называется «Белорусская жизнь», но в ней ничего не было беларуского, и она не поддерживала беларускую национальность; чужая она для нас, беларусов, и никто из нас не жалел, что она закрылась, или, точнее, перекрестилась в «Северо-Западную Жизнь». Как видим, она любила держать нос по ветру. Правда, беларусы начинают просыпаться и не верят тому, кто слишком кричит и трясется. Известно, что пустая бочка по камням страшно грохочет».

Надо отметить, что за последующие 99 лет беларусов постоянно заставляли выписывать издания, которые они выписывать не хотели и которые «не поддерживали беларускую национальность» - то есть являлись скорее изданиями «Северо-Западной Жизни», а не жизни беларусов.

ЕДИНСТВЕННЫЙ ДОКТОР ЖИВЕТ ЗА 60 ВЕРСТ

Сообщение в №37-38/478, 1911 г.:

«Местечко Здзитово, Гродненской губ., Слонимского пов. В нашем местечке случилось несчастье, от которого погибло шесть душ людей. 7 сентября одна баба наварила грибов и ими накормила мужа и четверых своих детей и сама наелась. На второй день у всех стали болеть животы, стало их рвать. За доктором не посылали, так как участковый доктор живет за 60 верст… 10 числа умерли четверо детей, муж и баба, 12 умерла последняя девочка [получается 7, а не 6. – Прим. Авт.]. Все они умерли в страшных муках. Съехались два доктора и нашли, что вся семья умерла от грибов. Вначале подумали, что от холеры, и боялись заходить к больным, но доктора успокоили людей».

О ПРЕДАТЕЛЯХ БЕЛАРУСКОЙ МОВЫ

Сообщение в №22/4, 1912 г.:

«В одном номере «Крестьянина» за этот год я прочитал заметку одного беларуса из Могилевской губ. и диву дался. В этой заметке беларус, едва научившись читать по-российски и говорить пополам с грехом, смеется над своей родной мовой, которой научила его мать, значит, смеется над своей матерью. Писулька его была написана нелогично, видно, что ему тяжело излагать свои мысли и пытаться по ветру нос держать. Кто слышал, чтобы англичанин, поляк, жид, россеец, немец, француз, турок смеялись над своей мовой? Каждый из них умеет говорить своей родной мовой; она напоминает ему его родной край, он гордится своим отечеством. Мова людей сближает, роднит, дает человеку самопознание. Наша беларуская мова давняя; на ней писались королевские грамоты, царские указы, в судах решения. Достаточно заглянуть в старые архивы, чтобы в этом убедиться. Можно знать все языки, но у человека только одна родная мать и только одна родная мова».

Увы, и через 98 лет многие беларусы «по ветру нос держат» и смеются над беларуским языком. А ветер и через век не изменился: дует все с того же направления.

ВСЕ БЕЛАРУСЫ УВЛЕКЛИСЬ АМЕРИКОЙ

Более половины сообщений – про тотальное бегство беларусов на заработки в Америку. Причина – полная нищета и безысходность жизни под царской Россией.

Из сообщения в №8/4, 1912 г.:

«Раньше здзитовцы далее соседнего села нигде не бывали, а как узнали про Америку, молодежь и кто только имел силу и здоровье покинули свой родной край, жену, детей, хозяйство, да махнули за море. Известно, без хозяина хозяйство, как говорят, плачет, а жена, работая одна, от тяжелой работы тратит здоровье, силы и в свою очередь плачет. Глядишь, молодица, которая была, как цветок, за 3-4 года совсем сдает: одни кожа и кости. Ждет бедная семья хозяина и не дождется; дети выглядывают батьку в окно и не дождутся. Так проходит несколько лет. Правда, Америка дает хорошие заработки, если кто попадет на хорошую работу, держит себя, не пьянствует; только тогда он может высылать гроши домой. Но бывает и так, что пьяница пропивает в Америке гроши, а жена и дети пухнут с голоду».

А вот отрывок из сообщения в №41/4, 1912 г.:

«Вернувшись из Америки, если что привезет, старается показывать себя, что он при деньгах [в тексте: грашавiты] и давай пить и поить других. Глядишь, за три-четыре месяца от полтысячи не осталось ни шелега, и снова покидает семью и выезжает в Америку; жена и дети остаются голодать».

Тут интересно, что Дед Михась использует наше национальное название валюты ВКЛ – шелег. Не рубль, не злотый, не доллар – а шелег. Тогда еще была в народе память об этом нашем главном номинале беларуской валюты, второе ее название – солид. Брестский монетный двор (открыт в 1659 г.) начеканил для ВКЛ 240.680.150 медных солидов на огромную по тем временам сумму в 2,7 млн. злотых. Более молодой Гродненский монетный двор выпускал монеты в 3 и 6 грошей, а также талер «Таргавiцкай канфедэрацыi». Последний талер ВКЛ был отчеканен Гродненским монетным двором в 1794 году, тогда Гродненский монетный двор был закрыт оккупационными войсками Суворова.

Отрывок из сообщения в №42/2, 1912 г.:

«И так уже завелось, что если кто и вернется из Америки, то долго не живет тут: убегает назад. Ибо, по правде говоря, хотя в Америке огромная дороговизна и очень тяжелая работа, но живется вольно, каждый сам себе пан и ровня другим».

В некоторых районах Беларуси в 1910-1913 гг. в Америку мигрировало около 20% населения (каждый пятый!). Вот отрывки из сообщения в №21/1-2, 1913 г.:

«Один священник мне говорил, что с одного прихода, в котором было 8 тысяч человек, теперь осталось 6 тысяч 300 душ. Вся молодежь, даже и девчата, выезжает в заморскую страну – Америку. Теперь я расскажу, как они туда едут. В каждом местечке есть патентованные и тайные агенты, которые отправляют людей в Америку. К ним и обращается тот, кто хочет ехать. Патентованные агенты за 200 руб. соглашаются по заграничному паспорту доставить человека в Америку…, а если нет грошей, то и в долг под вексель за 36%. Приехавший в Америку, конечно, должен иметь на первое время 50 руб. и какого-нибудь знакомого или родственника, чтобы заручился и принял к себе. Но и это еще не все. На пристани доктора усиленно осматривают эмигранта, здоровый ли он и способный для работы, а то с корабля его не выпустят».

Далее Старый дед Михась, возмущенный этой эмиграцией, рассказывает о других трудностях по пути из его местечка в Америку: про индустрию местных врачей-мздоимцев и изготовителей поддельных паспортов, про нечестных «проводников» в «новую жизнь», которые разными путями обманывают беларусов и бросают их обворованными на пристани в Нью-Йорке – и приходится несолоно хлебавши там жить бродягой или возвращаться назад. Автор подводит итог:

«Я думаю, что на всем свете нет такого народа терпеливого, как наш беларус, его крутили и крутят на все боки, но он остался терпеливым беларусом, несмотря на тяжкие условия, сохранил свою мову и свои обычаи пока в целости – и любит свое отечество».

МНЕНИЕ ДЕПУТАТОВ О НУЖДАХ БЕЛАРУСОВ

Сообщение в №39/4, 1912 г.:

«Много раз приходилось мне беседовать с селянами и одним выборщиком, который был избран из повета в губернские выборщики: чего они хотели бы от Думы, чтобы поправить свою жизнь. Мои собеседники, поскребя в затылке (видать, им трудно было ответить мне), не сразу мне вот что сказали: «Нужно для мужика позволить пасти скотину в казенных местах бесплатно, без билета собирать ягоды и грибы, и чтобы снять с водки акциз, а то очень дорогая».

- А что же нужно для тех людей, которые далеко живут от леса, не собирают грибов или ягод и не пасут скотину? – спросил я у них.

- Таго ня ведаемо, - ответили они мне.

Мне показалось, что со мной говорят не взрослые люди, а малые дети. Защемило мое сердце тяжкой болью. Не удивительно, что наши беларусы и другие думские депутаты гроши брали и ничего не сделали. Не удивительно, что они, будучи в Таврическом дворце, переходили на ту сторону, где им корыстней было и куда их разными обещаниями манили».

* * *

В чем же изменилась наша жизнь за 100 лет? Да, у нас огромные успехи в общественной медицине, да и в Америку уже не бежит за три года пятая часть населения. А в остальном-то особых изменений нет, в некоторых аспектах стало еще хуже. Например, переход в семьях с общения на беларуской мове – на «расейскую», что произошло уже при Машерове. И «беларуское возрождение» за век никак не продвинулось – хотя над нами давно не стоит с пистолетом ни царский жандарм, ни пилсудчик, ни убийца из НКВД или СМЕРШа.

На мой взгляд, самые главные и самые судьбоносные слова в 1912 году были про наших депутатов: «Мне показалось, что со мной говорят не взрослые люди, а малые дети. Защемило мое сердце тяжкой болью».

Потому что дед Михась увидел (защемившим сердцем почувствовал) не малых детей, а зловещих МАРГИНАЛОВ, которые и вели ХХ век в бездну тоталитаризма, когда дарованные общественной реформой гражданские свободы не вызывали у масс желания быть Гражданином страны и управлять ею как своим собственным хозяйством – а делегировались «Железной Руке» в лице популистов-параноиков. Так мы вошли в столетие маргинальных толп и их кровавых вождей Ленина, Троцкого, Муссолини, Гитлера, Сталина, Мао, Пол Пота.

Во многих сообщениях (тут не приведенных из-за узких рамок публикации) автор показывает ужасающее мракобесие и невежество селян – и считает, что выход из замкнутого круга тяжкой туземной жизни дикарей даст только образование. Это верно – но на деле создались тоталитарные режимы, которые в своем «русле» подачи народного образования только укрепляли маргинальные идеологии. Такое «образование» вело к созданию поколения людей Комсомола и Гитлерюгенда, к ужаснейшей Второй мировой войне – войне маргинальных масс за своих вождей.

Вот и удивительно: прошло 100 лет, но многие суждения Старого деда Михася звучат актуально, как будто сказанные сегодня на злобу дня. Получается, что век прожили – а изменилось в сути жизни не так уж и много…

И еще одна мысль приходит в голову: а ведь какой счастливой, процветающей и богатой была бы наша страна, если бы сто лет назад весь наш народ был таким, как этот дед Михась…

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 22, 2011 - 04:11 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

ДОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК БЕЛАРУСОВ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»



Еще несколько веков назад беларусы говорили на западнобалтском языке, а не на «старобеларуском славянском». Славянского языка у нас не было.

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=264


БЕЛАРУСЫ – НЕ СЛАВЯНЕ

Беларусы привыкли считать себя «славянами», однако славяноязычный народ – это вовсе не славянский народ. На самом деле беларусы на две тысячи лет старше юного славянского этноса.

Известнейший ученый доктор биологических наук А.И. Микулич в книге «Беларусы в генетическом пространстве. Антропология этноса» пишет, что популяции коренных жителей Беларуси ведут свою родословную непрерывно не менее 130-140 поколений, это означает – самое позднее с середины 2-го тысячелетия до н.э.

Это мнение разделяют и другие беларуские историки и антропологи: беларусы по своей антропологии (долихокранный широколицый тип) и генам неизменны минимум 3500 лет. Это означает, что никакого значимого «прихода славян» на территорию нашей страны никогда не было – был только при принятии христианства переход населения на общеславянский койне.

Возникает вопрос – на каком же языке говорили до этого наши предки-беларусы?

Первые упоминания о наших предках относятся к эпохе великого переселения народов, когда к готам, уходящим с Дона под натиском гуннов, на территории нынешней Беларуси присоединились для похода в Европу местные племена гутов или гепидов. Их смешение в дальнейшем (к VI веку) и родило в Полабье новый этнос славян.

Сегодня ученые считают гутов-гепидов западными балтами, но самого научного термина «балты» не существовало ни в средние века, ни даже в XIX веке. Вместо него авторы второго тысячелетия использовали термин «литовские племена». Но это понятие ошибочно смешивало две разные группы балтов – западных балтов (ныне потерявших свой язык, а в свое время ставших основой для появления славян, а еще ранее от них отпочковались романские и германские племена, уходившие заселять Европу) – и восточных балтов (латышей и жемойтов), которые из-за своей затворнической жизни и самоизоляции смогли сохранить язык, наиболее близкий к древнему индоевропейскому.

В VIII-XIII веках на территории Беларуси жили три главных племени («литовских» в старой терминологии, а в нынешней научной – западнобалтских): это ятвяги Ятвы (столица Дарагичин), дайновичи Дайновы (столица Лида) и кривичи Кривы (столица Полоцк). Замечу, что упоминавшиеся в ряде летописей эпизодически в течение короткого периода племена радимичей и дреговичей (любимые многими историками из-за их якобы более «славянскости», чем всеми забытые ятвяги и дайновичи) – на самом деле в историческом плане ничего собой не представляли и исчезли. У них не было ни княжеств со своими названиями типа Ятва или Дайнова, ни своих столиц; судя по всему, это были только отпочкования тех же кривичей или смешение кривичей с сарматами Украины.

На каком языке говорили эти племена? Ятву и Дайнову все бесспорно относят к группе западнобалтских языков, их язык был родственен прусскому языку Погезании Миндовга и языку мазуров Мазовы. Но точно так и о Криве кривичей ученые говорят, что ее изначальный язык до славянизации варягами – западнобалтский. То есть «литовский» по средневековым определениям и определениям ученых царской России, хотя этот термин неверен, так как балтийские языки существовали за тысячи лет до рождения Литвы в Поморье.

Здесь необходимо сделать некоторое отступление. Сегодня многие люди полагают, что и в прошлом языки европейских народов различались между собой в не меньшей мере, чем различаются сегодня. Это – огромное заблуждение. 3500-2500 лет назад все индоевропейское население Европы говорило практически на одном языке, где латынь и греческий (как и архаичные языки восточных балтов, сохранившиеся почти неизменными с тех времен) – казались только ГОВОРАМИ одного языка. Поэтому древние беларусы тоже говорили на таком же языке – а не на каком-то ином, как кому-то кажется. На этом же языке говорили будущие немцы, французы, испанцы, англичане, славяне – их языки появятся только многие века или десятки веков спустя. Именно по этой причине была возможна экспансия Римской империи на почти всю Европу: в то время Европа была населена индоевропейскими племенами, понимающими друг друга и римский язык – без переводчика.

Однако к IV веку (эпохе великого переселения народов) ситуация несколько изменилась: племена романцев, германцев и западных балтов утратили постепенно падежные окончания древнего индоевропейского языка. Смешение с другими народами (часто не индоевропейскими) вело к утрате изначальной синтетичности языка; так у немцев, французов, испанцев, португальцев и особенно англичан язык становился все более аналитическим (без 6-ти индоевропейских падежей, с вынесенными за слово флексиями). Аналогичное мы видим в болгарском языке – единством славянском аналитическом языке (там славянизация болгар-тюрок не была закончена).

Западные балты, родившие славян в смешении с готами (и, возможно, сарматами или кельтами), смогли сохранить в новосозданном славянском языке и 6 падежей латыни, и фамилии на «-ич», что соответствует латинской и древнегреческой форме прилагательного «-ис». Это показывает – вместе с остальным прочим – огромную связь западнобалтского языка (и через него славянского) с латинским и греческим, что на порядки теснее, чем связь с ними романских и германских языков. Еще больше связь восточно-балтских языков, но эта связь, как я писал, объясняется только тем, что этносы восточных балтов вели на протяжении двух тысяч лет затворнический образ жизни, последними в Европе обрели свою письменность и приняли Христианство.

На каком языке говорили наши предки гуты-гепиды в VI веке? Никаких источников на эту тему нет, но, судя по всему, их язык в то время был весьма близок древнему исконному индоевропейскому языку. А вот готы, с которыми смешались западные балты в создании этноса славян, имели уже более аналитический язык. И создание в этой смеси славянского языка стало «компромиссом»: новый койне, служивший языком межнационального общения в смешанных варяжских дружинах готов и западных балтов, был, конечно, уже менее похож на древний индоевропейский язык, чем язык западных балтов. Собственно говоря, постоянный «ОТХОД» от норм древнего индоевропейского языка и определялся фактами зарождения новых койне – неких утрированных смесей для общения между теми или иными народами в Европе.

Славянский язык появился в Полабье, где окончили к VI веку свой поход готы и гепиды, захватив там местное западнобалтское племя венедов и его славянизировав. Славяне – это формация, основой которой был во многом именно готский субстрат. Фамилии на «ов» - это почти не измененные готские фамилии на «-он», которые у готов звучали с «н» носовым и более походили на «оу», чему близки румынские формы на «у» и украинские на «о». Имена – германские, готские. Например: Владимир – готское Вальдемар (германский термин wald, walt соответствовал праславянскому voldъ – «валадарить», владеть), Ярослав – готское Gero-slavъ от германского «ger» - боевое копье, означало «славный копейник» или «слава копья». По-славянски звучат имена готских князей периода как раз образования славянского языка: Витимер (ум. 376), Валамер (461), Тиудимер или Теодимер (ум. 474), Хлодомер (524), Гислемар (ум. 683), Теодрад (ум. 794).

А вот у нас никакого славянского языка не было – он появился, только когда варяги (готы-славяне) стали тут контролировать путь «из варяг в греки» и строить на нем свои укрепления. Фактически язык кривичей, ятвягов и дайновичей почти ничем не отличался от языка их недавних предков гутов-гепидов. Это был западнобалтский язык, который походил в равной мере на язык готов и славян только потому, что и породил это смешение, а равно походил на язык восточных балтов латышей и жемойтов (и на прусский язык), так как был частью древнего индоевропейского языка.

Напомню, что даже сегодня в беларуской мове около четверти лексики – это древняя западнобалтская, которой нет ни у кого и которая аналогична прусской лексике, абсолютно архаична и уходит корнями в древний индоевропейский язык.

Все это показывает абсолютно неверную позицию нынешней беларуской науки, которая – следуя еще указаниям товарища Сталина – считает «древнебеларуским языком» язык Статутов ВКЛ. Этот язык никак нельзя называть «древнебеларуским», так как этот язык БЫЛ ПЕРЕНЯТ У КИЕВА для документооборота ВКЛ. Он, может быть, в каких-то мелких нюансах и отличается от «рутенского языка Киева», но эти смехотворные отличия не делают его «старобеларуским», так как в ту эпоху наш народ говорил не на этом для нас иностранном языке ВАРЯГОВ, а на своем еще дославянском языке.

