Google
 

Сайт Андрея Иванова

Андрей Иванов - все секреты шашек и шашистов

Login





 


 Забыли пароль?
 или новый пользователь? Зарегистрируйся!

Кто с нами

Пользователей:  На сайте
Пользователей:  Пользователей: 0
Гостей:  Гостей: 462
Всего:  Всего: 462
Пользователей:  Зарегистрированные
No members connected


Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
Автор Сообщение
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Мар 07, 2011 - 05:31 PM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

Кто говорил, что ворон ворону глаз не выклюет???
Вон как стараются!


Середич отрицает, что требовал у Костусева деньги за статью
07.03.2011, 20:19 Политика
Дмитрий Власов, БелаПАН
http://news.tut.by/politics/217516.html

Главный редактор газеты "Народная воля" Иосиф Середич отрицает, что требовал у экс-кандидата в президенты от Партии БНФ Григория Костусева деньги за статью, и намерен подать на него в суд за клевету.

"До последнего времени история Шклова (Костусев проживает в этом райцентре. - БелаПАН.) знала лже-Дмитрия. Теперь вот появился еще лжец Костусев, - говорится в заявлении Середича, размещенном на сайте "Народной воли". - Ни о каких деньгах я с ним вообще не разговаривал, как никогда не говорил на эту тему и с другими кандидатами в президенты. За клевету, за вранье обязательно потяну Костусева в суд. И он никогда больше не появится на пороге редакции".

6 марта на съезде Гомельской областной организации Партии БНФ Костусев заявил, что в период выборов его пытались опорочить, публиковали на него "пасквили", причем не властные структуры. "В "Народной воле" в одном только номере были две такие статьи в мой адрес. Мы с Алексеем (Янукевичем. - БелаПАН.) были у Середича, разговаривали с ним, но Середич сказал в открытую, что давайте деньги - и мы опубликуем статью, которую вы закажете. Это что - нормально?" - сказал Костусев.

"В суд на Костусева подам в ближайшие дни. Тянуть кота за хвост не буду", - заявил БелаПАН Иосиф Середич.

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Мар 06, 2011 - 02:41 PM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

Костусев: За период выборов грязи и вранья я увидел больше от оппозиции, чем от властей
06.03.2011, 16:41 Политика
Алена Германович, БелаПАН
http://news.tut.by/politics/217455.html

В Гомеле 6 марта прошел съезд областной организации Партии БНФ, в котором приняли участие председатель партии Алексей Янукевич и бывший кандидат в президенты Григорий Костусев.

Говоря об отношениях с другими альтернативными экс-кандидатами, Костусев заявил: "Я бы взял слово единомышленники в кавычки, потому что за эту избирательную кампанию грязи, неискренности, вранья и всего другого, плохого, я увидел больше от таких вот "единомышленников", чем от властей".

Он пообещал членам партии быть искренним и ответить на все вопросы, касающиеся президентских выборов. В частности, Костусев отметил, что в период сбора подписей и агитации в его адрес от лидеров оппозиции поступали обращения с уговорами о снятии, с подкупом и шантажом. "Последнее предложение было такое, что, мол, ты сними свою кандидатуру, а на следующем съезде БНФ мы тебя выдвинем на должность председателя и поддержим своей группой, чтобы тебя избрали. Это предложение было из уст Ходыко и Вячорки. Разговор был как раз накануне регистрации кандидатов в президенты", — поделился секретами избирательной кампании экс-кандидат.

По его словам, от одного из кандидатов в президенты ему поступило предложение снять кандидатуру за определенную плату — 100 тыс. долларов. "Это предложение мне поступило, когда с тем кандидатом мы были один на один в лесу. Но интересно, что сотрудники КГБ после моего задержания в разговоре со мной говорили именно о такой цифре, и сказали, что, мол, мы тебя уважаем, что ты не взял эти деньги. Это уважение я не ставлю себе в заслугу, от такой структуры. Я вам даю факты, а оценку этому дадим вместе", — подчеркнул Костусев.

Он утверждает, что в период выборов его пытались опорочить, публиковали на него "пасквили", причем не властные структуры. "В "Народной воле" в одном только номере были две такие статьи в мой адрес. Мы с Алексеем (Янукевичем. — БелаПАН.) были у Середича (главный редактор газеты "Народная воля". — БелаПАН.), разговаривали с ним, но Середич сказал в открытую, что давайте деньги и мы опубликуем статью, которую вы закажете. Это что — нормально?" — задался вопросом экс-кандидат.

Он также утверждает, что последнее решение, принятое совместно кандидатами в президенты и начальниками их штабов в ходе переговоров на Октябрьской площади 19 декабря, не предусматривало похода на площадь Независимости. "Почему люди пошли — мне трудно сказать, во всяком случае, мне пришлось идти, потому что людей остановить уже было невозможно. Есть информация, кто решил изменить общее решение, но я пока не скажу, кто это, потому что многие сидят в тюрьме, и я не имею морального права", — объяснил Костусев.

По его словам, план у кандидатов в президенты вечером 19 декабря был такой: "стоять около дома на улице Карла Маркса кольцом". "Просто стоять. Большим кольцом, и никуда не ходить, никаких штурмов, однозначно. Однозначно собирались проводить мирную акцию", — подытожил экс-кандидат.

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 20, 2011 - 04:54 AM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

"Белорусский партизан", "Радио свобода"...
Что там еще? Белсат...

Сколько в мире сть МАРАЗМАТИКОВ...
А сколько в мире есть НЕДАЛЕКИХ читателей этого маразма.

Вспоминается такая вещь.

В перестроечные годы - в годы разгула ГЛАСНОСТИ, все вдруг начали читать газеты. Все подряд. Даже журнал "Коммунист" начал пользоваться спросом!!!

Однако слишком быстро читающие разделились на два лагеря...
...
Во второй лагерь вошли подсевшие на чтиво литнаркоманы.
Они читали в основном буклеты типа "Ужасы на ночь", "Детектив", "Реальные преступления"... Вампиры, убийства, изнасилования... (Позже были статьи о том, что всякие там РЕАЛЬНЫЕ изнасилования и убийства на самом деле плод выдумки специальных писак, которые придумывают жаренное специально для таких ТУПЫХ, но пользующихся большим спросом, изданий.)

Следующий шаг - литнаркоманы с удовольствием начали читать политические издания, ПОЛНОСТЬЮ НАПРАВЛЕННЫЕ НА АБСОБЦИЮ ЧЕРНУХИ!
Благо, у нас в Беларуси, таких изданий много. Это и "Народная воля", и "БДГ", и "Наша нива"... А потом и интернет издания типа "Белорусского партизана"...
НЕПРИМИРИМОСТЬ белорусской опозиции, её нежелание делать для Родины добро, её постоянные попытки заработать на неприятностях Беларуси...

Вы, Альгимантас, литнаркоман!
Вы поддерживаете ПРЕСТУПНИКОВ!
Возможно вы и сами?...
Судя по вашим последним действиям (явно преступным), вы неуклонно движетесь в пропасть непримиримости.

Подружитесь с "фараоном"!
Вы будете его рупором на этом форуме...

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
ALGIMANTAS
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 19, 2011 - 08:36 PM



Зарегистрирован: Авг 27, 2002
Сообщений: 5529

РАДИО СВОБОДА.
19.02.2011

В Белоруссии заработал судебный конвейер
Игорь Карней

19 февраля заканчивается двухмесячный срок предварительного расследования по делу об "организации массовых беспорядков" в день выборов президента Белоруссии. После этого должно быть принято решение либо о продлении срока, либо о завершении дела.

В организации или участии в несанкционированной акции 19 декабря 2010 года обвиняются более сорока представителей оппозиции, включая пятерых кандидатов в президенты. Один из них – Василий Парфенков, активист избирательного штаба Владимира Некляева – уже приговорен к четырем годам лишения свободы.