Что вообще означает с точки зрения научной методологии сам термин «древнебеларуский язык»? В средние века не существовало понятия «беларуский язык», и сегодня историки ОШИБОЧНО считают таковым язык Статутов ВКЛ – но это фактически украинский язык. Налицо методологическая ошибка. В ту эпоху не было этноса «беларусы», наш народ назывался литвинами, и их язык соответственно – это литвинский язык. Именно об этом и писали тогда авторы хроник: что литвины ВКЛ взяли для государственного документооборота ЧУЖОЙ (киевский) рутенский язык, а на своем литвинском говорят в семьях.

Таким образом, настоящий древнебеларуский язык – это не язык Статутов ВКЛ (украинский), а литвинский язык. А сам этот литвинский язык – это фактически язык ятвяжский: ятвяги с 1220-х годов (после миграции к ним лютичей Поморской Лютвы) стали называть себя литвинами.

Что писали древние авторы? Возьмем, например, «Хронику» Феодосия Софоновича (1673 год). О ятвягах он пишет:

«Ятъвежи были едного народу з литвою и з половцами, и з прусами старыми, з готтов пошли, которых столечное мЂсто было Дрогиїчинъ, а Подляшъе все аж до Прус, з Волыня почавши, осЂли были, Новгородок Литовскиї и околичниї волости держали».
И далее: «Тыі всЂ народы были потом готами и епидами, ядвЂжами, печенигами и половцами названыи. И иншиї засЂли тамъ, где теперь Литва, и над моремъ Прускимъ».

В XIII веке название «ятвяги» исчезает – вместо него в районе Новогрудка живет уже народ «литвины». Поэтому литвинский язык – это ятвяжский язык.

Папа римский Пий II, известный в миру под именем Эней Сильвий Пикаломини (1405 – 1464) в своей «Истории Чехии» писал:

«Литва своими просторами граничит с Польшей на востоке… Немного у литвинов городов, а также мало деревень… Язык народа – славянский. Это язык наиболее распространен и разделен на разные диалекты. Среди славян одни подчиняются Римской церкви, как далматы, хорваты, карнийцы и поляки. Другие придерживаются ошибок греков, как болгары, русины и многие из литвинов».

Вот этот «славянский» язык литвинов – это ятвяжский язык, западнобалтский и потому похожий на славянский (в сравнении с языками восточных балтов жемойтов и латышей) – но все-таки не славянский. Таким образом, древнебеларуский язык – это ятвяжский язык. А в более широком смысле – вообще западнобалтский язык коренного населения всей Беларуси: ятвягов, дайновичей и кривичей.

Кстати говоря, нынешние жители западной половины Беларуси антропологически и генетически идентичны ятвягам, о которых историки царской России и СССР писали (в угоду великодержавным мифам), что те, дескать, все «вымерли и исчезли». Никуда они не исчезли - они (гепиды, потом ятвяги, потом литвины) и есть сегодня беларусы.

«ЛИТВИНЫ ЗАБЫЛИ СВОЙ ЯЗЫК»

Есть масса свидетельств о том, что у беларусов (литвинов) был до «рутенского» свой особый литвинский язык. Например, в 1501 году посол ВКЛ в Риме при Папе Александре VI Эразм Телак докладывал Папе, что литвины забыли свою собственную мову. В связи с тем, что русины (украинцы) заселяли почти половину Княжества, литвины обще стали пользоваться их мовой, так как она «удобная для использования».

Таким образом получается, что т.н. «старобеларуский язык Статутов ВКЛ» - никакой не наш, а только «говорка» украинского языка.

Вот еще факт. В том же 1501 году виленский католический епископ Альберт (Войцех) Табар получил от Великого князя Литовского и Русского Александра письмо. Речь шла о том, что, не зная «литвинского говора», священники не могли никак научить паству слову Божьему (ибо службы велись на латинской мове). Епископу поручалось назначать ксендзов, которые бы знали эту «литовскую говорку» - обращаю внимание, вовсе не «русинскую мову» и не «жемойтскую мову».

В документе названы 28 католических центров, население которых не знало «рутенской мовы» и говорило на своем литвинском языке. Среди них: Лида, Дубинки, Пабойск, Слоним, Дубичи, Красное Село, Воложин, Молодечно, Радашковичи, Койданово (ныне Дзержинск) и прочие города главным образом нынешней Минской области, а также Гродненской и частично Брестской. Там же в списке: Гродно, Новогрудок, Волковысск, Слуцк – и даже далекий Стрешин над Днепром.

Это реальный факт, который показывает, что в 1501 году все население нынешней Западной половины Беларуси (включая Минщину) еще говорило на своем «литвинском языке» (очевидно, ятвяжском) и не знало рутенской (украинской) мовы. (См. книгу Павла Урбана «Старажытныя лiцьвины: Мова, паходжаньне, этнiчная прыналежнасьць». Минск, Тэхналогiя, 2001. Стр. 31-33. Урбан ссылается на Codex Ecclesiae Vilnensis. Nr. 507. P. 616-617.)

На фоне этих ярких фактов выглядят просто бредовыми фантазии иных историков Беларуси про какое-то «славянское» происхождение беларусов и про существование у нас в древности чуждых нам понятий и самоназваний «Русь» или «Белая Русь».

Что вообще считали в то время «Белой Русью»? Упомянутый выше посол ВКЛ в Риме при Папе Александре VI Эразм Телак в своих двух докладах Папе римскому в 1501 году всюду называет «Белой Русью» Московию. Как пишет Карамзин, московский князь Иван III свои письма Папе подписывал как «князь Белой Руси»; Московию именовали «Белой Русью» все путешественники, посещавшие Москву.

А вот «Белая Русь» (White Russia) на карте Эммануэля Боуэна (Emmanuel Bowen) 1747 года. Область «Белая Русь» охватывает Москву и лежит между ней и Литвой, которая вся по карте ныне – современная Республика Беларусь, то есть Литва, а не Белая Русь. На карте топонимы Белой Руси – Тверь, Ржев, Москва и др. Топонимы Литвы – Смоленск, Могилев, Рогачев, Речица, Минск, Новогродек, Витепск, Полоцек, Вильна, Троки. Территория нынешней Республики Летува к Литве никакого отношения не имеет и обозначена как самостоятельное государство Самогития. Обращаю внимание – эта карта составлена уже накануне первого раздела Речи Посполитой! Получается, что до царской оккупации этих земель никакой «Белой Руси» тут не было. А название нам было искусственно перенесено только в рамках оккупации.

Русский этнограф-беллетрист Сергей Васильевич Максимов (1831-1901) был в 1868 году (через 100 лет после оккупации) командирован Русским Географическим обществом в «Северно-Западный Край», где объездил губернии Смоленскую, Могилевскую, Витебскую, Виленскую, Гродненскую, Минскую – и в 1877 в Санкт-Петербурге издал свои наблюдения. Он докладывал в издании «Живописная Россія»:

«Названіе «Белоруссъ» – искусственное, книжное и офиціальное. Сами себя потомки Кривичей подъ этимъ именемъ не знаютъ. …подъ именемъ Белой Руси понимаетъ тамошнiй народъ Великороссiю. Местная интелигенція начала считать названіе «Белоруссомъ» даже обидным...»

Вот так! Сегодня в Беларуси это забыли – хотя забывать этого нельзя. Неужто наши предки, говоря в 1868 году, что они никакая не «Белая Русь», были нас глупее? Им-то вообще-то было куда виднее, чем нам сегодня – якобы умникам, воспитанным в СССР…

Кстати, многие беларуские историки фантазируют о том, что, дескать, население Восточной Беларуси (кривичи) себя в прошлом именовало «русинами». Это неправда. Например, в договорах 1440 г. между ВКЛ и Новгородской и Псковской республиками перечислены этносы ВКЛ: Литвины (жители ныне западной половины Беларуси), Полочане, Витебляне, Смоляне, Русины (украинцы). Александр Гваньини, написавший Хронику Европейской Сарматии, служил комендантом Витебска; он называет витеблян только литвинами, а вот московитов (с которыми и велась война) именует «белорусцами», а Московию – Белой Русью. Ясно, что человек, защищавший Витебск от московитов-белорусцев, никак не мог именовать витеблян «белорусцами». Поэтому ненаучен нынешний термин «древнебеларуский язык»: этот термин в средние века означал язык московитов – то есть язык совершенно другого народа и другой страны.

Надо сказать, что древние авторы все-таки выделяли западно-балтский язык – среди языков славянского и восточно-балтского. Первый епископ Пруссии Христиан, назначенный Ватиканом, писал: «Wenedia olim, nunc Lithphania, hinc sinus Venedicus dicitur». Это значило: когда-то звалась Венедией, а теперь это Литва, отсюда и название Венедского залива.

Очевидно, что речь идет о Лютве лютичей-вильцев на территории Поморья (откуда они к нам и мигрировали в 1220-е годы в район Новогрудка, создав ВКЛ и саму нашу новую Литву). Сегодня потомками Венедии и венедов себя именуют лужицкие сорбы, но в прошлом все эти земли были западнобалтскими – как не славянами, а западными балтами были сорбы, лютичи, венеды (до их славянизации), мазуры, западные пруссы, ятвяги, дайновичи, кривичи и днепровские балты, жившие в районе нынешнего Киева.

В трактате 1464 г. «Terra Pomerania quomodo subjecta est Ordini Fretrum Theutonicorum», говоря про «славянское происхождение померанов» (то есть лютичей-вильцев Поморья) неизвестный автор писал, что «язык поморов равно могут понимать поляки, русины, литвины и пруссы». Ясно, что эта указанная особенность выдает какую-то разновидность именно западнобалтского языка.

В Хронике Тамаша Гиерна (ок. 1649) сказано, что изначально у латышей и у вильцев-лютичей был один язык и они были одним народом – вместе с пруссами и ятвягами. Вильцами они звались от нашей реки Вилия. Но потом вильцы-лютичи с территории нынешней Беларуси ушли в Дакию или Валахию, а оттуда переселились в район между Лабой и Одрой, где и стали зваться лютичами и Лютвой-Литвой. Получается, что лютичи, придя в 1220-е в район Новогрудка, просто вернулись на свою Родину (и, очевидно, потому вернулись сюда, что помнили о ней и о своем отсюда исходе).

Кстати, именно тут находились главные языческие святыни западных балтов, связанные с богом Родом. Как считают исследователи, божество Род принадлежало к высшим небесным богам-творцам и хозяевам Мира, означало рождение всего живого и человеческого рода. На территории РБ по реке Радунь возле селения Радунь (имевшего, кстати, Магдебургское право) находилось древнее языческое место поклонения возле камня Рода. Там хоронили своих князей еще вильцы-лютичи, а затем это было местом могил и князей ВКЛ. Отсюда и название Радуницы – нашего языческого праздника кормления могил предков. Как пишет Павел Урбан, именно на этой святой долине был позднее заложен Нижний замок и нижний город Вильни – по причине близости с ритуальным местом погребения наших князей.

ЯЗЫК ЛИТВИНСКИЙ И ЯЗЫК «ЛИТОВСКИЙ»

Польский историк Ян Длугаш описал эпизод первого массового крещения литвинов (западных беларусов) в 1387 г., в котором участвовал сам Ягайло, архиепископ из Гнезно и целая свита польских священников. Автор отметил, что Ягайло «знал язык своего народа». Затем Длугаш описал также участие Ягайло в крещении жемойтов в 1413 г., но в этот раз сообщил, что, не зная жемойтского языка, польские священники пользовались услугами переводчиков.

Длугаш подчеркивал, что у литвинов (западных беларусов) язык более-менее понятен полякам, так как изначально «латинский язык» литвинов (то есть БАЛТСКИЙ) из-за широких контактов с соседями «приобрел особенности славянской мовы». В отличие от жемойтского языка. Об этом писали и другие авторы, например, другой польский хронист Мацей Мяховский в своем «Описании сарматов азиатских и европейских». Заметим также, что князья ВКЛ не знали языка нынешней Республики Летува – а знали именно язык литвинов-беларусов.

О том, что литвинский и жемойтский языки являются абсолютно разными языками – масса свидетельств. Тот же Длугаш в 11-ой книге своих хроник писал о назначении епископа для Жемойтии: «На первого епископа кафедры в Медниках был предложен Матей, по происхождению Немец, который, однако, родился в Вильне. Он хорошо знал мовы литовскую [литвинскую] и жемойтскую».

И даже в царской России жемойтский язык не называли «литовским». Вот яркий пример. Профессор истории Тэодор Р. Уикс (США) писал в статье «Русификация: слова и дела (1863-1914)» (журнал «ARCHE», №№7-8, 2008, стр.827), что генерал-губернатор Муравьев готовился к «введению преподавания жмудского письма [жмудская грамота] русскими буквами во всех школах Самогитии».

В документах 1870 года губернатор использовал только этноним «жмудский народ»: «Пристрастия к полякам у жмудского народа не было и не будет, пока местная администрация будет держать под строгим контролем деятельность польских землевладельцев и шляхты».

Тэодор Р. Уикс поясняет, что термином «литовцы» тогда именовали не жемойтов, как сейчас, а жителей губерний, ныне расположенных в Беларуси, то есть – нынешних западных беларусов.

В работе академика АН Литовской ССР К. Корсакаса и старшего научного сотрудника Института литовского языка и литературы АН Литовской ССР А. Сабаляускаса «Балтийские языки», опубликованной в журнале «Русская речь» в 1971 году (№4), сказано: «литовский литературный язык сформировался на основе диалектов западных аукштайтов». Время формирования – «конец XIX века».

Но с какой стати «литовским языком» называют жмудский язык – пусть и в его вариации аукштайтов как жителей той же самой Жмуди? Павел Урбан в этой связи пишет в цитированной выше книге (С. 33):

«Интересно, что историки, которые Аукштоту отожествляли с именно Литвой и подчеркивали не только географическую, но и государственную идентичность этих понятий, не могли назвать ни одного архивного документа, где хоть бы один из великих князей ВКЛ характеризовался как «князь» или «король» Аукштоты. Наоборот, есть акты, например, времен Великого князя Гедимина, в которых упоминались также земли Аукштоты и Жемойтии, но сам Гедимин титуловался в тех актах как «король Литвы»».

Следует также заметить, что никакого литературного языка с названием «литовский» в конце XIX века не формировалось. Ученые Литовской ССР фантазируют. На самом деле в царской переписи населения 1897 года в графе «литовские племена» три раздела: латыши (еще один «литовский язык»), жемойты (очевидно, с аукштайтами, а отдельно никакого упоминания об аукштайтах нет) и литовцы – то есть НЕПОСРЕДСТВЕННО литвины-беларусы, ибо проживают они, согласно данным переписи, именно в Минской области, в Гродненщине, Виленщине (с Суваликей), Брестщине и Белосточчине. То есть, эти «литовцы» в переписи – не восточные балты, а западные балты, бывшие ятвяги и дайновичи. Ныне – беларусы.

Следует также напомнить, что нынешние южные земли Республики Летува, подаренные ей Сталиным (Сувалкия и Дзукия, то есть Виленщина), считались ЭТНИЧЕСКИ БЕЛАРУСКИМИ всеми учеными периода царской России и досталинского СССР. Это отражено на картах проживания беларуского этноса, составленных Риттихом (1875), Карским (1903), Московской Диалектологической Комиссией (1915), Станкевичем (1921).

Зачем АН Литовской ССР понадобилось изобретать вымысел о «сотворении» какого-то нового «литовского» языка из слияния совершенно не литовских языков Жмуди? Ответ ясен: желание примазаться к чужой истории славной Литвы. Причем, даже свое название «жмудины» (так их поляки называли) там сегодня считают «оскорбительным», как и термины губернатора Муравьева «жмудская грамота» и «жмудский народ». «Оскорбляет», очевидно, что не «литвинами» и «Литвой» именовали, а именно своим историческим именем.

Некоторые историки и политики Жмуди дошли до того, что вообще в любых чертах балтизма на территории Беларуси видят «следы своего былого жемойтского владычества» над беларусами, а своими «владениями Жмуди» считают даже Минскас. Однако в формировании таких представлений невежественного Сталина, позволяющих прирастать Жемойтии в ХХ веке нашими этническими землями, более повинна великодержавная Историческая Школа царизма и СССР, которая априори считала беларусов «восточными славянами» и «младшим русским братом великороссов» - в рамках «обоснования исторического права Москвы» на наши земли.

Нынешний статус государственности и независимости Беларуси лишил смысла сие «обоснование прав Москвы» на нас как свою колонию. А с этим утратился и политический «заказ» на насаждение всех мифов, этим «обоснованием» созданных. И появилась наконец возможность сказать правду о нашей НАСТОЯЩЕЙ истории, которая была два века запрещена: истории литвинов (ятвягов и кривичей) Литвы. Не славян, а западных балтов – только славянизированных несколько веков назад.

НАСТОЯЩИЙ СТАРОБЕЛАРУСКИЙ ЯЗЫК

Во многих уголках Беларуси сельское население продолжает говорить на своем дославянском языке. Вот сообщение нашего читателя из Республики Летува:

«1978 году, в Бресте, местный житель В. Зинов нашёл старую книгу, написанную на латыни, в которой в конце был рукой написан разговорник-переводчик с польского на непонятный язык. Рукопись была в очень плохом состоянии, поэтому он 215 слов переписал в тетрадь. Позже эту тетрадь он принёс в Вильнюсский университет. Вначале там подумали, что это подделка, но потом стали анализировать эти слова. 11% из этих слов можно отнести к прусскому, летувисскому или латышскому языкам. К примеру: degt, ezt, karo, nakt, sala. 20% слов относятся только к латышскому и летувисскому языкам. К примеру: barnay, kaj, lets, maz, tews, upa. 25% слов соответствует только летувисскому языку: daug, gimna, gyr, terd, ugne. И т.д. Учёные думают, что это и есть старый ятвяжский язык».

То есть, уточним: он же есть литвинский язык, он же язык лютичей-вильцев, он же «старобеларуский язык». Это родной язык Ягайло и наших жителей, которых он крестил в 1387 г. Он же – литвинский язык 1501 года 28-ми католических центров ВКЛ, население которых не знало «рутенской мовы» и «жемойтской мовы». Это – вся Западная и Центральная часть нынешней Беларуси.