Адвокаты фигурантов по "делу 19 декабря" ждут решения следователей. В соответствии с белорусским законодательством, по истечении двух месяцев с момента ареста должны быть объявлены не только сроки расследования, но и мера пресечения для обвиняемых. Следователь должен решить, продлевать срок их нахождения за решеткой или же направить дело в суд. Тем не менее, адвокаты уверены: большинству подзащитных срок следствия будет продлен, ведь юристы даже не начали знакомиться с материалами дела.

Пока что приговор оглашен в отношении лишь одного оппозиционера – активиста кампании "Говори правду!" Василия Парфенкова. 27-летний член команды экс-кандидата в президенты Владимира Некляева приговорен судом Фрунзенского района Минска к 4 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Кроме того, он должен выплатить почти 5 тысяч долларов за поврежденное имущество Дома правительства.

Андрей Дмитриев, руководитель избирательного штаба Некляева – также среди обвиняемых по делу о массовых беспорядках. Удерживался в изоляторе КГБ, впоследствии был отпущен под подписку о невыезде. Первый приговор комментирует так:

– Говорили, в принципе, об обычных вещах. Но весь ужас как раз в том, что за обычные вещи наказывают таким образом. Да, он был активистом нашей кампании, да, он собирал подписи за Владимира Некляева, да, он участвовал в каких-то акциях… Но за это не получают четыре года строгого режима! Что касается разбивания стекол (а это является основным обвинением), то даже это можно квалифицировать не как массовые беспорядки, а как хулиганство. И тогда это будет совсем другая статья и абсолютно другой приговор, – возмущается Андрей Дмитриев.

Теперь своей участи ожидают еще 40 активистов оппозиции, обвиненных в организации массовой акции протеста, а также полтора десятка из числа подозреваемых. Среди них и Ирина Халип, популярная журналистка, корреспондент "Новой газеты", лауреат российской премии "Золотое перо". На церемонию вручения попасть, правда, не удалось – вместе с мужем, экс-кандидатом в президенты Андреем Санниковым, она была задержана 19 декабря, полтора месяца удерживалась в СИЗО КГБ, после чего была переведена под домашний арест с охраной. Отец Ирины, режиссер-кинодокументалист Владимир Халип особых иллюзий относительно будущего дочери и других фигурантов дела не питает:
Сейчас понятно, чего можно ожидать от следующих процессов. Все они пойдут по сценарию, подготовленному заранее. А это значит, что можно ожидать только ужасных приговоров ни в чем не виновным людям
– Сейчас понятно, чего можно ожидать от следующих процессов. Все они пойдут по сценарию, подготовленному заранее. А это значит, что можно ожидать только ужасных приговоров ни в чем не виновным людям. Никаких доказательств в отношении кого бы то ни было нет – и быть не может. И даже Парфенков, которого сделали чуть ли не матерым преступником, на самом деле достоин разве что штрафа. Но власти хотят сделать образцово-показательный процесс в духе 1937 года, когда судили за разного рода "сговоры". Старый опыт хорошо срабатывает в такого рода системах, – считает Владимир Халип.

Тем временем складывается критическая ситуация в отношении адвокатов, защищающих участников событий 19 декабря. Министерство юстиции приняло постановление о лишении лицензии четырех адвокатов Минской городской коллегии — Олега и Татьяны Агеевых, Владимира Толстика и Тамары Гораевой. Претензии высказывались и в адрес других адвокатов, которые защищают бывших кандидатов в президенты и членов их команд. Юрист Гарри Погоняйло говорит, что ведомству впору бы заняться другими делами. Например, навести порядок в процессе доступа к подзащитным – большинство адвокатов не видели своих клиентов с прошлого года. Но на деле происходит отлучение от профессии по политическим признакам:

– Процедура и решение об изъятии лицензии у адвокатов, я думаю, неправомерна. Даже если бы были допущены какие-то отступления от норм профессиональной этики, если были обстоятельства, которые побудили адвокатов отказаться от ведения защиты, заслуживающие внимания, – как, например, давление со стороны следствия или же какое-то неправильное поведение со стороны родственников, – должны быть обязательно заслушаны объяснения адвокатов. По крайней мере, можно было бы обойтись дисциплинарными взысканиями, не связанными с лишением адвокатской лицензии. Потому что это, по существу, – отлучение от профессии, – уверен Гарри Погоняйло.

22 февраля перед белорусским правосудием предстанут граждане России Артем Бреус и Иван Гапонов. Их будут судить по той же статье Уголовного кодекса, что и Василия Парфенкова – участие в массовых беспорядках. Максимальный срок – до 8 лет лишения свободы. МВД Белоруссии уже заявило о том, что у следствия имеется видеозапись с доказательством вины задержанных россиян. Все попытки российских дипломатов добиться освобождения соотечественников оказались безуспешными, после чего последовали довольно жесткие заявления в адрес белорусских властей.

Представитель МИД Белоруссии Андрей Савиных считает, что попытка России повлиять на объективный ход расследования ни к чему не приведет:

– По нашему мнению, выступление Министерства внутренних дел Белоруссии как раз и является ответом на неоднократные заявления посольства Российской Федерации по данной теме, которые, в общем-то, потом само же посольство и охарактеризовало как "сомнительную публичную полемику", – напомнил Андрей Савиных.

Однако советник посольства России в Белоруссии Вадим Гусев уверен, что появившиеся до суда заявления белорусской стороны о причастности Бреуса и Гапонова к погромам в день президентских выборов являются нарушением, прежде всего, принципа презумпции невиновности:

– Мы в своем заявлении в отношении высказываний представителей МВД сказали, что является некорректным сейчас поднимать вопрос в связи с Бреусом и Гапоновым о том, что, мол, россияне нагнетают тут криминогенную обстановку. И как раз по этому вопросу мы не собираемся втягиваться в публичную полемику. Потому что если мы приведем цифры, они буду, во-первых, не в пользу белорусской стороны, во-вторых, мы не считаем справедливым связывать эти два совершенно разных вопроса. Это то же самое, что вырывать из коИгорь Карней
19 февраля заканчивается двухмесячный срок предварительного расследования по делу об "организации массовых беспорядков" в день выборов президента Белоруссии. После этого должно быть принято решение либо о продлении срока, либо о завершении дела.

В организации или участии в несанкционированной акции 19 декабря 2010 года обвиняются более сорока представителей оппозиции, включая пятерых кандидатов в президенты. Один из них – Василий Парфенков, активист избирательного штаба Владимира Некляева – уже приговорен к четырем годам лишения свободы.

Адвокаты фигурантов по "делу 19 декабря" ждут решения следователей. В соответствии с белорусским законодательством, по истечении двух месяцев с момента ареста должны быть объявлены не только сроки расследования, но и мера пресечения для обвиняемых. Следователь должен решить, продлевать срок их нахождения за решеткой или же направить дело в суд. Тем не менее, адвокаты уверены: большинству подзащитных срок следствия будет продлен, ведь юристы даже не начали знакомиться с материалами дела.

Пока что приговор оглашен в отношении лишь одного оппозиционера – активиста кампании "Говори правду!" Василия Парфенкова. 27-летний член команды экс-кандидата в президенты Владимира Некляева приговорен судом Фрунзенского района Минска к 4 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Кроме того, он должен выплатить почти 5 тысяч долларов за поврежденное имущество Дома правительства.

Андрей Дмитриев, руководитель избирательного штаба Некляева – также среди обвиняемых по делу о массовых беспорядках. Удерживался в изоляторе КГБ, впоследствии был отпущен под подписку о невыезде. Первый приговор комментирует так:

– Говорили, в принципе, об обычных вещах. Но весь ужас как раз в том, что за обычные вещи наказывают таким образом. Да, он был активистом нашей кампании, да, он собирал подписи за Владимира Некляева, да, он участвовал в каких-то акциях… Но за это не получают четыре года строгого режима! Что касается разбивания стекол (а это является основным обвинением), то даже это можно квалифицировать не как массовые беспорядки, а как хулиганство. И тогда это будет совсем другая статья и абсолютно другой приговор, – возмущается Андрей Дмитриев.

Теперь своей участи ожидают еще 40 активистов оппозиции, обвиненных в организации массовой акции протеста, а также полтора десятка из числа подозреваемых. Среди них и Ирина Халип, популярная журналистка, корреспондент "Новой газеты", лауреат российской премии "Золотое перо". На церемонию вручения попасть, правда, не удалось – вместе с мужем, экс-кандидатом в президенты Андреем Санниковым, она была задержана 19 декабря, полтора месяца удерживалась в СИЗО КГБ, после чего была переведена под домашний арест с охраной. Отец Ирины, режиссер-кинодокументалист Владимир Халип особых иллюзий относительно будущего дочери и других фигурантов дела не питает:
Сейчас понятно, чего можно ожидать от следующих процессов. Все они пойдут по сценарию, подготовленному заранее. А это значит, что можно ожидать только ужасных приговоров ни в чем не виновным людям
– Сейчас понятно, чего можно ожидать от следующих процессов. Все они пойдут по сценарию, подготовленному заранее. А это значит, что можно ожидать только ужасных приговоров ни в чем не виновным людям. Никаких доказательств в отношении кого бы то ни было нет – и быть не может. И даже Парфенков, которого сделали чуть ли не матерым преступником, на самом деле достоин разве что штрафа. Но власти хотят сделать образцово-показательный процесс в духе 1937 года, когда судили за разного рода "сговоры". Старый опыт хорошо срабатывает в такого рода системах, – считает Владимир Халип.

Тем временем складывается критическая ситуация в отношении адвокатов, защищающих участников событий 19 декабря. Министерство юстиции приняло постановление о лишении лицензии четырех адвокатов Минской городской коллегии — Олега и Татьяны Агеевых, Владимира Толстика и Тамары Гораевой. Претензии высказывались и в адрес других адвокатов, которые защищают бывших кандидатов в президенты и членов их команд. Юрист Гарри Погоняйло говорит, что ведомству впору бы заняться другими делами. Например, навести порядок в процессе доступа к подзащитным – большинство адвокатов не видели своих клиентов с прошлого года. Но на деле происходит отлучение от профессии по политическим признакам:

– Процедура и решение об изъятии лицензии у адвокатов, я думаю, неправомерна. Даже если бы были допущены какие-то отступления от норм профессиональной этики, если были обстоятельства, которые побудили адвокатов отказаться от ведения защиты, заслуживающие внимания, – как, например, давление со стороны следствия или же какое-то неправильное поведение со стороны родственников, – должны быть обязательно заслушаны объяснения адвокатов. По крайней мере, можно было бы обойтись дисциплинарными взысканиями, не связанными с лишением адвокатской лицензии. Потому что это, по существу, – отлучение от профессии, – уверен Гарри Погоняйло.

22 февраля перед белорусским правосудием предстанут граждане России Артем Бреус и Иван Гапонов. Их будут судить по той же статье Уголовного кодекса, что и Василия Парфенкова – участие в массовых беспорядках. Максимальный срок – до 8 лет лишения свободы. МВД Белоруссии уже заявило о том, что у следствия имеется видеозапись с доказательством вины задержанных россиян. Все попытки российских дипломатов добиться освобождения соотечественников оказались безуспешными, после чего последовали довольно жесткие заявления в адрес белорусских властей.

Представитель МИД Белоруссии Андрей Савиных считает, что попытка России повлиять на объективный ход расследования ни к чему не приведет:

– По нашему мнению, выступление Министерства внутренних дел Белоруссии как раз и является ответом на неоднократные заявления посольства Российской Федерации по данной теме, которые, в общем-то, потом само же посольство и охарактеризовало как "сомнительную публичную полемику", – напомнил Андрей Савиных.

Однако советник посольства России в Белоруссии Вадим Гусев уверен, что появившиеся до суда заявления белорусской стороны о причастности Бреуса и Гапонова к погромам в день президентских выборов являются нарушением, прежде всего, принципа презумпции невиновности:

– Мы в своем заявлении в отношении высказываний представителей МВД сказали, что является некорректным сейчас поднимать вопрос в связи с Бреусом и Гапоновым о том, что, мол, россияне нагнетают тут криминогенную обстановку. И как раз по этому вопросу мы не собираемся втягиваться в публичную полемику. Потому что если мы приведем цифры, они буду, во-первых, не в пользу белорусской стороны, во-вторых, мы не считаем справедливым связывать эти два совершенно разных вопроса. Это то же самое, что вырывать из контекста слова, – считает Вадим Гусев.

Судебный конвейер в отношении демократических активистов, обвиняемых в организации массовых беспорядков, только набирает обороты. Напомним, около 700 человек были задержаны и приговорены к административным арестам на срок от 10 до 15 суток в ходе митинга оппозиции 19 декабря 2010 года. Более 40 человек обвиняются в попытке захвата власти, многие проходят в качестве подозреваемых. За решеткой вот уже два месяца удерживаются экс-кандидаты в президенты Андрей Санников, Николай Статкевич, Алексей Михалевич; под домашний арест переведен Владимир Некляев. Под подписками о невыезде находятся Виталий Рымашевский, Григорий Костусев и Дмитрий Усс.
нтекста слова, – считает Вадим Гусев.

Судебный конвейер в отношении демократических активистов, обвиняемых в организации массовых беспорядков, только набирает обороты. Напомним, около 700 человек были задержаны и приговорены к административным арестам на срок от 10 до 15 суток в ходе митинга оппозиции 19 декабря 2010 года. Более 40 человек обвиняются в попытке захвата власти, многие проходят в качестве подозреваемых. За решеткой вот уже два месяца удерживаются экс-кандидаты в президенты Андрей Санников, Николай Статкевич, Алексей Михалевич; под домашний арест переведен Владимир Некляев. Под подписками о невыезде находятся Виталий Рымашевский, Григорий Костусев и Дмитрий Усс.
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
ALGIMANTAS
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 19, 2011 - 08:14 PM



Зарегистрирован: Авг 27, 2002
Сообщений: 5529

МЫ / МАТЕРИАЛЫ / ПОЛИТИКА
11.02.2011 - 09:54
МИД Украины: Лукашенко — это диктатор Франко


Между президентами Украины и Беларуси Виктором Януковичем и Александром Лукашенко такая же разница, как между французским реформатором де Голлем и спанским диктатором Франко, пишет директор Департамента информационной политики Министерства иностранных дел Украины Олег Волошин в своей статье для EUobserver.

Волошин напоминает, что и де Голля, и Франко обвиняли “в неуважении к демократическим нормам”.

- Но Франко стремился сохранить прошлое, а де Голль пытался построить будущее.

Олег Волошин называет абсурдной идею ввести санкции в отношении Украины.

- Украине нужны реформы, чтобы выжить, а не для выгоды Януковича. В первую очередь, для украинских людей.

Как отмечают эксперты, статья Волошина – это старт кампании по изменению имиджа Украины на Западе, который сложился из-за некоторых внутриполитических шагов президента Януковича, что позволило говорить о превращении Украины в еще одну Беларусь.
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
ALGIMANTAS
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 19, 2011 - 08:11 PM



Зарегистрирован: Авг 27, 2002
Сообщений: 5529

Представители российского бизнеса считают Лукашенко диктатором

10.02.2011ПОЛИТИКА

Более половины посетителей российского делового сайта РБК уверены, что Лукашенко – диктатор.

Два дня в рубрике опросов сайта, где обычно появляются вопросы на экономическую и социальную тематику российской жизни, проходило голосование на тему "Считаете ли Вы режим белорусского президента Александра Лукашенко диктаторским?".

Читатели РБК ответили следующим образом: "да" - 54.4%, "нет" - 34.6%, "затрудняюсь ответить" - 11%. Всего в опросе 7-8 февраля приняли участие 14564 человека.

"Белорусский партизан
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 19, 2011 - 04:37 PM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

Ответ любителям утятины:

Президент Беларуси о "блокноте Березовского" и "травме в Сочи"
19.02.2011, 17:40 Политика
БЕЛТА
http://news.tut.by/politics/215766.html


Президент Беларуси Александр Лукашенко считает уткой историю с секретным блокнотом Бориса Березовского. Об этом он заявил сегодня, отвечая на вопросы журналистов, передает корреспондент БЕЛТА.