В 2006 году мне позвонила жительница Минска Лидия Ефимовна (Евфимовна, как она уточняет – отчество исковеркали в СССР службы ЗАГС), которая рассказала, что является представителем «прусской составной» беларуского народа, но, видимо, там просто сохранились наши древние западнобалтские истоки.

Она в семье говорит на «прусском языке», как на этом же языке говорит вся ее родня. Что она и продемонстрировала, перейдя в разговоре со мной на РАЗГОВОРНЫЙ «прусский язык». Это, конечно, вызвало у меня шок, так как, согласно научным представлениям, пруссы давно вымерли как народ, а два-три сохранившихся письменных памятника относятся к XV-XVI векам. И – что вообще открытие – никакого прусского разговорного языка сегодня в принципе нет, как считает наука.

«А вот есть такой разговорный язык!» - сообщает читательница. В Пинской и Брестской областях до сих пор живут десятки тысяч «пруссов», которые в семье, между собой, говорят на родном «прусском языке». Это не беларуский язык, не польский и не летувисский, а прусский, и детям из поколения в поколение передают деды, что вы – «пруссы», а не беларусы, поляки или летувисы.

Читательница также сообщила, что ряд древних беларуских текстов, которые историками комментировались как «написанные неизвестными письменами неизвестным языком», ею вполне читаются, так как написаны на ее родном «прусском языке». В том числе она привела пример соглашения о заключении Любленской Унии 1569 года (объединение ВКЛ и Польши в союзное государство Речь Посполитую – Республику): текст соглашения в одном из документов был написан, как комментируют историки, «непонятным никому языком». А вот наша читательница сей текст понимает в каждом слове, ибо он, как она говорит, на ее языке и написан. Каждое слово понимает – из текста, который объявлен нашими учеными «неразрешимой загадкой». (К сожалению, Лидия Ефимовна не уточнила, что именно это за документ и где она его видела; просим ее откликнуться и рассказать подробнее.)

Читательница назвала и несколько «прусских» сел в Беларуси, где сегодня до сих пор живут «пруссы», сохраняющие свою «прусскую» самоидентификацию, вспомнив из многих, как я записал, Одрижин и Акдемер. Есть и села, названия которых образованы от слова «пруссы». Назвала и ученого, который занимался 10 лет назад историей беларуских пруссов, – это Шелягович, тогда являвшийся преподавателем БГУ.

На территорию Западной Беларуси действительно мигрировало большое количество пруссов, спасавшихся от немецко-польской экспансии. Пруссом (королем Погезании) был и сам Миндовг, основатель ВКЛ. Однако в данном случае я все-таки не стал бы говорить о том, что речь имеет именно о прусском (погезанском) языке. Дело в том, что этот язык абсолютно ничем не отличался от ятвяжского языка нашего местного населения – потому сюда и бежали пруссы. Поэтому в данном случае – это все тот же наш древнебеларуский западнобалтский язык.

Когда я рассказал об этом в газете, мне позвонил еще один наш постоянный читатель (не назвавший своего имени) – родом из д. Купятичи под Пинском. Он подтвердил, что в его родной деревне до сих пор говорят на непонятном языке, а его мать и бабушка, говорившие в быту на трасянке, во время ссор все время переходили на свой непонятный язык – язык их предков.

Читатель приводит такие примеры из лексики этого языка: дочь в этом языке – дохна, золовка – ятробка, кружка – кварта, поля – дологи, канава – прысть. И так далее. Вся утварь дома в этом языке именовалась иначе, чем на беларуском или летувисском языках. Что любопытно – бабушка читателя даже не знала, что это за язык, на котором она говорит.

Читатель сообщил, что в 1958 г. в деревню приезжала этнографическая экспедиция из Минска, работе которой он, тогда школьник, активно помогал. Потом была и вторая экспедиция по изучению «диалекта», а затем больше никто не приезжал. На многие десятилетия, вплоть до сего дня, тема стала забытой и неинтересной в Минске. Видимо, по той причине, что «подрывала» мифы официоза про наше «славянское» происхождение.

Анатолий Иванович Житкевич из г. Барановичи продолжил тему забытых языков Беларуси. Он писал, что упомянутые читательницей Лидией Ефимовной деревни Одрижин и Акдемер находятся вблизи г. Иваново и г. Дрогичина в Брестской области:

«Мне известно, что и в самом г. Иваново проживают люди, которые именуют себя «лаборами» и сохраняют из поколения в поколение особый лаборский (лабурский) язык. Происхождение этого языка мне до настоящего времени было необъяснимым. Смею предположить, что язык этот и является прусским, а возможно полабским (наименование «лабор» имеет общий корень).

У меня имеется книга, подаренная автором Анатолием Денисейко, который проживает в г. Дрогичине, «Невыдуманные истории», в аннотации к которой автор пишет: «Эта книга задумывалась как сборник золотых россыпей живого житейского юмора земляков, ярких забавных историй полесского края». Интерес вызывает рассказ «Лаборская история», в котором упоминается об этом своеобразном для многих непонятном (только не местным жителям) лаборском языке. Герой рассказа - бывший реальный житель г. Иваново, проживавший по ул. Чкалова, 12. Направляю Вам ксерокопию этого рассказа.

Моя жена, уроженка г. Иваново, знает некоторые слова на лаборском языке, передаваемом местными жителями из поколения в поколение. Привожу примеры этих слов: корова - гэмытка; конь - волот; молоко - гальмо; сало - крысо; девушка - биячка; юноша - бияк; мужик (крестьянин) - мэть; бить - копсать; красть - япэрыть; понимать - сиврать; идти - пнать; домой - на похазы; хотеть (желать) – волыты».

Перескажу кратко своими словами рассказ Анатолия Денисейко «Лаборская история», присланный Анатолием Ивановичем.

Итак, в местечке Янов Кобринского уезда Гродненской губернии жил народ лаборы, говоривший на лаборском языке. В СССР язык вырождался, а интерес к нему помог воскресить забавный случай, который произошел на Белорусском вокзале Москвы в мае 1968 года, где в ожидании отправления поезда, мечтая о встрече с ласковой женой, любвеобильный Миша, потомок лабора, дал в Яново телеграмму: «Марфа... бияк на показы пнае кебитэ волить».

«Не успел наш полешук сесть в поезд, как загадочный текст его телеграммы уже лежал на столе в одном столичном ведомстве. И буквально поднял его на ноги. Пытаясь раскрыть, разгадать тайну слов, за работу взялись лучшие специалисты этого дела. Но лаборский орешек оказался им явно не по зубам, и они беспомощно развели руками. Из центра в край полешуков улетела шифровка. Местному отделению комитета госбезопасности города Пинска (обслуживало Яново) предписывалось "незамедлительно" раскрыть содержание телеграммы и доложить по инстанции».

В Пинске отыскали человека, владеющего лаборским языком, - старого лабора Пепко.

«Молча выслушав гостей, Пепко, полный важности, устроил им лаборский ликбез:

- "Бияк" - это такой боевой парень. Словом, забияка-лабор. "На показ пнае" - значит пнется, торопится показаться на глаза". Затем старый Пепко как-то стыдливо замялся, покашливая перевел до конца загадочный текст:

- Марфа, готовься. Парень торопится домой любовью заниматься.

В тот же день шифровка лаборского перевода ушла в Москву. Телетайп из столицы принес только одно слово: "Дураки". Прочитали полешуки ответ и немало удивились непривычной самокритичности москвичей».

На мой взгляд, этот лаборский язык – очередная вариация нашего древнебеларуского языка. Само слово «лабор» - это на древнем индоевропейском значило «труженик», то есть это язык черни Беларуси – в противовес знати и горожанам ВКЛ, которые говорили на рутенской мове Киевской церкви.

Ятвяги, снова повторю, никуда не исчезли – хотя именно так о них продолжают писать историки России. Другой наш читатель Андрей рассказал в своем письме о неудавшейся попытке создания национального движения ятвягов «Етвызь» в первой половине 1990-х:

«В то время на территории западного Полесья возникла организация «Етвызь», провозгласившая наличие особого этноса - ятвягов, как малой народности балтского происхождения.

Я не специалист и не берусь судить о том, насколько такие заявления обоснованы исторически и культурологически, но надо признать, что ятвяжское движение нашло некоторый отклик в среде местных жителей. Так, издавалась газета «Збуднинне» тиражом 25.000 экз., регулярно проводились фестивали западно-полесской песни. Ятвяжское движение, насколько я знаю, имеет довольно длительную историю. Оно возникло в межвоенный период, активно боролось с польской оккупацией. Впоследствии ятвяжское движение раскололось на два лагеря: проукраинский, имевший своим знаменем сине-желто-красное полотнище, и пробеларуский с бело-сине-белым штандартом (синий цвет символизировал Припять). Одно время ятвяжское движение было настолько активным, что националистические беларуские организации рассматривали его как одну из угроз нашей державности.

Со временем ятвяжское движение исчезло само по себе. Насколько мне известно, сейчас каких-либо организаций данного направления не существует. Хотя на момент создания «Етвызь» ставила целью объединение ятвяжского народа на землях Западного Полесья, Волыни и Подляшья в рамках единой державы».

Тут – ярчайший пример поразительного парадокса: беларуские националисты, воспитанные на баснях КПСС, не знают о том, что беларусы и произошли от ятвягов-литвинов, а вовсе не от каких-то «славян» - и видят ятвяжское движение «угрозой нашей державности». На самом деле это точно так же глупо и нелепо, как, например, в Москве местные националисты увидели бы «угрозой себе» некое движение энтузиастов термина «московиты»: получилось бы, что русские москвичи борются с москвичами этноса московитов. У нас ситуация именно такая: глупые трения на почве массового невежества о происхождении своей нации.

ПАРАДОКСЫ ИСТОРИОГРАФИИ БЕЛАРУСИ

Следует заметить, что новейшие учебники истории Беларуси для СШ уже не столь категоричны в «славянских истоках беларусов», как советские издания. Там осторожно пишется, что на этот счет у историков есть разные гипотезы, а в целом говорится, что некие славяне пришли в Беларусь и славянизировали живших тут испокон веков балтов.

Но все это остается на уровне даже не гипотезы, а только басни. Не сообщается, откуда и зачем, когда сии славяне пришли в Беларусь, кем они были, сколько их было, как вообще они могли прийти на наши этнически им чуждые земли – без сопротивления с нашей стороны. Главная научная методологическая ошибка – подмена понятия распространения славянского койне (через христианство и иные пути) – понятием якобы появления тут самих славян.

Для сравнения: в 1950 году в 75% беларуских семей говорили на беларуской мове. После чудовищного кризиса села при Хрущеве и повального бегства колхозников в города – в 1975 году пропорция изменилась с точностью наоборот: уже только в 25% беларуских семей звучала мова, а в 75% говорили на русском языке. Означает ли это, что к нам в Беларусь за эти четверть века якобы «пришло» 50% русских как нашего населения? Да нет, конечно. Никакого «прихода русских» в размере 4,5 миллионов не было – как и равного «исчезновения» беларусов. Просто в семьях стали говорить на другом языке.

Вот точно такое и произошло с нами в древности, когда мы с нашего исконного западнобалтского языка перешли на славянский койне. Так что приплетать «чье-то к нам переселение» - ненаучно. Смена языка – не имеет часто никакого отношения к какой-то значимой миграции.

Аналогичный миф касается периода XVII века, когда шляхта ВКЛ массово переходила на польский язык. Российские и иные пророссийские беларуские историки или сознательно (в рамках отрицания нашей государственности), или по своему невежеству тиражируют миф о том, что нами якобы «правила польская шляхта». Что является ложью, так как законы ВКЛ запрещали польской шляхте у нас обустраиваться и иметь поместья. В реальности шляхта ВКЛ оставалась той же самой – нашей этнически, но переходила на польский язык только из-за моды Речи Посполитой или из-за принятия католичества. Но говорить на польском языке в высшем свете – это не значит быть поляком. Точно так в царской России XVIII-XIX веков вся богема говорила на французском языке (в романе Льва Толстова «Война и мир» целые страницы на нем), но это не означало, что дворянство России – стало вдруг французами и «французской шляхтой». Тем более во время войны с Наполеоном.

Что касается термина «древнебеларуский язык» (или «старобеларуский»), то, полагаю, надо наконец поставить все точки над «i»: наш древнебеларуский язык – это неславянский язык литвинов, западных балтов – ятвягов, дайновичей и кривичей – и равно язык вильцев-лютичей. Мы никакими славянами никогда не были, как ими не являемся и сегодня – а только славяноязычные, к тому же русскоязычные. Но не русские и не славяне. Мы – те, кем и были 3500 лет назад: мы продолжение наших предков. А на каком языке говорим – не столь и важно, так как за свою историю меняли эти языки, как перчатки. Можно говорить и на эсперанто – но мы все равно останемся беларусами…

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 22, 2011 - 04:10 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

ПАРАДОКСЫ С ТЕРМИНАМИ

Вадим РОСТОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

Со времен СССР мы продолжаем использовать термины, смысл которых ныне кажется, по меньшей мере, нелепым.

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=262


ПРО «БЕЛОПОЛЯКОВ»

Наш читатель из Гродно Тадеуш Малевич пишет:

«Хочу выразить вам благодарность за статью «Существует ли история?» в «АГСИ» №22, 2009. Вы и ваши коллеги делаете большое дело по развенчиванию царских и особенно советских мифов об исторических событиях, происходивших на территории сегодняшней Республики Беларусь.

…Но даже у уважаемых авторов вашей газеты проскальзывают эпитеты и определения Польши 1918-1939 годов, мягко говоря, вызывающие удивление и сожаления – «белополяки», «буржуазно-помещичья» и «панская» Польша.

Насколько я припоминаю, кроме «белополяков» были еще «белофинны». Больше никого. Почему? Ведь никто не говорит и не пишет «краснобольшевики».

У меня в семье тоже есть «белополяки».

«Буржуазно-помещичьими» были в то время все государства Европы, кроме СССР, однако ни одно из них не называлось «буржуазно-помещичьим». Польша в то время была одной из европейских демократий не хуже других. И уж тем более не хуже братского фашистскому коммунистического тоталитаризма СССР.

Говоря о «панскости» Польши, нельзя забывать, что в колхозном рабстве СССР таким же ПАНОМ и еще хуже – феодалом – было само «социалистическое» родное государство.

Считаю, что сегодня подобные эпитеты не должны использоваться».

* * *

Все верно – слишком велика сила традиции. Например, в изданном несколько лет назад в Беларуси учебнике истории для вузов многократно с обличением повторяется: «буржуазная Польша». Но, простите, а сами авторы учебника в какой стране живут? В такой же сегодня буржуазной Беларуси.

Поражает термин «панская Польша». «Пан» - это вежливое обращение у всех славян, кроме россиян и балканских народов. И русское слово «господин» не является его аналогом, как кажется на первый взгляд, так как в словосочетание «панская Польша» люди, его использовавшие, вкладывали значение «помещичья», а не «господская».

Нелепость в том, что равно «панскими» были Беларусь, Украина, Чехия, Словакия – а вовсе не одна Польша. И в том, что уже в советский период там продолжали всех именовать панами – вспомните передачу «Кабачок 13 стульев» с его «пани Моникой», «паном Директором» и пр. Наконец, само слово «пан» у поляков означало в представлениях масс не барина, а уважаемого человека, что отразилось даже в названиях художественных произведений («Приключения пана Кляксы» и т.п.). Слово «пан» - это древнейшее славянское слово, которое не имело социального значения «угнетателя» и поэтому не было запрещено уже в социалистической Польше, как, например, в РСФСР было запрещено использовать слово «господин». А само выражение «панская Польша» аналогично, на мой взгляд, выражению «джентльменская Англия». Коммунизм не запрещал слова «пан», а потому термин «панская Польша» формально равно относится и к ПНР.

Особая история с «белополяками». Этот термин уже абсолютно маразматичен.

Во-первых, он неверен в сути. Под термином «белые» в РСФСР понимали монархистов: это «белогвардейцы», «белое движение», «белые генералы» Деникин, Врангель, Юденич и прочие.

А вот Польша ненавидела этих белых больше, чем ненавидела красных. Ярчайший тому пример такой. В 1919 году режим Ленина оказался в смертельной опасности – на Москву шел Деникин, который для окончательной победы над большевиками хотел использовать и польские войска в качестве союзника. При посредничестве Англии и Франции Деникин потребовал от Пилсудского начать наступление и прежде всего нанести удар по Мозырю, что было исключительно опасно для красных. Но польский главнокомандующий отказался. Его не устраивала программа аннексий белого генерала, воевавшего с девизом «Россия единая и неделимая», то есть без польской независимости. Вместо сотрудничества с Деникиным Пилсудский передал его планы командованию Красной Армии. Стянутые с польского фронта части (более 40 тыс. человек) были брошены против войск Деникина, и тот затем утверждал, что они отняли у него победу. Он прямо обвинял Пилсудского в том, что тот помог спасти власть большевиков.

Приближенные Пилсудского отмечали: «Пилсудский мог подать руку помощи белому генералу под Орлом, но из-за ненависти к прежней России не подал. «Все лучше, чем они. Лучше большевизм!» - сказал маршал Пилсудский».

Так как же можно называть Польшу «белой»? Белые ратовали за самодержавие и Российскую империю – а поляки более всех ненавидели самодержавие и жаждали полной гибели Российской империи. Какие же они «белые»? Они скорее, по этой терминологии, «черные» (то есть полная противоположность монархистам).

Во-вторых, если есть термины «белополяки» и «белофинны», то как называть сторонников «белого движения» (то есть монархии) среди русских? Правильно – это «белорусские».

Однако сия ниша уже принадлежит народу Беларуси. Тут вторая нелепость: авторы учебников истории пишут про «Белую Польшу» и «белополяков», но сами при этом РЯДОМ НА ТЕХ ЖЕ СТРАНИЦАХ пишут про «Белоруссию» и «белорусов». Что – и они «белые»??? Тоже монархисты???