В частности, главу государства попросили прокомментировать информацию, распространенную рядом российских СМИ, о том, что при раскрытии сети подпольных казино российские спецслужбы обнаружили множество документов, среди которых был и секретный блокнот Бориса Березовского. В нем якобы имелись некие сведения о сомнительных связях Березовского с белорусскими чиновниками, и все это преподносилось как удар по репутации Президента Беларуси и его окружения.

Александр Лукашенко заявил, что впервые слышит об этой истории. "Так Березовский же в России не живет, насколько я знаю, - отметил глава белорусского государства. - Сразу первый вопрос: как секретный блокнот человека, который, наверное, уже семь или восемь лет назад сбежал из России и живет, насколько я знаю, сейчас в Великобритании, мог оказаться в Москве? По-моему, это очередная утка, кому-то нужная в России, чтобы еще раз показать, что Батька не тем занимается".

Президент Беларуси вспомнил, как во время его недавнего пребывания в Сочи обычные россияне высказывали ему самые наилучшие пожелания. "Кое-кому это не нравится. Видимо, пытаются понизить градус Лукашенко в России", - сказал глава государства.

Что касается истории с секретным блокнотом, он еще раз подчеркнул: "Это абсолютная ложь. Я в это не верю".

Лукашенко опроверг информацию о якобы полученной им травме во время отпуска в Сочи

Президент Беларуси Александр Лукашенко назвал уткой и откровенной чушью информационный вброс о якобы полученной им травме во время отпуска в Сочи. Об этом он сообщил сегодня, отвечая на вопросы журналистов после заключительного этапа Кубка мира по фристайлу в Раубичах, передает корреспондент БЕЛТА.

"Ничего подобного не было. Я каждый день в Сочи на Красной Поляне тренировался. Это настоящая утка, чушь. Видимо, кто-то хотел, чтобы на него обратили внимание. Таким образом и обратили. Но, видимо, все идет отсюда, из Беларуси, и России, может быть. Кому-то, видимо, это надо", - сказал Александр Лукашенко.

Глава государства подчеркнул, что у него все в порядке со здоровьем. "Если кто-то из россиян со мной хотел бы прокатиться по склону, в любом месте, хоть сейчас, кто-то хочет потренироваться по биатлону, лыжам - то пожалуйста, я могу и сейчас пробежаться", - сказал Александр Лукашенко. "Можете не переживать. Я себя отлично чувствую", - заверил Президент.

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 19, 2011 - 01:11 PM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

По делу о массовых беспорядках вынесен первый приговор
http://www.sb.by/post/112765/

Эштон “глубоко сожалеет” о приговоре Парфенкову
http://news.tut.by/politics/215706.html

Эштон в трауре...
Теточке видимо больше дел нет, как держать траур по преступнику...

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 19, 2011 - 01:08 PM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

Спасибо, Альгимантас, за бесполезные статьи... Sad от пустословов журналюг...
И за то, что беспардонно заняли ими место в теме... Shocked


А я сейчас дам ПОЛЕЗНУЮ статью!
Дам адресной ссылкой!
Читайте и меняйте свое мнение! Laughing

===========================

Уроки насмешницы Клио.
Вячеслав Оргиш, доктор философских наук, профессор.

http://www.sb.by/post/112784/

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
ALGIMANTAS
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 19, 2011 - 07:36 AM



Зарегистрирован: Авг 27, 2002
Сообщений: 5529

Суздальцев: сиамские близнецы
Андрей Суздальцев, Politoboz.com


В детстве я хотел стать тапером в борделе или политиком... Разница, по правде сказать, небольшая. (Гарри Трумэн)

«Ударные лавочники»

Хосни Мубарак ушел с поста президента. В ночь перед отставкой на улицах и площадях Каира плечом к плечу стояло 3 млн. египтян – 5% населения страны. Естественно, такой народный протест игнорировать было невозможно. В белорусских условиях это бы означало появление в центре Минска демонстрации в 500 тыс. граждан республики. С учетом того, что под рукой у А. Лукашенко не более 1,5 тыс. карателей, судьба правящей в РБ группировки была бы решена в течение нескольких минут.

Стоит отметить, что и сторонники Х. Мубарака, или, по терминологии белорусского публициста В. Цепкало, «ударные лавочники», куда-то испарились, чем не оправдали возложенных не них надежд: «И если Мубарак и останется у власти, то благодарить он должен не "силовиков" и не чиновников, а "ударных лавочников", которые выступили в его защиту. Будь таких людей больше, не было бы в стране вообще никаких волнений» (В. Цепкало. О роли ударных лавочников).

Логику В. Цепкало, при всем несомненном уважении к нему, понять все-таки сложно. Дело в том, что в ходе египетских событий имелись широкие возможности для наблюдения сторонников ушедшего президента Египта - это была, т.н. «верблюжья гвардия», т.е. жители сельской местности, феллахи и бедуины – контрабандисты и наркоторговцы, явившиеся в «зажравшийся» Каир отстаивать «своего» президента.

Крестьяне и кочевники пришли бить город. Стоит напомнить, что армия, после нескольких кровопролитных стычек между сторонниками и противниками существующей власти, не позволила развиться гражданской войне. А вот «ударные лавочники» как раз и составили скелет и в немалой степени массовую базу противников режима. Более того, они и справились с задачей свержения власти практически без оппозиционных партий.

Понятно, что г-н Цепкало в меру своих возможностей и, оставаясь верным сторонником г-на Лукашенко, пытается в очередной раз подтолкнуть последнего к реальным экономическим реформам, способствующим появлению в Республике Беларусь широкой прослойки мелкого и среднего бизнеса, который, был бы всем обязан действующему главе белорусского государства. Однако, справедливости ради, стоит отметить, что в свое время, разворачивая вполне эффективные реформы в стиле авторитарной модернизации, Мубарак, скорее всего, рассчитывал опереться на «лавочников».

С теми же идеями ранее носились чанкайшисты, столь любимые г-ном Цепкало, а также южнокорейские диктаторы. Тем не менее, нигде стадию перехода к демократии миновать не удалось и мелкая буржуазия, как и в Тунисе, так и в Египте выступила в первых рядах против тех, кто ее и породил. В качестве следствия из этих процессов стоит напомнить судебные процессы над диктаторами, которые в свое время прошли в Южной Корее.

В принципе, все это не является какой-то новостью. Любая власть, независимо от степени ее демократичности, рано или поздно приступает к рытью собственной могилы. Причем «могила», т.е. уход от власти обеспечен в любом случае. Просто политический итог для демократии и авторитаризма различается полярно. Одно дело, когда приходят к власти на четко ограниченные годы, что позволяет после избрания на второй срок избавить президента от необходимости заискивать перед избирателем и открывает возможность проводить более-менее глубокие преобразования.

Другое дело с авторитарным лидером, который находится в непрерывной избирательной кампании и озабочен, естественно, не реформами, а исключительно сохранением власти в своих руках. Диктатор пойдет на реформы только тогда, когда решит, что их конечный результат укрепит его власть.

И, как часто случается, идет навстречу своим иллюзиям – всем хочется, чтобы их не считали некими средневековыми вампирами на президентских постах или последователями Сталина-Берии, а видели в них «отцов народов», смело ведущих свои нации по пути модернизации, роста экономической мощи и быстрого подъема жизненного уровня. Но дотянуться до столь светлого образа не получается ни у кого.

Никто не будет спорить, что на начальном этапе такой авторитарной модернизации, благодаря мобилизации ресурсов и несомненного интереса внешних инвесторов, всегда присутствует шанс получить весьма впечатляющий результат. В свое время уже бывшие президенты Туниса и Египта пошли по данному пути и добились солидного успеха. Многие годы активно росла экономика, расширялся и набирал мощь местный бизнес, увеличивала свое влияние интеллигенция.

Но вместе с ростом среднего класса и расцвета предпринимательства, а также распространения хорошего образования, рос и национальный политический класс, который все больше вступал в противостояние с жесткими авторитарными системами.