«Белорусы сражались с белополяками…» Как же так: белые воевали против белых???
Если войска Пилсудского состоят из «белополяков», то войска Деникина состоят из кого? Правильно, из «белорусов». А не из «белогвардейцев», так как гвардейцев среди них было весьма мало. А монархические войска какого-нибудь африканского короля Гонделупы – это белонегритянские войска: «белые негры».

Равно не мог прижиться термин «красные русские», так как Красная Русь (Червонная) – это историческое название земли русинов Галиции.

СТРАННЫЕ ТЕРМИНЫ

Если взглянуть со стороны, то существовавшие в СССР термины кажутся просто непонятными – хотя тогда на это никто не обращал никакого внимания.

Зайдем, например, на завод. Вот у станка ударник коммунистического труда, у другого станка – победитель социалистического соревнования. Выходит, что первый рабочий – это коммунист, а второй рабочий – это социалист?

И что вообще значит понятие «коммунистический труд»? Это бесплатный труд? Ведь при коммунизме не будет денег. Какие-то недотепы придумали в СССР называть ударный труд «коммунистическим трудом». А как тогда называть обычный труд? Капиталистическим трудом? Однако неучи не понимали, что у каждого термина должна быть своя противоположность по значению.

А ведь эта нелепость существует по сей день – мы ее просто не замечаем. Например, один из крупнейших районов Минска – это Советский район. Означало ли это название во времена СССР, что в Минске был только один советский район, а в остальных районах не было Советской власти? Ведь смысл именно такой: точно так если вы назовете какой-то район Минска «Беларуским районом», то это будет означать, что остальные районы столицы – не беларуские (ведь, например, исторический Татарский район города – это место, где жили именно татары).

И потом: почему сегодня продолжает существовать название «Советский район»? Можно ли подумать, что там окопались какие-то сторонники СССР, которые создали там островок Советской власти и не признают наш буржуазный строй? Нет, конечно.

В свое время сатирики немало смеялись над названием «Коммунистический тупик», но почему-то никто не обратил внимания на такое же нелепое название «Коммунистический проезд». Что оно значит? Что по этой улице ездят туда-сюда одни коммунисты? И где тогда «Беспартийный проезд»?

Весьма характерным для общества СССР было ставить знак равенства между понятиями «советский», «социалистический» и «коммунистический», хотя на самом деле их смысл разный. Советы – это просто парламентская власть, аналогичная и буржуазным странам. Социалисты – это вовсе не коммунисты, а буржуазное политическое течение, которое хоть и ратует за права трудящихся, но коммунизм вводить не собирается. Но в СССР все это было в каше.

Некоторые понятия были вообще непонятны. Что, например, значит «Трудовое красное знамя»? Что есть еще какие-то нетрудовые красные знамена? Причем, о военных тут речи не идет, так как «Служба Родине – почетный труд и обязанность советского воина». Советский воин трудится, неся военную службу.

Как понимать термин «комсомольско-молодежный воскресник»? Комсомольцы воскрешать кого-то идут? Люди забыли, что день недели воскресение потому так назван и потому нерабочий день, что он в честь воскресения Иисуса Христа. Атеистическая молодежь СССР (Союз безбожников), что понятно, воскресения Христа не признавала. Но зачем же тогда свой «праздник бесплатного труда» они назвали церковным термином - «воскресником»? Еще бы «крестным ходом» назвали.

В энциклопедиях СССР: «Комсомольско-молодежные воскресники, одна из форм добровольной бесплатной работы советской молодежи на благо общества, характеризующая ее патриотизм и коммунистическое отношение к труду».

Что это за «коммунистическое отношение к труду» - мы хорошо знаем: работать бесплатно, чтобы заработанные деньги КПСС отправила на свои нужды расширения мирового могущества – на содержание гаремов всяких экзотических тиранов – туземных «друзей СССР» и на подкуп голубых депутатов парламента ФРГ. В ряде случаев деньги отправлялись на действительно благие дела, но все равно это было лишь формой дополнительного изъятия членских взносов.

ВПЕРЕД, К ПОБЕДЕ КОММУНИЗМА!

Без всякого осмысления всегда оставался главный вопрос: действительно ли «приобщался к коммунистическому труду» человек, не получающий за свой труд никакого вознаграждения? Нет. Так как формула коммунизма – «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Если вторая часть формулы не реализуется, то и нет никакого «приобщения к коммунизму», а в чистом виде наглая эксплуатация.

Джон Кеннеди пообещал своему народу, что в текущем десятилетии американцы высадятся на Луне. Обещание было выполнено. Никита Хрущев в то же время пообещал тоже своему народу, что через 20 лет настанет коммунизм. Обещание не было выполнено – так говорят историки. Но на самом деле коммунизм в СССР был всегда: он означал, что все заработанное трудящимся человеком распределяет за него какой-то дядя-коммунист, которому лучше знать, как и куда потратить заработанное рабочим. Отсюда в народе появился термин «скоммуниздить» - это взять то, что заработано другим. Если коммунисты могут коммуниздить, то почему бы не коммуниздить и беспартийным?

Парадокс тут заключается в том, что каждый год Институт русского языка АН СССР издавал брошюры «Новое в русском языке», в которых приводились новые термины и понятия, появившиеся в речи советского человека; термина «скоммуниздить» в этих изданиях так никогда и не появилось. Хотя термин был самым массовым образом распространен в советском обществе, да к тому же был производным от слова «коммунизм». Напоминаю, во времена, когда Хрущев обещал нам жизнь при коммунизме.

Казалось бы – с чисто теоретических позиций лингвистики – разве может некое производное от слова «коммунизм» является негативным? Оказалось, что может. Слово «скоммуниздить» нашли антисоветским. Фантастика! Добавить приставку «с» и из существительного «коммунизм» образовать глагол – это уже антисоветчина. А потому, мол, не может быть «реалией русского языка». Хотя при этом безграмотная номенклатура СССР порождала массу терминов, которые бездарно нелепы не только для русского языка, но вообще по своей логике.

АН СССР предлагала глагольную форму «коммунизировать», но в ее основе слово «коммуна», а не «коммунизм» и «коммунист». Коммунизировать – это создавать коммуну. А какой глагол должен означать коммунистическое распределение? Коммуниздить. Увы, этот термин не был признан АН СССР. Потому что как раз весьма точно своими полускрытыми языковыми нюансами выдавал суть явления, понятную всему народу. То есть, раскрывал всю СУТЬ КОММУНИЗМА.

Годы проходят, а старые термины живут. Один знакомый вынес с корпоративного банкета шашлык, говорит: «Вот, скоммуниздил». Спрашиваю: «Неужто ты коммунист?» Смеется – ему просто слово нравится, весьма точно суть отражает.

«МЫ НЕ ФАШИСТЫ, МЫ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТЫ»

Одно из наших самых массовых заблуждений – это путаница понятий «фашисты» и «национал-социалисты». Красноярский профессор А.М. Буровский писал в книге «Россия: курс неизвестной истории» (М., АСТ, 2004):

«В СССР приложили колоссальные усилия для того, чтобы представить немецких нацистов в виде своего рода «белокожих горилл», диких созданий, противостоящих всему цивилизованному миру. Даже собственное их название национал-социалисты – в СССР заменили на «фашисты», чтобы любой ценой откреститься от явного родства. Ведь нацисты – национал-социалисты – в Германии отродясь не были фашистами.

Фашисты в Италии и в Испании были консерваторами. Их цель была в том, чтобы сплотить нацию в фашо – пучок и за счет роста корпоративного начала, сворачивания демократических свобод, подавить движение социалистов. Ведь социалисты хотели воплотить в жизнь утопию, построить идеальное общество на выдуманных теоретиками началах. А фашисты хотели любой ценой не позволить им этого, сохранить завоевания цивилизации XIX века. Поэтому когда пленных немецких солдат в России называли «фашистами», они, мягко говоря, удивлялись.

- Мы не фашисты, мы нацисты! – отвечали они вполне мотивированно, а у советских людей окончательно заходил ум за разум.

Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei – национал-социалистическая немецкая рабочая партия (NSDAP) – так официально называлась партия, созданная Гитлером и пришедшая к власти в 1933 году (пришедшая к власти, кстати сказать, законным, вполне конституционным путем).

Идеология этой партии была очень схожа с коммунистической – рабочих и вообще всех трудящихся угнетает буржуазия, надо произвести социалистическую революцию, привести к власти настоящих вождей рабочего класса, установить государство социальной и политической справедливости. Нацистов порой называют «коричневыми», но это имеет тот же смысл, который в России имеет черный цвет. «Черный народ», «черная сотня»… В Германии это звучало как «коричневый народ». Простонародье, народная толща. И шли в бой «коричневые» не под каким-нибудь, а красным знаменем. Шли для того, чтобы освободить немецких рабочих от власти еврейской, французской и англо-американской буржуазии».

В этом плане является неточным и название СССР как «освободителя Европы от фашизма» (президент РФ Медведев в своей речи 9 мая 2010 года использовал как раз точную формулу: «СССР освободил Европу от нацизма»). Фашистская Испания Франко не принимала участия в войне и продолжала безмятежно существовать еще многие годы. А фашистская Италия сдалась западным союзникам, а не СССР. Единственный враг, которого поверг СССР, - это национал-социализм Германии. Поэтому правильна формулировка: «СССР – освободитель Европы от национал-социализма». Но, как верно заметил А.М. Буровский, такая формула задает некий «нежелательный нюанс», ведь хоть СССР освободил от национал-социализма, но все-таки СОЦИАЛИЗМА, а после «освобождения» эти страны принимают снова СОЦИАЛИЗМ, но уже несколько иной, не национальный Рейха, а большевистский СССР. Такая формулировка не дает идеологической четкости и заставляет думать лишь о смене социализма Гитлера на социализм Сталина. Вот почему и была введена ложная формула «СССР освободил от немецкого фашизма», хотя гитлеровцы были социалистами, а никакими не фашистами.

Следует также согласиться и с замечанием профессора о флаге Рейха. Этот флаг у нас часто неверно называют «фашистским флагом». Это заблуждение. На настоящих фашистских флагах изображался пучок стрел – фашо. Этого фашистского символа на флаге Гитлера нет, а потому флаг Рейха нельзя называть «фашистским». Вместо этого флаг Рейха выполнен как красный флаг социализма (аналогичный флагу СССР и флагам республик СССР), а отличается от флага СССР только свастикой – вместо масонских серпа и молота. Как объяснял сам Гитлер при введении этого государственного атрибута, красный цвет нацистского флага олицетворяет кровь борцов за интересы рабочего класса и рожден из флага Французской рабочей революции. Таким образом, флаг нацистской Германии следует называть красным флагом всемирного социализма, а не «фашистским».

ОРДЫНСКИЙ АТАМАН АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ

Когда я учился в лингвистическом институте, одна студентка оправдывалась перед преподавателем за то, что забыла тетрадь: «Я опаздывала и прибежала в институт в таких попыхах…»

Преподаватель поинтересовался у девушки: «Покажите нам ваши попыхи». Та покраснела, так как не поняла вопроса – но почувствовала, что сморозила нечто «с подвохом». А суть в том, что термин «впопыхах» появился в царской армии, попыхи – это нижнее солдатское белье, и в них они выскакивали из казармы во время внезапной тревоги. Поэтому фраза студентки «прибежала в институт в таких попыхах…» выглядит, прямо скажем, двусмысленно…

Конечно, сегодня значения многих старых терминов уже забыты. Но, однако, так же двусмысленно звучит в песнях про казачество прославление слова «атаман» как чего-то якобы «предельно русского» - когда на самом деле в эпоху Орды это слово имело противоположный смысл, обозначающий сборщика дани с Руси.

Изначально это слово было заимствовано у тюркских народов. Впервые оно встречается в Новгородской грамоте 1294 года: «Како есмь докончалъ съ Новымгородомъ [как я уговорился с Новгородом] ходити тремъ ватагам моимъ на море, а ватамманъ Ондрей Критцкыи». Новгородские говоры еще в XIX веке сохраняли слово «ватаман» (старатель рыболовецкой артели), а сама артель именовалась «ватагой» (Словарь русских народных говоров. Вып. 4. Л., 1969). Следовательно, ватаман был начальником ватаги, но впоследствии значения этих слов изменились, связь между ними утратилась.

Русское слово «ватага» известно с XII века, оно – заимствование из древнечувашского (булгарского) языка, где звучало «ватаг». В других тюркских языках оно обозначало палатку, юрту, шалаш или комнату и звучало там по-разному, хотя и похоже: отаг, отак, отау, отуу и т.п.

То же самое булгарское слово, вошедшее в русский язык как «ватага», послужило основой и для «ватаман», образованного с помощью тюркского суффикса –ман: ватаг + ман > ватагман > ватаман с закономерным исчезновением -г- перед согласным (ср. выпадение -г- перед согласным в названии крымского города Сугдак > Судак).

Известный немецкий историк Б. Шпулер считал атаманов помощниками баскаков. В тексте западнорусских летописей, на которые ссылается Б. Шпулер, атаманами называются представители местной власти, которые передавали дань ордынским баскакам. То есть, атаман – это коллаборационист от власти, предавший Русь в угоду интересам Орды. Первым таким атаманом в русской истории стал Александр Невский, кровью и огнем подавлявший русские земли, отказывавшиеся платить дань татарам.

Как указывают российские лингвисты, с XVI века форма «ватаман» сменилась на усеченную форму «атаман». Когда Москва захватила власть в Орде – изменилось и само «негативное ордынское» значение этого слова (в нашем сегодняшнем представлении про «татаро-монгольское иго»). Отныне это не «коллаборационист на услужении татар», а руководитель казацких отрядов, причем так именовались предводители всех рангов.

Второе существенное заблуждение среди казаков – это считать родственными слова «атаман» и «гетман». Их общее «ман» имеет на самом деле абсолютно разную природу. У слова «атаман» много подобий в тюркских языках, особенно у татар: «одаман» (старший чабан) в крымскотатарском, «утаман» (главарь) в татарском. Так что тут явно видны ордынские истоки термина: сами татары так именовали местного представителя власти в Руси, ответственного перед Ордой за сбор дани, сбор войск для войн Орды и вообще за колониальное подчинение.

Но вот у слова «гетман» происхождение иное: это слово пришло в Московию не из Орды, а из ВКЛ.

Слово «гетман» впервые на территории РФ упоминается в 1493 году в Новгородской IV летописи. Ученый Ф.П. Сороколетов указывает, что первоначально это наименование «применялось только для обозначения лиц командного состава польско-литовской [польско-беларуской] армии», причем термин обозначал начальников большего масштаба, чем капитан. В книге «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей», изданной в Москве в 1647 году, термины «гетман» и «воевода» употребляются для передачи немецкого «General». Впоследствии в царской России «гетман» закрепляется в русском языке для обозначения высшего чина у запорожских казаков.

Следовательно, к украинским казакам и через века к русским это слово попало от беларусов и поляков, которые с 1410 года (Грюнвальдской битвы) знают термин «hetman» (также «etman», «hejtman»), заимствованный из немецкого языка. В основе его лежит не современная немецкая форма «Hauptmann», а диалектная средненемецкая «hauptmann», в которой первый слог произносился с «э» долгим. Следовательно, термин «гетман» имеет западное происхождение и никак не может быть связан с восточным термином «(в)атаман».

В ВКЛ-Беларуси система генеральских званий базировалась на терминах «гетман» и «воевода». Например, в войне 1654-1667 годов с Московией и Украиной Януш Радзивил был великим гетманом ВКЛ, Винцент Гасевский – полевым (походным) гетманом ВКЛ, Павел Сапега – воеводой Витебским и т.д. Этот исторический нюанс сегодня почему-то забыт в новосозданном беларуском казачестве, где его руководство называет себя «казачьими генералами» или «атаманами казачества», но, увы, почему-то не нашим историческим словом «гетман». Причем, в ВКЛ-Беларуси татарского термина «атаман» никогда не было, так как мы не были никогда под Ордой (под тюрками) – и дань им никогда не платили.

Тут, кстати, лежит еще одно заблуждение и казачества, и российских историков: они слово «гетман» закрепляют почему-то за одними украинцами (мол, Богдан Хмельницкий – гетман запорожских казаков), но напрочь забывают, что в куда большем объеме термин «гетман» использовался беларусами (упомянутые выше Януш Радзивил, Винцент Гасевский – и десятки других гетманов Беларуси).

Характерно, что термин «гетман» на территории самой РФ (бывшей Орды) так и не привился (может, из-за отношения к нему, как к чему-то западному, а не своему родному тюркскому). Вот, например, как себя именовал сибирский атаман Семенов в 1920 году:

«Главнокомандующий всеми вооруженными силами и походный атаман всех казачьих войск Российской Восточной Окраины генерал-лейтенант Григорий Михайлович Семенов предлагает Буферному государству ДВР образовываться вне всякого его участия. Я же лично со всеми верными мне частями ухожу в Монголию и Маньчжурию…»

Может быть, слово «гетман» казалось трудно сочетаемым с бурятской внешностью атамана? В то время в Чите даже стали производить папиросы "Атаман". На коробке красовался портрет Семенова (этнически похожего на бурята) в бурке и огромной барсучьей папахе, из-под которой смотрели маленькие, глубоко посаженные глаза монголоидного типа (атаман Семенов родился и вырос в среде ононских казаков – на юге Забайкалья, близ границы с Монголией).

И снова очередной парадокс: папиросы «Атаман» с монголоидными чертами атамана Семенова – словно возвращали к исконным ордынским истокам самого появления этого термина…

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 22, 2011 - 04:09 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

ЗАГАДКА БЕЛОЙ РУСИ

Иван ЛЕПЕШЕВ, доктор филологических наук, профессор, г. Гродно
Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=257

В 1991 году минское издательство «Полымя» опубликовало книгу «Імя тваё Белая Русь» (составитель Г.М. Саганович). Здесь собраны все известные на то время материалы, в которых речь идет о «Белой Руси», возникновении этого названия на беларуской территории, происхождении термина «Белая Русь» и т.д. В последнее время в различных изданиях, и иностранных в том числе, помещено еще около десяти научных работ, посвященных этой же «загадке Белой Руси» (А. Грицкевич).