В итоге, правящие режимы, опирающиеся в основном на номенклатуру, службу безопасности и армию, получили массового оппонента в лице тех слоев общества, появление которых было запрограммированно в ходе авторитарной модернизации. Результат известен – бегство из страны президента Туниса с тонной золота, уход от власти Хосни Мубарака с 40 – 70 млрд. долларов.

Диктаторов не спасает ни альтернативный консервативный сценарий или, как в Беларуси – декоративно-реформаторский, что в принципе одно и тоже. В этом случае становится неизбежным и все более очевидным социально-экономическое отставание от соседей, раздолье демагогии и обещаний, буквально демонизирует население.

В то же время закрытость политических систем, что подразумевает отсутствие социальной компенсации («спустить пар») и очевидная международная изоляция, которая на определённом этапе неизбежно приводят к проблемам национальной безопасности. Все это гарантирует жесткий внутриполитический кризис, который, при сочетании с реакцией внешних сил, обещает смену власти. От этого никуда не сбежать и не перехватить никакими спецслужбами и превентивными погромами оппозиции.

Власти и Египта, и Туниса десятилетиями были заняты «прополкой» оппозиции, репрессиями против нее, расколами в ее среде, насыщением оппозиции агентурой спецслужб, но в итоге столкнулись с массовыми акциями, которые, во всяком случае, на первом этапе, никакого отношения к оппозиции не имели.

Это был народ, с которым воевать оказалось или невозможно или очень рискованно, что и определило успех революции. Иллюзий и быть не может: если бы свержение засидевшихся коррумпированных авторитарных правителей в Тунисе и Египте организовывала политическая оппозиция, то Зин эль-Абидин Бен Али и Хосни Мубарак до настоящего момента спокойно правили бы, опираясь на итоги последних выборов.

Оппозиция и власть

Оппозиция является составной частью авторитарной системы власти. Без оппозиции авторитарный режим существовать не может, что в ряду других особенностей, отличает авторитаризм от тоталитаризма. Как правило, оппозиция развитому авторитарному режиму не представляет широких народных масс, так как власти предусмотрительно держат ее в стороне как от бизнес-класса, как бы сказал г-н Цепкало, «ударных лавочников», так и от основных слоев населения. Узкая социальная база оппозиции – является стандартным условием ее выживания в условиях авторитаризма.

Безусловно, авторитарный режим заинтересован в оппозиции, так как она позволяет делать из себя мишень для критики, спокойно терпит статус либо «пятой колонны», живущей за счет зарубежных «подачек», либо «городских сумасшедших». Оппозиция востребована во время президентских выборов, частично обеспечивая легитимность их результатов.

Кроме того, она играет роль пламени свечи, на который «слетаются» все недовольные режимом и «сгорают» в репрессиях, тюрьмах, эмиграциях. А «свеча» не смотря ни на что, продолжает гореть, приманивая все новых и новых жертв. Как следствие растут и множатся гранты и звезды на погонах…

Мы не откроем Америки, если скажем, что и оппозиция в реальности заинтересована в существовании авторитарного режима. Борьба с режимом является ее бизнесом, в случае падения режима большая часть оппозиции, как правило, исчезает вместе с рухнувшим авторитаризмом и не находит применения в пришедшем на его смену новом обществе.

Кроме того, после падения режима обязательно выплывают неприглядные факты сотрудничества солидной части оппозиции с правящим режимом и спецслужбами, что позволяет раскрыть многие ранее непонятные моменты современной политической истории данного государства. Как пример, неожиданные освобождения при массовых задержаниях по причине несоответствия фамилии в списках и прочий бред, рассчитанный на наивных людей.

Без авторитарного режима большая часть оппозиции никому не нужна и без своего диктатора штатные борцы с режимом умрут с голоду. Вполне вероятно, что буквально…

Для примера обратимся к белорусскому материалу. С июня по декабрь 2010 года Александр Лукашенко лишился какой-либо политической поддержки со стороны России. Более того, надвигалась экономическая катастрофа. Понятно, что в таких условиях легитимность четвертого президентского срока нужна была белорусскому «батьке» как воздух. Режим был слаб, как никогда в своей истории. Тогда на помощь ему буквально бросилась оппозиция, немедленно втянувшись в декоративный избирательный процесс.

Спасали «кормильца»! То есть обеспечивали легитимность президентских выборов не щадя денег внешних спонсоров и собственного актива. Причем ни у кого не было иллюзий, что возможна какая-то победа.

Было упущено «золотое время», когда ослабленный режим не выдержал бы малейшего изменения сценария. Даже элементы бойкота или хотя бы то, что предлагал Владимир Некляев в конце компании (всем оппозиционным кандидатам сняться с выборов) поставили бы политический режим на грань катастрофы. Справедливости ради стоит отметить, что, пожалуй, только Некляев уже в ноябре 2010 года декларировал политическую опасность участия в бессмысленной предвыборной кампании.

Отсюда его попытки придать президентской гонке гротескный характер – соглашения с котом и т.д. Стоит отметить, что власти очень чутко отнеслись к данным «колебаниям в строю», что и проявилось 19 декабря, когда кандидата в президенты Некляева целенаправленно избили, лишив проект «Площадь» нетрадиционного сценария.

Понятно, что бойкот выборов можно провести только на Мадагаскаре и в том же Египте, где этот метод был использован столь эффективно, что несколько месяцев спустя из-за активного политического противостояния, возникшего на волне недоверия к последним выборам, президент страны был вынужден уйти с политической арены. Безусловно, то, что смогли африканцы и египтяне (политические силы), не способны никогда сотворить европейские белорусы. Они, по традиции, будут искать виновных среди соседей…

Автор этих строк осенью 2010 г. не раз спрашивал у некоторых лидеров белорусской оппозиции, что они намерены делать? Ведь победить авторитарного лидера на выборах невозможно, а бойкот все отвергали. Ответ был один: «площадь». «Площадь» должна была спасти авторитет оппозиции, показать внешним спонсорам, что деньги потрачены не зря (мол, боролись).

Заодно, если уж говорить честно, площадь позволяла избавиться от наиболее активной части оппозиционного актива, который шел за лидерами, боролся за свержения режима, а потом мог строго спросить за то, что его «водили за нос», используя активность и жертвенность «героев 19 декабря», которая легла в основу легитимности четвертого срока президента Лукашенко.

Так оппозиционный актив сдавали в 2001 году, в 2006, так его сдали и в 2010 г. Все довольны: и власть и оппозиция. Все в очередной раз оставались при деле и деньгах. Рассчитывались студентами, школьниками, девушками, в общем, молодежью. Автору могут возразить, что народ мол-де шел выразить протест против фальсификации выборов. Правильно, шел.

Так надо было этот протест изначально готовить, а не бегать с собиранием подписей, получать из рук Ермошиной кандидатские удостоверения (никто в прямом эфире даже в лицо ей не плюнул), биться от счастья, что дали время на телевидении и радио, позволили плакатик разместить. Это убожество, которое сродни праву обреченного на казнь выкурить последнюю сигарету -- вызывало ликование в среде оппозиции и одобрялось Евросоюзом. Со стороны все это смотрелось, как шабаш, организованный КГБ, что, видимо, недалеко от истины.

Стоит отметить, что и сейчас кое у кого поворачивается язык (да еще как поворачивается) истошно кричать о том, что все было правильно – надо было участвовать в выборах, так как мол, это позволяло что-то там пропагандировать. В условиях глубочайшего, практически цивилизационного раскола в стране, одна часть общества не слышит и не видит другую, а именно: не читает газет друг друга, выбрасывает из почтовых ящиков листовки идеологический врагов, смотрит только «свои» телеканалы, уклоняется от любого общения и прочая, и прочая…

В этих условиях уповать на пропагандистский эффект от участия в выборах могут только крайне, скажем так, «наивные» люди, которые или привыкли на этих акциях делать деньги или являются агентурой КГБ. Нормальный человек, наблюдая эти псевдоагитки третьи выборы подряд понимает, что эффект от них не просто нулевой, а отрицательный. Ведь на арену выпускают политических клоунов или явных политических сектантов. Ну, угадайте с трех раз, кому это выгодно? Ведь это не революции делать…

Вывели людей, так надо было их сажать на площадь, обставлять палатками, баррикадами, выставлять охрану, вязать провокаторов и все, что делали в таких случаях арабы и т.д. Надо было выстоять! Вместо этого кое-кто уподобился Сусанину и повел народ по улицам вечернего зимнего города ловить приключений. Привели, в итоге, в западню.