Более-менее подробно рассматривается этот вопрос и в книге В.П. Лемтюговой «Тапонімы распавядаюць» (2008), а также в ее статьях «Чаму ты белая, Белая Русь?» (Роднае слова. 2008. № 1. С. 47–50), «Беларусь (Белая Русь)» (Наша слова. 2009. № 21). Правда, хотя В.П. Лемтюгова коротко и характеризует почти все версии происхождения термина, но ее наиболее интересует определительный компонент «Белая» в этом терминологическом сочетании и совсем не интересует «Русь». Она пишет: «Белый цвет сопровождает нас (беларусов) на протяжении всей жизни. Даже край наш издавна называется Белой Русью». Не сказано, однако, КЕМ называется. Академик Е.Ф. Карский писал в 1904 г.: «Простой народ не знает этого названия. На вопрос: кто ты? – простолюдин отвечает – русский, а если он католик, то называет себя либо католиком, либо поляком; иногда свою малую родину назовет Литвой, а то просто скажет, что он «тутэйшы», конечно, противопоставляя себя лицу, говорящему по-великорусски, как пришлому в западный край». Так что же: может, «издавна называли свой край Белой Русью», а после забылись? Нет! Как отмечает известный украинский филолог-славист Р.А. Ильинский (1876–1937), здесь «не только никогда не употребляли «Белая Русь», но и чуждались этого наименования даже в официальной литовской терминологии».



Не употребляли названий «Белая Русь», «беларус» ни Ф. Скарина, ни С. Будный, ни Л. Сапега, ни другие ученые или политические деятели, нет этих слов ни в Статуте ВКЛ, ни в Литовской метрике. Зато, как зафиксировано в «Гістарычным слоўніку беларускай мовы» (т. 17), широко использовались слова «литвин» (в значении «житель Великого Княжества Литовского») и «литва» («население ВКЛ»). В «Этымалагічным слоўніку беларускай мовы» (т. 6) сказано, что этнонимы «литвины», «лицвяки», «литва» в большей степени относятся к юго-западной Беларуси, но распространяются и на всю Беларусь».

В некоторых германских хрониках средневековья и в трудах польских историков есть упоминания о Белой Руси. Но, как отметил беларуский правовед, доктор юридических наук Я.А. Юхо, многие из авторов этих работ «не знали достоверно, где находится Белая Русь». Так, известный польский ученый М. Меховский в «Трактате о двух Сарматиях» (1517), описывая Великое Княжество Литовское и Московскую державу, только один раз упоминает про Белую Русь, которая размещена «где-то между Уралом и Азовским морем».

Читая три названных выше работы В.П. Лемтюговой (текстуально они совпадают), замечаешь очевидную нестыковку. На одной странице говорится: из показаний печатных и рукописных источников вытекает, что в разные времена «Белой Русью» именовались такие земли, как Псковско-Новгородская, Смоленская, Полоцко-Витебская, Новгород-Северская, Киевская, Галицко-Волынская, Московия, и что только с XVI–XVII вв. это название начинает более конкретно привязываться к восточной и северо-восточной Беларуси. А в конце своего «расповеда» про Белую Русь сказано: «Трудно согласиться с мыслью, что одно и то же название долго кочевало по разным землям, пока наконец не нашло свое постоянное место… Имя «Белая Русь» было престижным титулом и своеобразной религиозной и политической визитовкой. Одним из основных претендентов на такое имя было древнее Полоцкое княжество, которое в 1044–1101 гг. достигло наивысшего расцвета… Нет сомнения, что «Белая Русь» как название первой кривичской державы появилось значительно раньше, чем свидетельствуют хроники, дошедшие до нас. Оно и дало имя нашей Отчизне – имя стародавнее, светлое, святое».

Думается, что название «Белая Русь» пришло на нашу территорию не с запада, как утверждает В.П. Лемтюгова, а с востока. Сошлемся на высказывание Я.Ф. Карского: «Название «Белая Русь» появилось не раньше терминов «Великая Русь», «Малая Русь», а позже их и в подражание им».

«Русь» – это название Киевской державы в средневековый период. Параллельно, как синоним, в течение столетий употреблялось и название «Украина» (его первое упоминание в письменных памятниках относится к 1187 году). В Украине впервые возникли и названия «Великая Русь» и «Малая Русь». Первое – для обозначения Киевского княжества, вторым называли Галицко-Волынское княжество. В книге В. Иванишина и Я. Родевича-Винницкого «Мова і нацїя» (Дрогобіч, 1994) говорится, что названия «Великая Русь» и «Малая Русь» пошли из синода царьгородского патриарха в 1303 году «в связи с образованием Галицко-Волынской митрополии».

Как документально засвидетельствовано в многотомной «Истории Российской» В.М. Татищева (1686–1750), в летописях великий князь Ростово-Суздальской земли Андрей Юрьевич (Боголюбский) с 1157 года называется уже князем Белой Руси. Скорее всего, для того, чтобы отличаться от князя единственной и первоначальной тогда Руси (Киевской), откуда родом его отец Юрий Долгорукий – великий князь киевский, с именем которого связано основание Москвы. И в дальнейшем это же название продолжает вноситься в титул московских князей. Например, Иван III (вторая половина XV века) считался князем Белой Руси. А на тогдашних западно-европейских картах соответствующая территория обозначалась как Russia Alba sive Moskowia (Белая Русь или Московия).

С приобретением Украины в 1654 году Московия начала называть себя Великой Русью, а Украину – Малой Русью. Да и константинопольский патриархат, как сказано в упомянутой ранее книге «Мова і нацїя» (с. 74), стал Московию именовать Великой Россией.

Продолжая великодержавную колониальную политику «собирания русских земель», царь Алексей Михайлович начал тринадцатилетнюю войну (1654–1667) с Великим Княжеством Литовским, используя и войска Украины (Малой Руси). Академик В.М. Игнатовский (1881–1931) отмечает: «После того, как были взяты обе столицы Литовско-Беларуского господарства, московский царь начал титуловать себя “всея Великия, Малыя и Белыя Руси самодержцем”». Хотя в 1667 г. было подписано замирение на 13 лет и царские войска вынуждены были покинуть земли Великого Княжества Литовского («Белой Руси»), но прежний титул самодержцев остался неизменным.

Императрица Екатерина ІІ, начиная друг за другом три раздела Речи Посполитой, объявила: «Отторгнутое возвратихъ». Захват наших земель официально считался воссоединением с Россией будто бы ее древней части – Белой России. На «воссоединенных» землях были созданы три губернии: Белорусская (на территории нынешних Витебской и Могилевской областей), Литовская (современная Минская и Гродненская области) и Ковенская (современная Летува). По отношению к первым двум губерниям использовался термин «Белоруссия», а позже он был запрещен и заменен другим названием – «Северо-Западный край» (употреблялся до 1917 г.).

Руководил же «Краем» генерал-губернатор Муравьев. Народ окрестил его кличкой «вешатель». Он прославился как кровавый палач, как беспощадный душитель повстанцев К. Калиновского, как свирепый искоренитель всего национально-беларуского (или, точнее, литвинского). Возглавляя процесс русификации, он говорил (в унисон с графом Уваровым): «Что не смог сделать русский штык, доделает русская школа». Ему же принадлежит и такая установка: «В Северо-Западном крае так называемый белорусский язык необходимо свести на нет. Ибо, если этого не сделать, он постоянно будет инспирировать мысль об отдельном белорусском народе и о праве этого народа на этническую самобытность и национально-государственную суверенность, чего допустить нельзя».

Во второй половине XIX в., несмотря на запрещение, слова «Белоруссия», «белорус» продолжали употребляться в печати – в работах фольклористов, этнографов, например, П. Шейна, Е. Романова, Е. Ляцкого, И. Носовича (его книги «Словарь белорусского наречия», «Сборник белорусских пословиц»), в произведениях русских писателей (например, у Н. Некрасова: «Видишь, стоит, изможден лихорадкою, высокорослый больной белорус», у Н. Добролюбова: «Белорусы еще скажут свое слово»), а в конце XIX в. и особенно после революции 1905 г. – в произведениях беларуских писателей («Дудка беларуская», «Смык беларускі» Ф. Богушевича, «Першае чытанне для дзетак беларусаў» Цётки), в многочисленных стихотворениях и поэмах Янки Купалы, Якуба Коласа, Змитрока Бядули, Тишки Гартного и других). В 1918 г., когда образовалась Беларуская Народная Республика, стали выходить газеты на беларуском языке (например «Вольная Беларусь»), начали работать более 300 беларуских школ и несколько гимназий, культурно-просветительские товарищества и издательства… Окончательно наименование «Беларусь» закрепилось за нашей республикой, когда она стала «БССР» (в обнародованной 31 июля 1920 года «Декларации об обвещении независимости…» республика называлась «ССРБ» – Советская Социалистическая Республика Беларусь).

Следует, кстати, отметить, что до 1924 года ССРБ, наша «Бацькаўшчына-маці», как называл ее Янка Купала, была обрезана со всех сторон. Западная Беларусь согласно Рижскому мирному договору 1921 г. отошла к Польше, а на востоке граница с РСФСР проходила за Борисовом, около Бобруйска и Мозыря. Республика насчитывала полтора миллиона жителей и состояла из пяти поветов бывшей Минской губернии. Душевная боль и горькая ирония чувствуются в строках стихотворения Я. Купалы «Не плюй у карытца»:

Бах, нашу Айчыну
Без нашае волі,
Як тую аўчыну
Ў шматкі папаролі.
А нам чужы статут
Паднёс пяць паветаў, –
Жыві і ўладай тут!
Ну, дзякуй за гэта!..
Не плюй у карытца –
Прыдасца напіцца.
І «польскі» і «рускі»,
І ўсякі чорт іншы
На сказ беларускі
Плюе, не купіўшы –
Каб нам, беларусам,
І немач, і ліха…
А мы што? – пад вусам
Бармочама сціха:
Не плюй у карытца –
Прыдасца напіцца.

В 1924 году Беларуси были возвращены Кремлем 15 поветов Витебской, Смоленской и Гомельской губерний, а в 1926 году – Гомельский и Речицкий поветы. В 1939 г. и Западная Беларусь вошла в состав БССР.

У Сергея Граховского есть стихотворные строки: «Я представляю смену поколений живой многоступенчатой ракетой». Подобное представление возникает, когда говорим об изменениях в названии нашей страны. И еще одно сопоставление приходит на мысль – сравнение с матрешкой, внутри которой помещаются отдаленные по времени названия: Республика Беларусь – БССР – БНР – «Северо-Западный край» – «Белоруссия» – Великое Княжество Литовское, Русское и Жамойцкое. «Литовское» в последнем названии соотносится с современным «беларуское»; «Русское» – с современным «украинское»; «Жамойцкое» – с современным «летувисское».

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
eliazar
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Сен 26, 2010 - 10:46 AM



Зарегистрирован: Окт 10, 2007
Сообщений: 2174

Цитата:
Пока же у уважаемых ученых это все куча и каша.


именно в неточности определений и понятий,

которыми ловко пользуются те кто хотят "кроить" ИСТОРИЮ под себя,

и заложена причина конфликта...

в МАТЕМАТИКЕ такое в принципе невозможно..иначе она бы

развалилась на второй день и перестала существовать как НАУКА..

в неточности определений и понятий, как раз и пролегает ПРОПАСТЬ

между науками ЕСТЕСТВЕННЫМИ, где все точно,

и "науками" ИДЕОЛОГИЧЕСКИМИ, где все расплывчато...

а кому это выгодно - говорилось выше !



ЭС
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Сен 26, 2010 - 03:32 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

ОШИБКИ ИСТОРИКОВ

Споры о путанице в научной методологии историков Беларуси.

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования»

Наш читатель Эдуард Тобин (г. Смиловичи Минской области) прислал свои интересные размышления, связанные с нашей статьей «Литва и Русь в ВКЛ» (№6, 2010). Он их назвал «В чем ошибаются историки Беларуси?». Э. Тобин согласен, что многочисленные ошибки, встречающиеся в книгах историков, связаны с путаницей в терминах; он дает, кроме прочего, свою трактовку понятий «Русь» и «Литва».



http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=255

ЧТО ТАКОЕ «РУСЬ»?

Наш читатель предлагает свою версию происхождения слова «Русь»:

«Помня, что средневековые карты были в основном латиноязычными, освежим свои познания латыни, открыв любой академический латино-русский словарь на букву «R». Вот первая искомая дефиниция: RUS – деревня, сельская местность, провинция. Вне зависимости от локализации: будь то Африка, Азия, Европа.

Вторая и третья дефиниции: RUSTICUS – крестьянин, земледелец, простой. Или сельский, землевладельческий, простой. Тоже вне зависимости от национальности или местности.

Четвертая дефиниция: RUSTICUS, UM RUS – сельский, провинциальный, «неотесанный», грубый, наглый. Или, если коротко, - сельский ХАМ. Следовательно, термин Белая Русь может быть прочитан и как Белая Сельская Хамия, если населена хамами.

Как видим, первая дефиниция «рус» касается абстрактной территории, ландшафта. Остальные – определяют социальный статус человека, вне зависимости от его этногенеза. То есть, ни одна из дефиниций не содержит этнического измерения. Из чего следует, что термин «рус» или «Русь» изначально не являлся этнической категорией. Правда, после 1054 года, когда из Вселенской церкви выделилась православная, ее адепты стали именоваться русинами. От того же латинского RUSTICUS – простой. Похоже называлось и население Киевской и Галицкой Русей вне зависимости от вероисповедания. Как данники варягам-руси.

Таким образом, под словами «Русь» у Нестора в «Повести временных лет», очевидно, понимались ПРОСТЫЕ люди, обитатели сельских провинций вне зависимости от этноса. Это могли быть норманны, славяне Полабья, селяне о. Руген и другие варяги. В отличие от морских разбойников – викингов, Русь варяжская отличалась промыслом на суше. А вот территории, с населения которых Русь варяжская брала дань, именовались соответственно – Русями, то есть провинциями – Галицкая Русь (Галицкая провинция), Киевская Русь (Киевская провинция). И не больше того!»

Вообще говоря, мы об этом и писали в ряде статей – что Русями именовались данники варягов. Поэтому происхождение слова «RUS», которое предлагает Э. Тобин, кажется вполне вероятным. Но при этом следует помнить, что отношения дани длились лишь несколько веков, затем местное население было славянизировано, а сами варяги канули в Лету. Поэтому сменилось и значение слова «RUS». Оно обрело уже новый смысл конкретных в этническом плане территорий (несколько Русей рутенов-ободритов и ругов-русов в Центральной Европе, Галицкая и Киевская Руси, Новгородская Русь).

Тут существенно, говоря о термине «Белая Русь», то обстоятельство, что в древности оно относилось не к землям нынешней Беларуси, а к землям Золотого Кольца России (то есть к Московии). В эпоху создания Статутов ВКЛ «правителем Белой Руси» именовались московские князья Иван III, Василий III, Иван IV. Поэтому с научной точки зрения неверно говорить, что, дескать, Белая Русь создала Статуты – никаких «беларусов» как народов ВКЛ в Статутах нет (вместо них литвины), а сама Белая Русь той поры – это иностранное государство Московия. К этим аспектам терминологии мы вернемся чуть ниже…

ЧТО ТАКОЕ «ЛИТВА»?

Эдуард Тобин продолжает:

«А дальше посмотрим тот же академический латино-русский словарь – только на букву «L». Причем, обратим внимание на слова «Litus» - берег (моря), взморье и вспомним, что жителей таких мест принято звать поморами. Как горцами – жителей гор. Из этого следует, что, если венеды они же – славяне и одновременно жители Litus (литуса, взморья), то, совместив по три латинские буквы от двух слагаемых LITus + VENede = LITVENia, LITHUANIA и т.п. То есть, таким образом выявилось название нашей страны – ЛИТВА, Прибрежная Венедия, праславения, а не балтское образование. Балты по Птолемею поселились на земли наших предков где-то во второй половине первого тысячелетия от Р.Х. Так что в смысле названия нашей страны имеется аналогия с Московией, получившей название от мокшанской реки Мокшвы.

Наконец, дошел черед и до Поморов. Это они совместно с Полабами, Ободритами, Лужичанами и другими славянами образовали обобщенное понятие – полиэтничную Литву и Литву поморов».

Здесь у читателя ряд неточностей. Он не разобрался в вопросе западных балтов и их роли в появлении славян. Хотя в нашей статье мы писали, что ошибки современных историков возникают не только из-за непонимания терминов «Русь» и «Литва», но также из-за непонимания терминов «славяне», «балты», «западные балты», «восточные балты».

Напомним кратко историю появления славян. Уходя от нашествия гуннов, готы, населявшие Дон, двинулись в Европу через земли Беларуси, населенные нашими предками – западными балтами (тогда их называли гудами или гепидами). Наши племена присоединились к готам (и другим племенам, возможно, сарматским) – и отправились в большой поход на Европу. Язык готов являлся в прошлом отпочкованием от самого архаичного языка балтов, но все равно между этими двумя ближайшими языками были существенные различия. Чтобы понимать друг друга в этом походе, появился койне – межнациональный язык общения на основе западно-балтского и готского языков – славянский язык. А в смешении готов с западными балтами появился этнос славян, имевший свои особые черты (узкие черепа, низкий лоб и другие – это антропологические черты ободритов, которые исследовал академик Седов).

К IV веку армия готов и западных балтов (то есть славян-варягов) доходит до Полабья, населенного венедами – самым западным племенем западных балтов. Там они оседают, а туземных венедов постепенно славянизируют. Поэтому венеды – не славяне, а единственные антропологические славяне – это ободриты, русины о. Русин и Старгорода (ныне Ольденбург), отчасти ляхи и чехи. Остальные славянские народы – это только славянизированные варягами-Русью балты (Беларусь, Северная Польша, киевское течение Днепра, земли кривичей на территории РФ), сарматы (Балканы, Карпатская Русь, Западная Украина), тюрки (Болгария) и финны (Восточная Украина, РФ).

Что касается венедов, то сегодня их потомками себя считают лужицкие сорбы – тоже не славяне, а западные балты, ближайшая родня (антропологически, генетически, культурно) мазуров и беларусов.

Формула Эдуарда Тобина LITus + VENede = LITVENia, LITHUANIA – кажется в своей венедской составной явно ошибочной. Не только потому, что в эпоху создания термина «Литва» венедов уже не существовало, они именовались сорбами. Но по той простой причине, что «-ва» в слове «Литва» имело просто собирательный характер, типичный для самоназваний западных балтов: Крива, Ятва, Дайнова, Мазова. Поэтому про венедов в вопросе возникновения термина «Литва» следует забыть.