Было бы странным, если бы власти не воспользовались столь ожидаемым «подарком», к планированию которого они, без сомнений, имели прямое отношение. Понятно, что Александр Лукашенко, как человек исключительно мстительный, хотел компенсировать все те псевдолиберальные «уступки», которые ему пришлось сделать в ходе выборов. Можно только представить, как белорусскому президенту было тяжко доказывать тому же Сикорскому и Вестервелле, что он самый что ни есть демократ.

Надо было, во что бы то ни стало, спровоцировать оппозиционное шествие, чтобы потом кричать Западу: «Вы мне твердили о демократичных выборах, а Ваши сторонники вышли проводить «цветную революцию», «под маркой демократии вы готовите с оппозицией государственный переворот» и т.д. Запад, по идее, должен был оправдываться и открещиваться от «отмороженной» оппозиции, клясться в желании сотрудничать исключительно с четырежды «легитимным» Лукашенко.

Ведь любая власть стремится к монополии, тем более в контактах… До сих пор Лукашенко претендует на монополию в российско-белорусских отношениях, почему же не иметь или, на худой конец, изобразить нечто подобное на Западе?

Но самое главное, власть, учитывая сложную международную обстановку вокруг республики, жаждала повода, чтобы «подкачать» легитимность выборов. Нужен был повод. «Площадь» такой повод обеспечила: раскрыт заговор, целая «революция».

Сейчас и власть и оппозиция, дружно ищут виноватых за события 19 декабря ВНЕ Беларуси. В декабре власть тыкала пальцем в Евросоюз (Германию и Польшу), а оппозиция, по традиции, в Россию. В январе, когда ситуация с двумя арестованными гражданами России стала нетерпимой, уже и власть стала намекать на «российский след».

На самом деле речь идет о тотальном «отбеливании» - политические псевдо противники тщательно «отбеливают» друг друга. Оппозиция, ища «российский след», спасает репутацию Лукашенко перед Западом. Власть, обвиняя Берлин и Варшаву, отбеливает себя перед Москвой. В общем, «виноваты» все, кроме белорусского «батьки» и его оппозиционных Сусаниных.

Но пока все в расчете: власть получила легитимный результат выборов, оппозиция, со своей стороны, вновь оказалась на волне международного сочувствия и финансовой поддержки.

За что сидят?

А что с теми, кто оказался в тюрьмах и ждет судебного процесса? Тут нет ни каких тайн. Во-первых, сидят за дело. Сидят за то, что пытались играть с авторитарным режимом в демократические выборы, чем завлекли и погубили десятки людей. За то, что вместо реальной революции, реального свержения режима, готовили декорации, которыми воспользовался враг, то есть фактически играли с ним в поддавки.

Сидят за ложь о поддержке со стороны России, наивно изображая непонимание, что как только Россия оказалась бы втянутой в белорусские выборы на стороне противников Лукашенко, то признание итогов выборов со стороны Запада было бы обеспечено, то есть прямо работали на четвертый срок пожизненного белорусского президента. Сидят за то, что выполняли внешние сценарии, а не белорусские. Сидят за то, что обеспечили легитимность избрания Лукашенко, позволили сделать себя разменной монетой, которыми режим будет покупать сейчас индульгенцию у Брюсселя и Вашингтона.

Во-вторых, стоит напомнить, что, как и в 2006 г. в Минске не закрылось ни одно западное посольство, ни один посол стран ЕС не покинул республику. Европа шумно объявила о визовых санкциях, эффективность которых минусовая, так как сейчас в белорусской номенклатуре считается за честь находиться в списках «невъездных».

Ведь в нем оказались особо надежные сторонники и соратники Александра Лукашенко, чью преданность патрону публично признал сам Брюссель. В общем, Запад только укрепляет режим. Брюссель и Вашингтон будут шумно требовать освобождения политических заключенных, так как это позволит им оправдаться за полный провал своей политики в отношении официального Минска. Нас ждет увлекательный торг за свободу людей, сделавших все, чтобы этот торг состоялся.

В-третьих, не является какой-либо тайной то, что для ряда политических заключенных тюрьма является убежищем от очень серьёзных вопросов, которые по идее должны возникнуть к ним у их политического актива.

Не является тайной и судьба арестованных. Известно, что А. Санников и Н. Статкевич получат по 5,5 лет тюрьмы. Вместе с ними тюремные сроки по 2-3 года получат еще трое, включая, видимо А. Лебедько, которого особо «уважает» А. Лукашенко. Остальные, включая В. Некляева и А. Федуту, скорее всего получат условные сроки. Граждане Россия, оказавшиеся в руках белорусского КГБ, скорее всего тоже получат условно.
Расклад понятен.

Сидеть будут те, кто хорошо известен на Западе своими проевропейскими воззрениями и, которые хорошо котируются на рынке политических заложников. Просидят недолго, так как Лукашенко продолжает быть востребован на Западе. Уже к 2012 году их освободят.

Владимира Некляева сажать нет смысла. Во-первых, здоровье неважное. Во-вторых, все-таки живой классик белорусской литературы, то есть жди давления со стороны, прежде всего, российской интеллигенции и, что несомненно, Кремля.

С этими людьми все понятно. Ими рассчитались. Но дальше что?

Сейчас белорусские власти, шумно и скандально проводя задержания, обыски, вызывая на допросы - всячески стимулируют обновление все-той же авторитарной оппозиции. Не секрет, что, чем более жестко Лукашенко ведет себя по отношению к белорусской оппозиции, чем больше героизирует ее, тем больше денег планирует Вашингтон и Брюссель бросить на «поддержку гражданского общества в Беларуси».

Власти действительно нужна оппозиция, но явно другая. Режим прекрасно уловил, что за ныне существующей оппозицией нет будущего, то есть, нет будущего и у него. Будущее за той массой народа, что пришла на оппозиционный митинг 19 декабря и составила 90% всех подтянувшихся к площади. Это как раз те декабристы, которые были не за оппозицию, не за второй тур, не за переговоры с властями. Декабристы были просто против Лукашенко. Жестко и бесповоротно, примерно так, как было на площади Тахрир в Каире две последние недели («ударные лавочники»).

Вот эти декабристы как раз и представляют главную опасность для властей, именно их властям необходимо увязать оппозиционными и вполне прозрачными для властей связями и контактами, списками и агентурой. Работа перед спецслужбами стоит огромная - это не с 3-5 тыс. активистов управляться, а с десятками тысяч вполне активных борцов с режимом и сотнями тысяч им сочувствующими. Задача, честно говоря, невыполнимая.

Перед властями стоит задача удержать новую волну, а скорее цунами народного гнева. Поэтому оппозиция востребована, как и зарубежные гранты на ее функционирование и развитие. Процессы уже начались. Из небытия вынырнули хорошо забытые фигуры, кто-то уже активно делит будущие финансовые поступления, ожидают новые кампании, новые предательства, новые деньги, квартиры, машины.

Вот только кризис жанра неизбежен. Действительно, рано или поздно придет новая избирательная кампания и белорусская авторитарная оппозиция как старая шарманка опять запоет о том, что участвовать надо, так как, мол, телевизор «дадут», надо избирать «единого кандидата», надо снова выйти на площадь… И нужны опять деньги и т.д. и т.п. Но ведь рано или поздно народ поймет, что белорусский правящий режим и его оппозиция являются сиамскими близнецами, которые не выживут друг без друга.

Что тогда?