Но зато кажется верной первая часть этой формулы. Однако и тут следует вспомнить, что Поморье – это не некая абстрактная территория, а вполне конкретное княжество.

Действительно, очень многое совпадает. Во-первых, даты: поляки и немцы овладели Поморьем примерно в то же время, когда у нас в Новогрудке появляются (еще до Миндовга) первые литовские князья Булевичи и Рускевичи, которые в 1219 году подписывают Договор с Галицией. А сам исход поморских князей, дружин и горожан в Новогрудок происходил в 1219-1240-е годы, в течение примерно двух десятилетий.

Во-вторых, гербом поморских князей была наша «Погоня»: у Святополка, потом князя Богуслава I в 1214 г. и его преемника Казимира II, Барнима I Поморского в 1235 г.

«Святополк — первый поморский князь, получивший титул «dux», что означало одновременно суверенную власть и независимость. Эту идею отражала символика герба Святополка: рыцарь на коне со щитом и знаменем». (Czaplewski P. Tytulatura ksiazat pomorskich do poczatku XIV w. // Zapiski TNT 1949. T. 15. S. 9-61.).

Ну а в-третьих, об этом говорят и титулы поморских князей. Польский историк Ежи Довят сообщает:

«Богуслав I, князь Западного Поморья, титуловался princeps Liuticorum» (Dowiat Jerzy. Pochodzenie dinastii zachodnio-pomorskiej i uksztaltowanie sie terytorium ksiestwa Zachodnio-Pomorskiego. // Przeglad historyczny. Tom XLV. Zeszyt 2-3. Warszawa, 1954).
Казалось бы, в этой версии титул «princeps Liuticorum» и должен переводиться как «князь Поморский». Ведь Богуслав I таковым и был, и тогда получается, что литвины – это и есть поморы на латинском языке, а Литва – это Поморье на латыни. Но…

Есть две «неувязки».

1. На латинских картах Поморье продолжило существовать как Pomerania, то есть как транслитерация со славянского языка, а не как якобы латинский термин «Литва». Это кажется непоследовательным, ведь если в титуле Богуслава I такой транслитерации нет, то почему она на картах?

Этому, впрочем, можно найти какие-то теоретические объяснения (например, такое, что поляки стали авторами введения термина Pomerania в латинские карты и документы). Но вот вторая «неувязка» кажется уже принципиальной.

2. Почему титул «princeps Liuticorum», а не ожидаемый поморский «princeps Liticorum»? Ведь именно второй вариант соответствовал бы правилам латинского языка.

Беларуский историк Здислав Ситько «princeps Liuticorum» трактует как «князь лютичей, лютицкий», а в Папских буллах королевство Миндовга через полвека именуется тоже как Liutowa, то есть ЛЮТОВА. Получается, что имеются в виду не поморы, а именно лютичи.

Корень «Liut» отличается от латинского «Lit» - берег. А этот факт выстраивает уже совсем другую цепь обоснований происхождения слова «Лютва» от тотема волка «люта», от боевой одежды лютичей – волчьих шкур и волчьих голов. Так что точку тут ставить рано.

А вообще же, все может оказаться намного сложнее. Конечно, идентифицировать Поморье как «исконную Литву», трудно: этому нет подтверждений в источниках, а сама «Лютва» лютичей – это лишь небольшая часть Западного Поморья (само Поморье считали частью Руси). Однако не вызывает сомнений, что вильцы (второе название лютичей, очевидно, отражающее их миграцию в Европу с нашей реки Вилии) – это западные балты, которые потому и вернулись в Новогрудок, что помнили о своем исходе с наших земель. Поскольку язык западных балтов не сохранился (кроме пары искаженных немецким влиянием разговорников Погезании), то трудно судить о том, как на этом языке до славян называлось побережье и поморы. Возможно – и с корнем «Liut», а не латинским «Lit».

С VIII века вильцы постоянно нанимались на военную службу в Северной Франции (их численность порой указывалась в источниках до 100 тысяч, что кажется преувеличением), однако именно там они сформировали класс наемников, именовавшийся «литами». Это вроде бы доказывает «поморскую» версию. Но, с другой стороны, только в языках кельтов Северной Франции общеиндоевропейское «волк» вошло в современный французский язык как «le loup» (вспомните ЛУВР – означает буквально «логово волчицы»), и только у кельтов волка называли «лут» или «лют». Получается, что вильцы могли перенять название своего военного сословия именно у кельтов. А если оно заодно и совпадало с западно-балтским понятием «поморы» в языке вильцев (а на латыни «Lit» - как название и наемников, и поморов), то, как кажется, это и способствовало внедрению термина «Лютва», означающего сразу две стороны этнической самоидентификации вильцев.

Тем не менее, подобные попытки связать в единое целое две главные, но разные версии о происхождении слова «Литва» кажутся пока неубедительными.

Однако еще более неубедительным кажется такое «СОВПАДЕНИЕ» в титуле Богуслава I, который, будучи (теоретически) раздельно князем Поморов и князем Лютичей, должен был именоваться как «princeps Liuticorum et Liticorum» (князь Лютицкий и Поморский). Налицо поразительная тавтология, а самое главное – не было у него этого двойного титула, он имел титул только «princeps Liuticorum».

Так что с этой загадкой еще предстоит разбираться.

ОШИБКИ

Теперь перейдем непосредственно к ошибкам историков. Эдуард Тобин пишет:

«Среди таких «шедевров» на первом месте двухтомная Энциклопедия ВКЛ (Минск, 2006): в ней проблематично отыскать статью без фальсификатов, мифов, домыслов, стереотипов, профанации истории. В «шедевре» буквально воспевается фантомная …Беларусь».

Читатель считает принципиально неправильным само название книги Миколы Ермоловича «Беларуское Государство Великое княжество Литовское». Про книгу К. Тарасова «Память про легенды» Э. Тобин пишет:

«Автор книги без дефиниции «беларус» не видел истории своего средневекового Отечества. У него под Грюнвальдом воевали «беларуско-литовские полки». А в 1314 году против немцев выступали «новогрудцы, гродненцы, литовцы, полочане». Очевидно, он не знал, что в ту пору Полацак (именно так назывался этот древний город в означенный период) в качестве удельного княжества был в составе ВКЛ, а, следовательно, полочане уже были литвою, литвинами… Как и прочие из названных.

Так это ошибки историков или же их небезвредные невежество и безответственность?»

И далее:

«Исключительно в таком же ключе исполнено «Послесловие» к «Короткой истории Беларуси» Вацлава Ластовского. Автор «Послесловия», доктор исторических наук, профессор А. Грицкевич на стр. 122 написал: «Впервые в исторической литературе довольно полно показаны войны между Московским великим княжеством и Великим княжеством Литовским и Русским за Беларусь». Комментарии тут уместны?

Наконец, приведем ляпсус из «Истории имперских отношений: беларусы и русские», помещенный на внешней стороне второй обложки: «После захвата Российской империей в 1772-1795 гг. беларуской части Речи Посполитой…» Не существовало такой «части» в составе РП: ВКЛ было независимым и суверенным государством конфедерации РП».

Такова точка зрения читателя. Попробуем во всем этом разобраться – для чего я предложил бы свою классификацию ошибок историков.

1. ОШИБКИ ПО НЕЗНАНИЮ

Начнем с того, что многие историки просто не знают, что никакой «Беларуси» в прошлом не существовало. Это поразительно – но факт! Например, в прошлом году одна женщина-историк издала в Минске книгу о якобы «древнем названии Белая Русь», в которой фантазирует о существовании какой-то «Беларуси» еще аж с XI века. Почему такая страна с народом «беларусы» не упомянута ни единым словом в Статутах и вообще всех документах ВКЛ – ее не смущает.

Всеобщее заблуждение состоит и в том, что, дескать, в названии «Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское» под словом «Русское» понимается Беларусь.

Это – чудовищная ошибка, так как под словом «Русское» понималась Украина, а русинами называли не беларусов, а только и конкретно украинцев. Беларусы же назывались литвинами и Литвой, наш язык назывался литвинским и причислялся к славянской группе языков (никакого «беларуского» языка лингвисты той поры не знали, а под русским языком понимался только украинский).

Сюда же следует отнести басню о том, что, дескать, «беларусы – это славяне, а литовцы – это балты». На самом деле беларусы – это славянизированные западные балты, а жемойты (летувисы) – это восточные балты.

Многие историки продолжают верить в давно опровергнутый наукой миф царизма и СССР про какую-то фантастическую «древнерусскую народность», из которой якобы сформировались «три братских этноса»: славянизированные западные балты Беларуси (беларусы), славянизированные сарматы и финны Украины (украинцы), славянизированные финны и тюрки России (русские). Причем славянизированные татары и мордва считаются почему-то «старшим братом» в этой «семье».

2. ОШИБКИ ПРИ ПЕРЕНОСЕ ТЕРМИНОВ

Энциклопедия «Беларусь» (Минск, 1995, с. 517) сообщает: «В XIII-XVI веках сформировался беларуский этнос». Однако в указанный период этноса с таким названием не существовало, был этнос литвинов. И формировался он в Литве ВКЛ.

Без указания на этот факт – создается ложное впечатление о том, что в период формирования нашего этноса у нас якобы не было своего этнического государства (ведь мы жили в Литве, а не в «Беларуси»). Мало того, отсюда идут всякие спекуляции товарища Сталина о том, что, мол, раз у беларусов не было тогда своего этнического государства, то их угнетали жемойты, а беларусы жаждали стать холопами московских феодалов-освободителей.

Про Статуты ВКЛ Энциклопедия сообщает, что они написаны на «старобеларуском языке». Однако ни один источник того времени нигде не упоминает язык со странным названием «старобеларуский» (впрочем, как и «беларуский»). Вместо этого указывается совсем иной язык. Например, современник той эпохи Александр Гваньини, комендант Витебска, отмечал в своей книге, что жители Витебска говорят на своем ЛИТВИНСКОМ языке – и приводил слова этого языка, которые сегодня мы действительно относим к беларуской мове. Но зачем потребовалось выдумывать термин «старобеларуский» вместо реально существовавшего названия «литвинский»? Ответ нетрудно найти, если вспомнить, что это делалось под идейным руководством Сталина.

Однако неверным было бы считать все такие ошибки – только наследием идеологов сталинизма, желавших всячески оградить наш народ от своей славной истории Литвы. Вопрос куда глубже и заключается в отсутствии хоть какой-то научной методологической базы, которая бы регламентировала сам перенос современных терминов на события древности.

Надо заметить, что полный бардак в научную методологию был снова внесен именно советской московской историографией. Именно при Сталине историки СССР фантазировали о том, что московский Улус Орды при Иване Калите являлся не бесправным данником татар, а уже якобы Российским Государством (хотя ни одним атрибутом государственности не обладал). И что, якобы, Иван Калита «собирал русские земли в единое централизованное Русское Государство», хотя как «единое централизованное Русское Государство» может при этом «изнывать от татарского ига» и существовать в рамках Государства Орда – уму не постижимо. Забавно, что беларусам и украинцам при этом не отводилось такого же права «собирать земли» и жить в своем «едином централизованном Государстве», хотя оно таковым было не в фантазиях (как про московский Улус Орды), а в реальности. Ведь ВКЛ – Великое княжество Литовское (беларусов), Русское (украинцев) и Жемойтское (летувисов).

Так вот трудность не только в том, что мы все еще пребываем под спудом этих сталинских ложных подходов в переносе нынешних реалий на древнюю историю. Проблема еще и в том, что у Э. Тобина вызывает протест ВООБЩЕ сам такой перенос. Он в принципе против него, а Беларусь именует не иначе как «так называемая Беларусь».

Хорошо, пусть «так называемая» - потому что и «Республика Литва» - тоже «так называемая», ибо она должна правильно называться «Республика Жемойтия». Но нет путей изменить эти нынешние названия, поскольку они уже устоялись с 1918 года. Вряд ли народ Беларуси принял бы идею переименования в «Литву», а себя в литвинов. Мало того, даже в случае такого переименования ПРОБЛЕМА ОСТАЕТСЯ, но уже в своей «обратной стороне» - как называть историкам нашу страну и наш народ уже в «беларуский» период? Так что такое переименование не снимает проблемы переноса терминов, а только один период, требующий такого переноса, меняет на другой.

Звучали, кстати, с 1918 года предложения назвать нашу страну «Беларутенией», «Кривией», «Балторутенией», даже в пику всему нагло назвать себя «Речью Посполитой» и объявить себя наследником этой великой державы, как равно сделала Жмудь с наследием Литвы (то есть – перещеголять летувисов в этом аспекте).

Жизнь показала, что за 20 лет нашей независимости и в нашем народе, и в мире (особенно в России) многие не хотят принимать даже «косметического» переименования с «Белоруссия» на «Беларусь». Плюс власти страны скажут, что вложили миллионы долларов в «раскручивание товарной марки» «Беларусь», а переименование державы не только сделает эти затраты бессмысленными, но и повредит положению наших производителей на мировом рынке. Ведь, например, и трактор «Беларус» придется переименовывать в трактор «Литвин». Или как думает Эдуард Тобин – страну переименуем, а трактор – нет? И снова придется кому-то доказывать, что трактор «Беларус» означает «Литвин»? Путаницы от такого переименования, наверно, будет еще больше: нам придется, например, безуспешно добиваться от зарубежных историков Второй мировой войны, чтобы они называли беларуских партизан «литвинскими партизанами» и не путали их с «литовскими».

Поэтому все-таки признаем, что переименование нас снова в «Литву» вряд ли возможно, так как, кроме прочего, оно не наведет порядок в терминологии, а только посеет еще больший хаос. По этой причине надо признать неизбежность переноса терминов-реалий нашего дня – на нашу древнюю историю. И ограничить «проблемный круг» только выработкой научной методологии такого переноса. Что, кстати, вообще ничего не стоит – по сравнению с расходами и рисками при переименовании страны.

Я предлагаю такое решение. Установить в рамках научной методологии беларуской историографии постулаты о том, что литвины и Литва – названия беларусов и Беларуси до XIX века. Плюс четко разграничить термины древний «литвинский» (семантически «беларуский») и новодел царизма «литовский» (семантически «жемойтский», «летувисский»).

А чтобы ни у кого не возникало ПУТАНИЦЫ (ведь есть люди, трудно что-то понимающие), то использовать везде СДВОЕННУЮ терминологию (не использовать только там, где она будет уже повторением и усложнением текста). Например: не «старобеларуский язык» или «литвинский язык», а «старобеларуский-литвинский язык». Не «беларусы» или «литвины», а «беларусы-литвины». Не «Литва» или «Беларусь», а «Литва-Беларусь» и равно «ВКЛ-Беларусь».

Не «литовский» («литвинский») или «беларуский», а «литвинский-беларуский» (не путать с «литовско-беларуский», что искажает смысл и означает не синонимичность, а сочетание двух РАЗНЫХ частей, к тому же многие под частью «литовско-» поймут ошибочно Жемойтию).

Такая терминология позволит, как я склонен думать, решить если не все, то 90% проблем, вызванных путаницей. Давайте проверим это на примерах Э. Тобина.

Он считает принципиально неправильным название книги Миколы Ермоловича «Беларуское Государство Великое княжество Литовское». При новой методологии книга должна называться так: «Беларуское-Литвинское Государство Великое княжество Литовское». Думаю, такое название книги устроило бы Эдуарда Тобина. (Подчеркиваю: не «Беларуско-Литвинское», что означает сочетание двух частей, а только и именно «Беларуское-Литвинское» как синонимы.)

Про книгу К. Тарасова «Память про легенды» Э. Тобин пишет: «У него под Грюнвальдом воевали «беларуско-литовские полки».

Меняем: «беларуские-литвинские полки». Великолепно!

Профессор А. Грицкевич написал: «Впервые в исторической литературе довольно полно показаны войны между ВКМ и ВКЛ за Беларусь».

Меняем: «Впервые в исторической литературе довольно полно показаны войны между ВКМ и ВКЛ за Литву-Беларусь».

«После захвата Российской империей в 1772-1795 гг. беларуской части Речи Посполитой…»

Меняем: «После захвата Российской империей в 1772-1795 гг. литвинской-беларуской части Речи Посполитой…»

Как мы теперь убедились, устранение советского бардака в путанице терминов – решается не переименованием страны, а путем наведения элементарного порядка в базе терминов научной методологии.

3. ОШИБКИ-СПЕКУЛЯЦИИ

Сюда надо отнести тысячи примеров того, как историки-беларусофобы используют бардак в терминах для искажения исторических событий. Если наше население в войнах с Московией-Россией принимало сторону восточного оккупанта, то его именуют «беларусами», если сопротивлялось агрессии – то это уже «литовцы». Хотя не только имеется в виду тот же самый народ, но и те же самые люди в разных ситуациях. Например, в показанном на ТВ РБ документальном цикле «Летопись времен» жители Могилева называются «беларусами», когда подчинились оккупации царя Алексея Михайловича, а когда они же потом сами вырезали гарнизон московитов – то именуются уже «литовцами».

Предложенная выше новая методология исторических терминов не оставляет никаких лазеек для подобных спекуляций, ставших основным приемом пропаганды для противников Государственности Литвы-Беларуси еще со времен Муравьева и Сталина. По этой причине ее внедрение у нас – вопрос уже не научный, а вопрос противостояния концепций литвинизма и литвинофобии.

4. ОШИБКИ В ПЕРЕВОДАХ

Настоящим «кладезем» ошибок являются современные переводы древних источников, где слова автора откровенно искажаются, а комментарии историков меняют весь смысл повествования. Яркий пример – перевод книги Михалона Литвина «De moribus Tartarorum, Litvanorum et Moschorum», выполненный и изданный учеными Московского университета в 1994 году.

Ошибочен перевод уже самого названия книги: «О нравах татар, литовцев и москвитян». Вместо татар – надо «тартар». Вместо «литовцев» - следует писать «литвинов», так как и фамилию автора не перевели как «Михалон Литовец», а потому использование слова «литовец» неверно, по крайней мере, из-за непоследовательности. Но причина этого искажения понятна: московские авторы пытаются скрыть, что речь-то в книге идет не о «литовцах», а о литвинах – нынешних беларусах. Показательно, что в польских переводах этого искажения нет – там используется слово «litwinow».