Politoboz.com
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
ALGIMANTAS
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 19, 2011 - 07:27 AM



Зарегистрирован: Авг 27, 2002
Сообщений: 5529

Главных фигурантов "беспорядков" оставляют на закуску
Александр Класковский, Белорусские новости
пятница, 18 февраля 2011 г. 10:01

Итак, Василию Парфенкову, фигуранту дела о "массовых беспорядках", 17 февраля дали четыре года строгого режима. Первый суд по этому делу оказался скоротечным, приговор — суровым.

По мнению экспертов, белорусский режим таким образом показывает электорату, что шутить с «деструктивными элементами», покусившимися на власть, не намерен. И что ни Запад, ни восточная соседка здешнее руководство не «наклонят».

Можно себе представить что будет с «организаторами»…

Процесс над Василием Парфенковым, активистом команды экс-кандидата в президенты Владимира Некляева (ныне — фигуранта того же дела), уложился в один рабочий день судьи Ольги Комар. Прокурор просил шесть лет строгого режима, в итоге — четыре.



Месседж граду и миру послан таким образом весьма суровый. «Логика властей выглядит явно репрессивной, — отметил в интервью для Naviny.by минский политический обозреватель Роман Яковлевский. — Если рядовому участнику такой срок отмерили, то можно себе представить что будет с “организаторами”».

По мнению аналитика, режим при этом сознательно идет на обострение отношений с внешним миром.

«Это похоже на игру ва-банк, — говорит Роман Яковлевский. — Несмотря на реальную угрозу экономических санкций со стороны ЕС».

Он отмечает, что попутно «приговор призван быть устрашением для тех, кто намерен выйти на акцию в День Воли 25 марта».

И все же, какова глубинная логика этой жесткой линии, чреватой попаданием во внешнеполитические клещи?

Месседж обывателю: соперники Лукашенко — банальные уголовники

Для комментаторов стало уже общим местом утверждать, что режим набрал политических заложников для торга с Западом (а может и с Россией).

Опыт такого торга — и надо признать, успешный — у властей уже есть. В 2008 году, выпустив Александра Козулина, Андрея Кима, Сергея Парсюкевича, Минск получил отпущение грехов от Брюсселя. Евросоюз сменил бич санкций на пряник «политики втягивания» (ага, втянули, епсель-мопсель, саркастично заметит тут хулитель брюссельской «реалполитик»).

Но ныне насчет торга еще вилами по воде писано, а издержки уже нешуточные. Запад ополчился, грозит в случае суровых приговоров масштабными экономическими санкциями, может не дать кредитов. Наконец, последних инвесторов распугали, если не считать российских олигархов, которых только пусти…

Да, а с Москвой, к слову, торговать заложниками особенно рискованно: российский медведь один раз махнет лапой — в Минске всё вверх тормашками полетит.

Так зачем же белорусское начальство, множа внешние риски, так упорно гнет свою линию в деле о «массовых беспорядках»?

Ответ напрашивается следующий. Режим прежде всего решает конкретные внутриполитические задачи.

После 19 декабря политологи заговорили о небывалом дефиците легитимности переизбранного главы государства. Мало того что Запад выборы не признал, так и в самой стране уровень брожения умов несравненно выше, чем это было в 2006-м.

По подсчетам социологов НИСЭПИ, поддержка официального лидера упала на 5-6 процентных пунктов по сравнению с предыдущими выборами. Вдобавок, даже многих из тех, кто за него голосовал, шокировала жестокость разгона Площади и небывалая волна репрессий постфактум.

Так вот, приговоры фигурантам дела о «массовых беспорядках» — это своеобразная дополнительная внутренняя легитимация победы бессменного президента. Моралите для обывателя: да какая там, к черту, прозрачность-непрозрачность подсчета, все это либеральное сюсюканье, когда, вы только посмотрите, соперники официального лидера — банальные уголовники! Разве можно было с такими цацкаться в белых перчатках?

Причем пропаганда взялась тиражировать образы преступников, промывать в этом духе мозги широкой публике, не дожидаясь приговоров. Презумпция? А что это такое?

Главных фигурантов оставляют на закуску

По мнению аналитиков, не случайно первым на судебной скамье оказался Василий Парфенков.

Во-первых, у него уже есть судимость, что весьма выигрышно для рисовки коллективного образа оппозиции как сборища уголовников.

Во-вторых, по мнению правозащитника Алеся Беляцкого, начинают с более простых для суда сюжетов, главных же фигурантов «оставляют на закуску». Он считает, что фактически реализуется схема процессов сталинских времен.

Действительно, тогда тоже начинали с фигур третьего плана для «разогрева» общественного мнения и накопления критической массы «компры» против главных «врагов народа».

Пропагандистская же стряпня хоть и примитивна, но съедается изрядной массой неприхотливого аполитичного социума. Тех же, кто не зомбируется, надо элементарно запугать.

Именно этому служит сама масштабность дела о «массовых беспорядках». Скольких перетрясли, допросили, предупредили, поставили на учет... В ходе «зачистки» полупарализована работа партий, строптивых организаций третьего сектора. Звоночек получили тысячи и тысячи тех активистов, кому повезло избежать камер «американки». Сидите и не рыпайтесь!

Между Сциллой и Харибдой

Итак, зомбирование и запугивание — две конкретные внутриполитические цели, которые укрепляют, по мысли верхов, положение авторитарной персоналистской системы, выкорчевывают вредные для нее побеги, что проклюнулись во время предвыборной микролиберализации.

Внутренняя устойчивость для режима — главное. А зарубежный имидж — ничто. Или почти ничто. Пока здешнее народонаселение не берет пример с египтян, все филиппики из Брюсселя да Страсбурга — до лампады.

Ради этой внутренней стабилизации диктатуры можно идти до определенной черты и на нагнетание напряженности в отношениях с Западом, и даже с Россией.

К слову, сюжет с двумя российскими фигурантами дела белорусских «декабристов» особенно удивляет многих наблюдателей: зачем сейчас, после замирения Лукашенко с Медведевым, напрашиваться на пилюли от Кремля?

Но закавыка в том, что теперь для белорусского начальства сразу уступить Москве — значит показать слабину. Надо, по крайней мере, выдержать паузу, показать несгибаемость. Это ведь тоже набор очков в глазах электората, утверждение мощи режима: видите, никто «наклонить» не может!

Как предполагает эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич, белорусские власти рассчитывают еще и на то, что ни Россия, ни Запад, несмотря на угрожающие жесты, не захотят всерьез влезать в драку с Минском, применять широкомасштабные экономические меры воздействия.

И впрямь, среди политологов бытует мнение, что Европа слишком осторожна, а Кремлю, по большому счету, воевать за демократию в чужой стране ни к чему.

Во всяком случае, первый процесс показывает, что оправдательных приговоров в деле белорусских «декабристов» не будет. Такое мнение высказал в интервью для Naviny.by правозащитник Валентин Стефанович.

Он внимательно следил за судом над Парфенковым и считает, что «доказательная база слабенькая». Максимум это тянет на правонарушение, на пресловутые 15 суток, считает собеседник. Но «властям важно продемонстрировать, что они всегда будут гнуть свою линию несмотря на давление с запада и востока». Иначе говоря, «показать свою крутизну» в глазах электората, сказал правозащитник.

Валентин Стефанович прогнозирует, однако, что белорусским «декабристам» скорее всего не придется мотать сроки по полной, так как власти начнут тот самый внешнеполитический торг узниками, который пророчат все аналитики.

Один раз, после выборов-2006, такой фокус удался. Но ныне и экономический ресурс системы тоньше, и западная риторика жестче, да и Кремль раздражен. И белорусскому руководству надо, пожалуй, молиться всем богам, чтобы снова проскочить между Сциллой и Харибдой.