Наконец, и слово «Moschorum» вовсе не переводится как «московитян», которому должно соответствовать «Moscovitae». Автор называет их не «московитянами», а мосхами – то есть мокшанами, народом мокша, которым обще в то время называли финское (мордовское) население Московии.

Таким образом, правильный перевод названия книги такой: «О нравах тартар, литвинов и мосхов».

Эта же ошибка («…над москвитянами (Moschorum)») – и на первой странице текста, хотя правильный перевод: «над мосхами». В комментариях к переводу (стр. 108) сказано:

«Согласно терминологии, принятой в ВКЛ, «москвитяне», «моски», «мосхи» - жители Московского княжества, а позднее и Русского государства. Противопоставление «москвитян» остальным русским – «рутенам», находившимся в ВКЛ, возникло в конце XV в., когда Иван III выдвинул претензии на все земли бывшего Древнерусского государства, населенные «русью» («русаками»). Отказывая этому князю в праве называться князем «всея Руси», литовские дипломаты и политические деятели признавали его лишь князем «Московии»».

Что значит фраза ««рутенам», находившимся в ВКЛ»? Почему «находившимся»? Они просто жили в своем собственном национальном государстве! Но нет – авторы перевода выдвигают лживую мысль о том, что, дескать, беларусы и украинцы всегда мечтали стать рабами московского феодала, да вот «литовские дипломаты и политические деятели» их этого счастья насильно лишали.

Слово «Московия» везде в комментариях подается в кавычках, как «злобная выдумка врагов власти Москвы над Беларусью и Украиной», хотя даже на картах, изданных при участии Петра I, значится не «Россия», а та же «Московия» (а через всю Сибирь – «Великая Тартария»).

Искажения начинаются уже с первых слов в предисловии (стр. 4): «Трактат Михалона Литвина входит в серию иностранных записок о Руси и России». Авторы удивительным образом тартаров и мосхов считают «Русью» и «Россией». А записки беларуса-литвина – «иностранными».

Впрочем, чему удивляться, если московские ученые и жителей Минска в войну 1654-1667 годов именуют «литовцами» или «поляками», а татар и мордву – «русскими войсками». Однако вот интересный момент – беларуский историк А.Е. Тарас в книге «Войны Московской Руси с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой» отмечает: «Любопытен состав царского гарнизона в Минске на июнь 1656 года: 20 конных рейтар и 270 пеших ратников, последние «татары да мордва, русского не знают»».

У авторов перевода эти «татары да мордва», которые русского не знают, становятся вдруг «русскими» и «Русью».

Следом в предисловии сказано: «Читателю, не имеющему специальной подготовки, сопровождающий записки «конвой» (вступительная статья, комментарий и научно-справочный аппарат) позволит правильно оценить степень информированности и объективности автора».

В общем, Михалона Литвина «конвоируют» - весьма верное тюремное слово, которое использовали фальсификаторы.

Глава «Михалон Литвин и его трактат» тоже начинается с демагогии:

«Реальную опасность для Литовского княжества представляли притязания могущественного восточного соседа: Русское государство упорно претендовало на территории, входившие в состав Древней Руси, такие, как Киев, Полоцк, Витебск. Отношения с Россией регулировались уже в течение полустолетия лишь силой оружия…»

Тут все – ложь. Никакого «Русского государства» или «России» - просто не было. Был все тот же Московский улус Орды, который смог захватить власть над тремя ордынскими царствами, а четвертому – Крымскому – продолжал платить дань. В состав этого «Русского государства» не входили Псковская и Новгородская республики, которые провозгласили о своем вступлении в ВКЛ (и справедливо именуются в книге Литвина – частью ВКЛ). Таким образом, получается, что свои претензии на Киев, Полоцк и Витебск предъявляет Орда – а никакая не «Русь-Россия». Но Орда и раньше пыталась их захватить, так что тут нет ничего нового.

Что касается Киева, то он не «входил» в состав Древней Руси, а был ее столицей (сравните с аналогичной издевательской фразой: «Москва входила в состав Московского княжества»). Однако московские ученые своей демагогией пытаются поставить все с ног на голову: что, дескать, Киев был провинцией, а столицей Древней Руси была Москва. Хотя сей топоним впервые упомянут в татарских переписях только в 1270-е годы, да и то как захолустное село. Полоцк и Витебск освободились от власти Киевской Руси еще до рождения Москвы – и никакой «Древней Русью» не были, там с тех пор не правили Рюриковичи, а правили ятвяжские князья. Пребывание 70 лет Полоцкого Государства под властью Киева – не повод для его захвата в XVI веке мосхами, которые в тот период еще сами не являлись «Древней Русью» (ею стали только при Юрии Долгоруком).

Удивительно, что московские историки в 1994 году (даже после распада СССР!) считают эти баснословные притязания Ивана IV на города других государств «обоснованными». Возникает вопрос: а на каком же основании Иван IV захватил власть над Астраханской, Сибирской и Казанской Ордами? Те тоже входили когда-то в состав «Древней Руси»? И тоже их население – это РУССКИЕ? Понятно, что подобные «обоснования» абсолютно ненаучны, но они почему-то не просто концептуальны для ученых МГУ, но вообще главные, составляют некую «призму», сквозь которую они на все смотрят – и, конечно, все видят в искаженном свете.

В комментарии про Брацлов: «После захвата Подолья Ольгердом в 1362 г. …» У КОГО «захвата»??? Ольгерд освободил Подолье от ига Орды. Как видим, в данном случае ученые освобождение от Орды считают «захватом», так как свое древнее Отечество видят именно в Орде, а не в Руси.

Кто-то может подумать, что я напрасно критикую историков МГУ – мол, они не придавали слову «захват» никакого значения. Нет! У них сия терминология – часть «научной методологии». На стр. 131: «Вязьма и Дорогобуж были захвачены ВКЛ только при Витовте, …а Великие Луки, в 1486 году присоединенные к Русскому государству…»

«Методология» понятна: все земли, которые присоединялись к ВКЛ (в большинстве добровольно) – были «захвачены», а все земли, которые в абсолютном большинстве кроваво захватывал Московский Улус Орды, - «присоединялись». Про захват Твери, Новгорода, Пскова и Полоцка (последний был освобожден ВКЛ через 17 лет) Иваном Грозным ученые используют термин «присоединение», который совершенно НЕНАУЧЕН, так как было истреблено почти все городское население (на 100% - все духовенство). Это геноцид над Русью, а не «присоединение».

И опять-таки: «присоединение» К ЧЕМУ? К Астраханской, Сибирской, Казанской Ордам – и Москве во главе их. Это именуется историками «Русским государством». А у литвина – это только «Tartarorum et Moschorum».

Великодержавие историков МГУ – ощущается везде. Пример из многих на стр. 124: «На белорусских и украинских землях, входивших в состав ВКЛ…» Почему «входивших в состав»? Такая лживая формулировка призвана отрицать тот факт, что ВКЛ являлось национальным государством беларусов и украинцев. При этом профессора МГУ никогда не пишут про жемойтов и Жемойтию, что та тоже «входила в состав ВКЛ», хотя такая формулировка как раз ИСТИННАЯ, так как Жмудь – это туземная провинция ВКЛ, которая к тому же почти полтора века в Литве не была – была под властью немцев, а в ВКЛ были в этот период – как раз экспансии ВКЛ – только беларусы (литвины) и украинцы (русины). Жмудь мы отвоевали у немцев, напомню, в 1410 году. Но историки МГУ и тут все ставят с ног на голову: мол, беларусов и украинцев в ВКЛ «угнетали» жемойты и аукштайты, которые – вот «фокус»! – в это же самое время изнывали под тевтонским игом и ждали, когда мы их освободим.

А если бы мы их не освободили? Что тогда бы выдумывали историки МГУ, пытаясь титаническими усилиями показать ВКЛ как якобы не национальное государство беларусов и украинцев?

На стр. 37: «Литвин рассказывает о принятии христианства в Киеве, который, по его мнению, был «владением князей России и Московии»… Михалон одновременно с негодованием сообщает о намерении «князя мосхов» вернуть Киев».

Далее ученые МГУ критикуют «невежество» Литвина, который «не понимал» по своей средневековой отсталости, что мосхи и Московия – это и есть «Россия», а то, что «Россией» называл Михалон, - это не Россия, а Украина. Конечно, сегодня можно сколько угодно потешаться над «невежеством» всех средневековых авторов, которые называли «Россией» нынешнюю Украину, а Московию «Россией» не считали, как равно и ее жителей московитов (мосхов) не считали русинами (украинцами ныне). Но с научной точки зрения средневековые авторы были все-таки абсолютно правы, так как в ту пору понятие «Русь-Россия» было закреплено за Киевом – и именно из-за него ВКЛ имело в названии слово «Русское» - то есть «Российское» на латыни. А не «Великое княжество Литовское, Украинское и Жемойтское».

На стр. 50 выдумки из той же оперы: «…причины восхищения Литвина русскими… Михалон прославляет умеренность в России, где якобы не едят пряностей, не пьют вина, но продают его в Литву». Но для Литвина «русские» и «Россия» - это украинцы и Украина, и пишет он не о них, а о «мосхах» и Московии.

Следует возразить ученым МГУ, что Михалон как раз четко отличает русских ВКЛ (украинцев) от мосхов Московии. На стр. 72 он пишет: «…новые невольники, простые, бесхитростные, только что пойманные, из королевского народа, не московского (Moscovitico). Ибо род московитян (Moschorum), как хитрый и лживый, весьма дешево ценится там на невольничьем рынке».

Обратим внимание, что переводчики и тут обманывают: слово «Moschorum» надо переводить не «московитян», а «мосхов». Это научная фальсификация, так как Литвин писал о национальном характере мокшан (то есть финнов) – а не московитов как якобы просто всех подданных страны, ведь тогда в Московии-Орде абсолютным большинством населения (то есть подданными страны) являлись татары трех Орд, а не сами мосхи-московиты.

На стр. 44 сказано, что один из первых гуманистов Польши Ян Остророг в XV веке прославлял Вильнюс. А почему бы равно не написать, что Демидов жил в Свердловске, а Петр I основал Ленинград?

Абсолютно лжива и та концепция ученых, в которой литвинов нынешние читатели должны понимать как «летувисов» (то есть жемойтов), а не как беларусов. Хотя сам Михалон неоднократно подчеркивает разницу между жемойтами и литвинами. Например (стр. 93): «тогда как наша литовская и жемайтская (Litvana et Samogitana) молодежь…»

На стр. 131 в комментариях авторы без всякой аргументации пишут:

«Аукштайтский князь Миндовг (Миндаугас)… объединил под своей властью Восточную и Западную Литву – Аукштайтию и Жемайтию, а также Черную Русь с городами Новогрудком, Слонимом и Волковысском».

Все это – выдумки. Аукштайтия и Жемойтия никогда не считались в ВКЛ административно Литвой – причем сами потребовали у нас не считать их Литвой при их освобождении в 1410 году – вытребовали себе отдельное свое княжество аукштайтов и жемойтов – Княжество Жемойтское. Что касается Миндовга (а имя «Миндаугас» в истории не существовало), то это вовсе не «аукштайтский князь», а, как сказано в Великой Хронике Польской, король Пруссии (Погезании) Миндовг (Мендольф на латинском, сын короля Пруссии Рингольда). Он вместе с князем Помезании (Руси-Рисен) Святополком героически отражал агрессию поляков и немцев на Пруссию, а потом ушел в Новогрудок (Литву в Хронике), уже оттуда продолжая вести войну.

Причем, Новогрудок стал Литвой еще задолго до прихода Миндовга: в Договоре 1219 года с Галицией он назван «Литвой», и Договор подписан литовскими князьями Булевичами и Рускевичами (очевидно, мигрантами с Поморья). Так что «аукштайтская версия Литвы» не выдерживает никакой критики и является только политизированным вымыслом, призванным отрицать ВКЛ как наше национальное государство.

То, что ученые МГУ называют «Черной Русью», - на самом деле и есть у нас в ВКЛ первая исконная Литва (созданная с исходом сюда лютичей-литвинов Поморья), а до этого это ЯТВА ятвягов – и никакая не «Русь». Рядом, на стр. 130, ученые снова спекулируют:

«Ятвяги – балтийское племя, родственное пруссам и литовцам. Обитали по среднему течению р. Немана, в верховьях р. Нарева, в источниках упоминаются с конца X в. В 1283 г. большая часть территории ятвягов была захвачена крестоносцами. Часть ятвягов ушла в Литву и сравнительно быстро ассимилировалась».

Снова ложь. Ятвяги (столица Дарагичин, в 1945 передан Сталиным Польше по непонятным причинам, хотя тысячу лет был нашим) и дайновичи (столица Лида) – исконные жители всей Западной и Центральной Беларуси и половина нынешнего этноса беларусов (вторая половина – кривичи). Новогрудок – это исконная территория ятвягов, центр Ятвы. В тексте: «Часть ятвягов ушла в Литву и сравнительно быстро ассимилировалась». Все наоборот: это мигранты с Поморья, основавшие у нас в Новогрудке Лютву в 1219 году, - и ассимилировали ятвягов.

Дабы «переписать» все наследие ВКЛ на одних жемойтов-аукштайтов и оградить этим литвинов-беларусов от «памяти ненужной» о своей национальной государственности в ВКЛ – историки МГУ следуют концепту «князей мосхов» о «праве на западные земли». Ради сего концепта у них невесть куда исчезает страна ятвягов Ятва (о Дайнове они даже не знают), ставшая Литвой, как исчезают и вообще ятвяги Западной Беларуси-Литвы (пожертвовали целым народом западных беларусов!), а все западно-балтское в фактуре ВКЛ отныне приписывается восточным балтам Жмуди.

Это в чистом виде – научная фальсификация, исходящая из шовинистических концептов «мосхов», как верно и четко писал Михалон Литвин. Хотя всякий непредвзятый историк без всякой лупы увидит, что Ятва ятвягов (население ныне Западной Беларуси) вовсе не исчезла и на Луну не улетела в XIII веке – а себя просто переименовала в Литву и литвинов. И на всех картах средневековья нынешняя Республика Летува – это Жмудь, а не Литва. На картах «Истинная Литва» - это по территории бывшая Ятва ятвягов и Дайнова дайновичей – то есть ныне западные беларусы, они же и были коренным населением Виленщины.

Что касается жемойтов, то те не только ВКЛ не правили, но даже Статуты ВКЛ до сих пор на свой жемойтский язык не перевели. Хотя Статуты ошибочно именуются «литовскими» (то есть жемойтскими и аукштайтскими), а на деле были ЛИТВИНСКИМИ, а не «литовскими».

Подводя «итог» в этой теме (неисчерпаемой и огромной на самом деле), скажу, что начинать наводить порядок в научной методологии нужно прежде всего с разграничения между древним термином «литвинский» и новоделом в языке XIX века «литовский». Первый означал нынешнее беларуское, второй – нынешнее жемойтское. Пока же у уважаемых ученых это все куча и каша.

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Сен 26, 2010 - 03:28 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

В БЕЛАРУСИ или НА БЕЛАРУСИ?

Иван Лепешев, доктор филологических наук, профессор



В печати и в устной речи беларусов оба эти предложно-падежные сочетания употребляются как равноправные. Но так ли это и как правильно? Как возникла такая синонимика?


http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=254

В книге Вадима Деружинского «Тайны беларуской истории» есть глава «Беларуские национальные реалии». Одна из таких реалий рассмотрена в подразделе «Белоруссия или Беларусь?» В соответствии с законом, принятым 19 сентября 1991 года Верховным Советом БССР, наша страна стала именоваться «Республикой Беларусь», а в укороченных названиях – «Беларусь». В законе есть пункт: «Установить, что эти названия транслитерируются на другие языки в соответствии с беларуским звучанием». И сегодня это, как и положено, строго соблюдается всеми странами мира. Например, на немецких фурах, что идут по нашим автострадам, мы видим не Weissrusland, а Belarus. В Российской же Федерации до последнего времени по-прежнему пользовались старым термином «Белоруссия». Но с 1 сентября 2009 года и там, наконец, узаконили, что в России следует говорить «Беларусь», а не «Белоруссия». Один из руководителей Института русского языка РАН заявил: «По-русски надо, конечно, говорить Молдавия и Белоруссия, но здесь, опять-таки, есть политический момент. Самоназвания этих республик – Молдова и Беларусь. Для политической корректности нужно употреблять именно эти варианты». В конце прошлого года Президент РФ Д. Медведев в беседе с беларускими журналистами сказал, что он произносит название нашей страны так, как это зафиксировано в документах ООН: Беларусь. «И настаиваю именно на таком произношении нашего братского государства». Однако он не стал отрицать, что «есть отдельные случаи», когда представители российского истеблишмента называют республику «Белоруссией».

В самой же нашей стране уже вряд ли кто употребляет старый термин. Но зато в падежных формах используют, как и прежде, «в Беларуси, в Беларусь» и «на Беларуси, на Беларусь». Например, в свежих публикациях журналов «Полымя», «Дзеяслоў»: «Перад самай вайной ён прыехаў на Беларусь», «Мат на Беларусі – гэта норма».

Иногда в научных статьях даже делается попытка оправдать подобное употребление. Так, в журнале «Роднае слова» (1999, №10) доказывается, что сочетание «на Беларусі» – естественная, закономерная синтаксическая конструкция в беларуском языке, что ее широко использует современная национальная печать и что употребление сочетания «у Беларусі» – это «механическое перенесение из русского языка конструкций с предлогом “в”».

Проблема функционирования многочисленных предложно-падежных конструкций с пространственным значением детально и на большом фактическом материале исследована профессором М.С. Явневичем в его монографии «Сінтаксічная сінаніміка ў сучаснай беларускай літаратурнай мове» (1977). Есть в этой книге и описание сочетаний «у Беларусі» и «на Беларусі». Они квалифицируются как синонимические, взаимозаменяемые. Автор пишет: «Смысловые различия между ними настолько незначительны, что при выборе конструкции с “у” или “на” почти не принимаются во внимание. Однако при использовании этих сочетаний следует иметь в виду, что предложно-падежная форма “на Беларусі” по значению близка к сочетанию “на территории Беларуси”, а “у Беларусі” – к сочетанию “в Беларуской республике”».

Невозможно, однако, представить, чтобы такая синонимика использовалась по отношению к каким-либо другим странам. Никто не скажет: «Это случилось на Японии» (вместо «в Японии»), «Ездил я на Польшу» (вместо «в Польшу»). Во всех языках славянской языковой группы в таких случаях употребляется предлог «в» (в беларуском – «у»). Если речь идет о какой-нибудь территории или названии города, деревни, района, области, республики, государства, то предлог «в» (в беларуском – «у») с предложным падежом существительного показывает нахождение внутри этой местности, которая представляется в таком случае строго ограниченным пространством: в Индии, в Польше, в Грузии, в Китае, в Греции, в Германии, в Турции и т.п. Таким образом, «у Беларусі» – это внутри республики. Во всех случаях имеется в виду территориально ограниченное пространство.

Если же говорится о местности без резко очерченных границ (например, с названием гор, островов, рек), то употребляется предлог «на»: на Алтае, на Кавказе, на Сахалине, на Кубани, на Днепре, на Полесье. Сохранилось также традиционное употребление предлога «на» с названием местностей бывшего Великого Княжества Литовского: на Полтавщине, на Черниговщине, на Гродненщине, на Смоленщине, на Брянщине (сравним вряд ли возможные сочетания: на Московщине, на Саратовщине, на Краковщине).

В Статуте ВКЛ, Литовской метрике и других письменных источниках нашего государства прошлых эпох предложно-падежные конструкции со значением «внутри чего-либо» фиксируются только с предлогом «в»: в Великом Княжестве Литовском…

Когда же в конце ХVIII в. земли ВКЛ были насильственно присоединены к России, а в ХIX в. стали называться сначала «Белоруссией», а потом «Северо-западным краем», то колонизаторы официально считали это «воссоединением с Россией» и «освобождением от польского ига». Началась усиленная русификация посредством таких рычагов, как русская школа, русское начальство, русская православная церковь. Руководитель «Северо-западного края» генерал-губернатор Муравьев («Вешатель») говорил: «Что не смог сделать русский штык, доделает русская школа». Ему же принадлежит и такая установка: «В Северо-западном крае так называемый белорусский язык необходимо свести на нет. Ибо, если этого не сделать, он постоянно будет инспирировать мысль об отдельном белорусском народе и о праве этого народа на этническую самобытность и национально-государственную суверенность, чего допустить нельзя».

Несмотря на откровенно проводимую политику лингвоцида (уничтожения языка), во второй половине ХIX в. появились первые беларуские писатели В. Дунин-Мартинкевич, Ф. Богушевич. Их произведения печатались нелегально и латиницей. Но ни в этих произведениях, ни в работах фольклористов и этнографов (П. Шейна, Е. Романова, Е. Ляцкого, И. Носовича) – нигде не встречается сочетание «на Беларуси». В работах же И. Носовича («Словарь белорусского наречия», «Сборник белорусских пословиц») есть соответствующее сочетание с предлогом «в»: в Белоруссии.

После революции 1905 года начали легально издаваться беларуские газеты, стали печататься Я. Купала, Я. Колас, З. Бядуля, Цётка и другие. Здесь уже (например, в газете «Наша ніва») находим оба сочетания: чаще «у Беларусі», реже «на Беларусі».

ИСТОКИ
Можно с уверенностью предполагать, что предложно-падежное сочетание «на Беларусі» появилось не в живой народной речи, а книжным путем – под влиянием русских и украинских книг, газет, фильмов, радио.

Сами украинцы в досоветское время не говорили, что они живут «на Украине». Употребляли только «в Украiні». И Тарас Шевченко в 1847 г. писал: «Мені однаково, чи буду я жить в Украiні, чи ні». Или: «Сю ніч будуть в Украiні родиться близнята. Один буде, як той Гонта, катів катувати!» Сочетание «на Украине», скорее всего, возникло в России. После того как Украина стала частью Российской империи, слово «Украина» начали (с шовинистических позиций) отождествлять с «окраиной». По аналогии с «на окраине» стало употребляться «на Украине (Украйне)» – с перенесением ударения с третьего слога на второй. К примеру, в поэме Пушкина «Полтава» девять раз использована «Украйна» в разных падежных формах: «Украйна глухо волновалась», «И перенес войну в Украйну», «Но независимой державой Украйне быть уже пора» и т.д. Сравним и в повести Гоголя «Тарас Бульба»: «Началась разыгрываться схватка на Украйне за унию». И сейчас еще по российскому и беларускому радио и телевидению нередко можно услышать «украинец, украинский, Украина» (с неправильным ударением на первую «а»).

Из письменных памятников известно, что первое упоминание слова «Украина» как название надднепровской части Руси (Киевской) относится к 1187 году, а второе – 1189 год – в применении к Галицкому княжеству. Хотя это было задолго до первого упоминания о Московском княжестве (там еще волки выли), но на это Россия ХVIII-XX вв. не обращала никакого внимания и не себя именовала окраиной Руси-Украины, а наоборот. Ведь, «как известно, от Кремля начинается земля», – на полном серьезе утверждал Сергей Михалков – пятикратный лауреат Сталинской премии.

Даже в начале ХХ в. один из губернаторов в рапорте министру внутренних дел России предлагал слово «Украина» объяснять как «окраину Российской державы с давних времен». А в советский период, как пишет профессор Я. Родевич-Винницкий в книге «Украiна: від мови до націi» (1997), «употребление предлога «в» со словом «Украiна» квалифицировалось как буржуазно-националистическое» (с.32).

СЕГОДНЯ
В сегодняшней Украине на всё это смотрят с недоумением и иронией. Например, бывший Президент Украины Кучма издал книгу «Украина – не Россия», а известный украинский писатель Борис Олейник задает риторический вопрос: «Как могли себя осознавать россиянами извечные украинцы, издавна жившие на берегах Днепра, более чем семь веков до рождения Москвы, основанной киевским князем, и которая потом уже стала столицей Российской державы?»

После 1990 г., когда Украина стала суверенным государством, его руководство и средства массовой информации решительно отказались от навязанной им конструкции «на Украине». И это последовательно соблюдается во всей стране. Но, как говорится в названной выше книге В. Деружинского, «категорическим неприятием и всяческими издевками ответили россияне на «малозначущую» просьбу Украины писать отныне не «на Украине», а «в Украине». А сатирик Михаил Задорнов высмеял этот призыв на телевидении».

Однако собака лает, а караван идет. В современных российских, а также беларуских текстах почти во всех случаях используют «в Украине», «ва Украіне».

Сталин в свое время говорил: «Белоруссия – не просто окраина нашей державы. Она – форпост социализма на западе страны». Но всё это ушло в далёкое прошлое. Сама логика подсказывает: давно пора и нам писать и говорить только «у Беларусі».

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Июль 30, 2010 - 04:30 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

Аналогичная картина и с Беларусью.
Вернее с ВКЛ и Литвой.

После унии с Польшей ВКЛ превращается в Речь Паспалитую.
РП - хилое государство.
Раз за разом сейм "заваливает" (правом вето) принятие жизненно важных решений.
РП живет по инерции. По инерции начинает и разваливаться.
Видя это, более целенаправленные и воинственные соседи, начинают раздел РП. Их было 4-е.

Территории отошедшие к России (кстати Жамойтия отшла к Германии), названы уже не Литвой (и не Польшей), а Белоруссией. После восстания конца XVIIIвека (Костюшко) название Белоруссия реформируется в Северо-Западный край.
В 1812-м году половина литвинов воевала ВМЕСТЕ с Наполеоном веря в то, что он возродит государственность ВКЛ (Литвы). Не получилось.
Следом было восстание Калиновского, после которого и название Северо-Западный край (чувствуете - КРАЙ - КРАИНА - УКРАИНА) так же было упразднено, и в состав Российской Империи литвинские территории вошли раздобленно - губерниями.
Очередная попытка возродить государственность - уже не ВКЛ (Литвы), а Беларуси - произошла в 1918 -м году.
БНР (Белорусская Народная Республика) просуществовала считанные месяцы. Однако произошло это в условиях немецкой оккупации (шла первая мировая война). Трудно в чем-то обвинять деятелей БНР - у них был очень малый выбор... Вероятно потому они и воспользовались немецкой оккупацией, чтобы преодолеть российский гнет. Без немцев их по-суворовски придавили бы и всё. Но и альянс с немцами не дал будущего.
И уже потом в 1919-м году было объявлено о создании БССР. Как сацилита и полноправного участника СССР. Впрочем, полноправного ли? Большинство белорусских земель (Смоленщина, Брянщина, часть Псковщины и Тульщины) Россия НАМЕРТВО закрепила за собой.

Так сказать - чужая квартирка была объявлена своей собственностью...

Не мудрено, что во времена ВОВ, а точнее по её окончании, на территории Беларуси появился "освободитель" - Булак-Булахович...

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Juri
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Июль 30, 2010 - 03:59 AM



Зарегистрирован: Мар 30, 2007
Сообщений: 5039
Откуда : Ukraine, Kharkiv
Кстати, если правильно на историю смотреть, то в УПА и Бандеровцах ничего и страшного нет.

Когда Большая часть Украины отошла России - Галиция осталась у Польши. Потом в Австро-Венгрии, где и "родили" украинцев. Потом опять Польша.
Т.е. они с Российской Империей общего ничего и не имели.

А если бы поляки были полояльней и дали бы Украине больше прав - то все укр. земли дольше бы в составе Речи Посполитой продержались возможно.
И не было бы никакого казацко-освободительного движения в Украине.
Хотя, не исключено, что потом бы Россия всё равно вторглась на Украину, но то было бы уже позже и с совсем другой окраской.
А так Хмельницкий получается сам, по доброй воле на 300 лет Украинские земли России отдал, дабы от Поляков защититься.
Т.е. Россия еще и одолжение сделала!)

Вернёмся к Галиции. Т.о., когда всё-таки в Украине назрела спустя 300 лет идея независимости в виде УНР, Директорий и прочего - было уже поздновато.
Россия решила, что КВАРТИРКА-то её уже. И Советские войска ВТОРГЛИСЬ в Украину. Западно-Украинские земли тоже были добавлены к УССР. Но общего-то у них с Россией ничего не было, в отличие от трёхсот лет остальной Украины.
Поэтому для неё Поляки уж точно поближе были. А СССР такие же захватчики.

Поэтому когда 2 Война началась, они и начали за Свободу бороться.
Ну а чё, имели право! Воюет Москва с Берлином - ну и пусть. Им то что?
Вот и начали с фашистами переговоры вести и т.п. Так что идея у них была правильная, только называли себя они не верно. Ни украинцы - а русины. И страну надо было бы назвать - Старой Русью.

Но к сожалению, то ли немцы действительно очень жестоки были, то ли у остальных украинцев память стёрлась за 300 лет, что они УЖЕ оккупированы...
А так, то ли разницы. Что СССР укр. интеллигенцию расстреливает и голодоморы чинит, что Германия всех в концлагеря вербует.

Обидно, что столько украинских людей в Войне умерло, а на самом деле война ни за что!
Хотя дедам спасибо, т.к. всё ж таки они верили во что-то и защищали свои семьи и дома!

И еще интересно. когда Польская экспансия была - волнения на Востоке Украины возникли - Запорожская Сечь.
Когда Русская - на Западе.

И Мазепа никакой не предатель, как его в России называют.
Швеция предложила лучшие условия для Украины, чем Россия (оба оккупанты). Так что для России - предатель, для Украины и своих земель - НЕТ.
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение ICQ 
Ответить с цитатой Наверх
Juri
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Июль 30, 2010 - 03:32 AM



Зарегистрирован: Мар 30, 2007
Сообщений: 5039
Откуда : Ukraine, Kharkiv
Цитата:
Juri писал(а):
=========
письмо антипиарщика:
=========


Liahovsky писал(а):
...
Вот только модератор и сочинитель никак не поймут, что обливают грязью шашки. Пора бы кому-то убрать с лица эту чудовищную провокацию и вздор.

Мне, как русскому белорусу стыдно, что сайт называется "Шашки в России", а на самом деле благодаря бесконтрольности пиарит на всех и вся, разжигая войны, забывая о своей цели пропагандировать шашки.

Лучше назовите свой сайт "Глумливая Россия". Так будет большее сходство с содержимым.

Раз это нравится модератору, значит и сам он такой же лицемер. Если, я не прав и перегнул палку, то сотрите всю нижележащую чушь и не допускайте разжигания выяснения отношений. Как говорится взялся за гуж, то делай все дела достойно и обрети вокруг себя порядочных и верных своему делу пропагандистов шашечной игры.


Дурной пример заразителен. Не забывайте об этом, Юрий!

===========

Вот заглянул к нам "один товарищ", сказал слово (при этом тему вроде как перепутал...), и сразу как-то гадостно на душе стало...

Юрий, а давайте ПОПИАРИМСЯ!!! Laughing Laughing Laughing
Ведь "дурной премер заразителен"...
Ментор требует "всё стереть и запретить"... Cry


Very Happy Не горячитесь! Мы же никого не оскорбляем! А знать историю полезно. Хотя, конечно она разнобокая и докопаться порой до истины нелегко! Но нужно хоть пытаться.
Я за последние дни узнал много интересного. Для меня реально было новостью, что в Москве жили финны...
И Россию в современном плане никто не обижает, она сама, кого хочешь обидит), да и Литву тоже. Просто чтобы было яснее - откуда корни растут.
Причём многие с Фениксом спорят, а вы лучше аргументы приведите.
Ну так доступно изложите, с фактами.
Шашисты народ не глупый, разберётся- кто прав, кто нет.
А так получается, что один интересные исторические факты приводит, а другие спорят без оснований.
Оно конечно неприятно всю жизнь отождествлять себя с одним, а потом в один день понять, что праздновать 1000 лет упоминания имени Литва, к которой ты имеешь не ТО отношение - глуповато)
А насчёт русского белоруса вы смешно сказали) Русские, белорусы, украинцы, молдоване... - не было же таких раньше, выдумали.
Нельзя назвать себя одновременно и тем, и тем. Если оба выдумано.
Раз живёте в Беларуси - то белорус. А какие у вас корни - уже надо разбираться...
Вот я живу в Украине, а какие корни - фиг его знает.
Может я тоже финн, всё-таки ж на Востоке живу.
А может и русин, а может сармат или татрин...
Чего тут оскорбительного?
[/quote]

Оскорбительно, когда Лужков кричит, что Севастополь - это город русских моряков, и Крым надо бы России вернуть...

То же самое, что я сниму у вас квартирку, поживу там немного, а потом лет так через 10 скажу - а не моя ли это квартирка вообще? а?
Я здесь женился, и детей в школу отдал, и в шашки тренировался. Не забрать-ка её мне у тебя? Не моя ли она теперь!
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение ICQ 
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Июль 29, 2010 - 03:39 PM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

Юрий, поправьте теги в последнем вашем посте!

Ответ "Juri":

Цитата:
Если разбираться, то Литовское княжество было наиболее лояльным по отношению к современным Укр. землям.
И Магдебургское право тогда действовало.
Да и в состав ВКЛ фактически добровольно вошли!


В ВКЛ действовал САМЫЙ ДЕМОКРАТИЧНЫЙ в Европе "Статут".
И вообще, земли присоединялись или на основании родственных связей правителей, или по договору ("уния").

Цитата:
А вот с Польшей не лады.
Чё-то польские шляхтичи всегда отрицательно вспоминаются. Может конечно с лёгкой руки России...


Мое предположение, что причиной этому были:

1.
Имперские замашки ляхов. Имперские, наподобие германских, или московитских. Во всяком случае, ляхи любили воевать - завоевали Мазовию и кучу более мелких княжеств.
2.
Религиозное различие. Большинство войн (если не все!) зарождаются именно на религиозных различиях! В ВКЛ (у ятвягов, дайновы, лютичей...) было распространено АРИАНСТВО. У поляков КАТОЛИЦИЗМ.
(Не зря же Бонифаций шел внедрять католицизм в Лютву - лютичам).

Небольшое отступление.
Всем известный сегодня как Санта Клаус, святой Николай (при жизни совсем не святой, а драчун), на Никейском Соборе "таскал за бороду" именно Ария...
И еще - арианство не имеет ничего общего с арийцами.

Цитата:
И еще интересно.
От образования Киевской Руси до её развала монголами прошло около 400 лет. 860 - 1240
Около 100 лет с монголами!
Потом еще примерно 300 лет Укр. в составе ВКЛ и Речи Посполитой: 1325 - 1654
Ну и можно считать, что с этого момента по 1991 год - еще 350 лет - в составе Московии-России-СССР, хотя там и к Польше опять переходили и Независимость обретали, и Германия даже была.
Есть некоторая цикличность.
Еще по идее лет 300-400 должны или куда-то войти (н-р ЕС), или 400 лет сами развиваться)


Хорошо бы проверить... Да не судьба. Sad

Цитата:
И так по истории получается Российские фины-охотники неплохо воевали!
Почти все войны выигрывали.
Новгородскую Русь победили, Потом ВКЛ, Польшу били, Два раза Германию, Наполеона, На Востоке всех потоптали... Сильные!


Если бы не Мишка Горбачев, то 1/6 часть света!
А что, разве не сильные?...

Цитата:
В годы Первой мировой войны австро-венгерские власти на территории Галиции подвергают репрессиям русинов, как тогда называли себя в большинстве своем жители Галиции. Свыше двадцати тысяч участников русского движения в Прикарпатской Руси были заключены в австрийский концентрационный лагерь в местечке Талергоф (Штирия) и в крепость Терезин (Чехия). Эти репрессии и поддержка австро-венгерскими властями украинофильской ориентации привели к её решительному преобладанию в среде русин Галиции. В свою очередь, военная русская администрация в Галиции подвергла репрессиям деятелей украинского движения, что значительно ослабило там русофильские настроения.


Обнаружилась русинская Катынь! Evil or Very Mad

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Показать:     
Перейти к:  
Время в формате GMT + 3
Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
PNphpBB2 © 2003-2007 
 
Page created in 1.76068091393 seconds.