Белорусские новости
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
ALGIMANTAS
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 19, 2011 - 07:16 AM



Зарегистрирован: Авг 27, 2002
Сообщений: 5529

Новая газета

Семь с половиной минут

Ровно столько, утверждает пропаганда, продлилась революция в Минске. Теперь вся государственная машина работает, чтобы белорусы их забыли

На ступенях памятника Архангелу Михаилу перед костелом Св. Симеона мерзнет кучка людей с портретами заключенных и иконами в руках. Не понять, митинг это или молебен
Окрестина

Белорусская оппозиция говорит на собственном, понятном только своим, языке. «Сутки» («получить сутки», «выйти с суток») — арест на 7-15 суток за нарушение правопорядка, например, участие в митинге, выкрикивание лозунгов или фотосъемка. «293-я» — статья о массовых беспорядках, по которой будут судить всех кандидатов в президенты.

«Площадь» («выйти на площадь», «собрать площадь») — митинг. По умолчанию — митинг 19 декабря.

Президента, из-за которого собирается площадь, раньше называли «Лука», теперь — «этот», «он».

Еще есть «Окрестина», «Володарка» и «Американка» — самые известные здания Минска, редко попадающие в выпуски новостей. В двух первых сидят «на сутках». В третьей — по 293-й.

…«Окрестина» — самая окраина, вокруг — одноэтажные домики и пустыри. Темно, ноги проваливаются в бурую грязь, редкие прохожие шарахаются от вопроса «Как пройти к СИЗО?».

Сегодня после «суток» из «Окрестины» выходят трое: Екатерина Людвиг, Полина Курьянович, Максим Винярский. Их задержали 30 января за акцию в защиту заключенных. Выпустить должны в 18.20, но уже за полчаса перед воротами собирается толпа: раньше заключенных специально выгоняли раньше, чтобы никто не встречал.

В 18.20 из ворот выходят только двое. Максима Винярского, который в тюрьме объявил голодовку, вывезли на автозаке и высадили далеко от тюрьмы. Обступив охранника, друзья Максима настойчиво спрашивают, где он. Охранник кричит, пятится, угрожает арестовать. Толпа отвечает дружным хохотом, охранник спасается бегством.

Человек 20 встречающих (всем — от 18 до 25) собираются в сквере напротив тюрьмы. Разливают шампанское, поздравляют освободившихся. Девушки рассказывают, что сидеть было весело. Кормили какой-то гадостью, зато три раза. Из развлечений — трансляция инаугурации президента и газета «Работа для вас». С воли разрешили принести раскраску и цветные карандаши. Как-то раз охранник зашел с проверкой — а заключенные картинки раскрашивают. «Детский сад», — обиделся милиционер и больше не проверял.

Кажется, «сутки» для ребят — это игра. Опасный, но захватывающий квест «Уйти от ОМОНа». Спрашиваю, есть ли тут кто-то, кто не попадал в СИЗО. Оказывается, сидели все.

Черная стая

Спустя полтора месяца после выборов в тюрьме остаются около 50 человек. Мелкие репрессии продолжаются каждый день: звонки из КГБ, вызовы на допрос, задержания, обыски.

В Минске остро чувствуется смещение нормы. Фразу «вчера приходили с обыском» произносят так, как раньше — «вчера шел дождь».

Кажется, политика Белоруссии строится по учебнику истории СССР. В каждой госконторе — идеологический отдел, в каждом коллективе — стукач. Под другими названиями возрождены комсомол и пионерия, в вузах обязателен предмет «Основы идеологии Республики Беларусь». В газетах обличают врагов и клянут «вашингтонское верхоглядство». Суд — абсолютная фикция, численность внутренних войск превышает армию, КГБ кажется всесильным и никто не задает вопросов, если люди вдруг пропадают — пока только на 15 суток. Правда, объединяющая идея — не всеобщее равенство, а лояльность к властям.

На поезд меня провожал бывший житель Минска, передал подарки друзьям. За участие в митинге в 2008 году он попал под уголовное преследование и бежал из страны. На вокзале он говорил шепотом и непрерывно оглядывался. По его словам, спецслужбы уже выкрали из России несколько беглецов.

«Ответ КГБ МОССАДу?» — иронизировала я. Спустя пару дней это уже не казалось смешным.

В Минске быстро развивается паранойя. Оппозиционеры уверены, что их телефоны прослушиваются, в офисах «жучки».

Сотрудников КГБ называют «тихари», а еще — «черные» или «чорная зграя» (черная стая). Черные куртки, черные кепки… О них помнят всегда. Не потому, что они работают хорошо. «Просто их много», — говорят все.

Реальность в стране двоится. Внешний слой — провинциальная, бедная жизнь с не бросающимся в глаза социальным расслоением. Под ним — второй слой обысков, видеонаблюдения, обязательной прописки и дактилоскопической регистрации взрослых мужчин.

Я иду к старому минскому другу Стасу. Раньше у него часто собирались оппозиционно настроенные друзья. В 2007 году к Стасу нагрянули с обыском. Сказали встать лицом к стене, обвинили в участии в несанкционированных митингах, забрали компьютер, перевернули квартиру. История обычная, если бы не одна деталь. Стас не ходит. Не на митинги, а вообще. Он парализован.

За всех белорусских патриотов

— Госпадзi Iсусе Хрысце! Ты, что апостола Петра из темницы вызволил, прими молитву эту за слуг твоих Анастасию, Ирину, Наталью…

Вечер, на ступенях памятника Архангелу Михаилу перед костелом Св. Симеона мерзнет кучка людей с портретами заключенных и иконами в руках. Зажигают свечи, нараспев затягивают молитву о «бязьвiнных ахвярау перасьледу» (безвинных жертвах преследования»). Не понять, митинг это или молебен. «Жыве Беларусь!» — выкрикивает кто-то. Нет, все-таки митинг. Холодно, снег летит крупными комьями, похожими на град. В стороне, спрятавшись за хвостом убиваемого архангелом змея, мерзнут трое «черных», один — с видеокамерой в руках. «Мы как-то на памятнике текст молитвы оставили, только отошли — они уже подбирают», — шепчет кто-то.

Костел стоит рядом с Домом правительства. 19 декабря на этом месте кричали «Революция!», били в колокола, затем закрывали головы от дубинок ОМОНа. Теперь каждый вечер здесь собираются люди. Несколько немолодых женщин, пара мужчин, студент с замотанным шарфом лицом, — всего человек 10.

Снег усиливается. Трое кагэбэшников устремляются к метро. «Куда пошли?! За что им только гроши платят!» — возмущается кто-то.

В костеле заканчивается служба, прихожане, отводя глаза, идут в сторону. На митингующих они не смотрят. Их нет.

До 25

— От ОМОНа можно уйти, главное, знать, как действовать. А вот в автозаке тяжело: ни поспать, ни поесть. Поэтому все с собой берут термосы.

Кафе в центре Минска. Мамы кормят детей пирожными, а активистка «Молодого фронта» (организации с сотнями членов и тысячами волонтеров) Таня Шапутько со знанием дела рассказывает, как убежать от ОМОНа, что брать на площадь и на какие вопросы следователя не отвечать.

Тане 20, она удивительно красива, говорит на пяти языках, учится на политолога в Европейском гуманитарном университете в Литве (с юрфака БГУ ее, конечно, отчислили), несколько раз сидела на «сутках» и на одном из митингов получила сотрясение мозга. 19 декабря были задержаны десятки активистов МФ, пятеро до сих пор в тюрьме.

После выборов 2006 года студентов сотнями исключали, вынуждая покинуть страну (программы для них открыли, кажется, по всей Восточной Европе), с тех пор в комитет защиты репрессированных «Солидарность» обратились около 2000 человек. «Теперь, — уверена руководитель комитета Инна Кулей, — тактика борьбы с инакомыслием изменилась. КГБ работает точечно: допросы, обыски, запугивание, угрозы родным».

Это действует. Как объясняет Инна, в 2006-м митингующие знали, что могут оказаться в тюрьме. Нынешняя предвыборная кампания дала людям иллюзию демократии, и на митинг пришли те, кто не собирался бороться, а просто думал, что живет в нормальной стране. Подавить их волю проще.

По подсчетам «Солидарности», после выборов задержано больше семисот человек, в зимнюю сессию отчислены около 60 студентов, отсидевших «сутки» или замеченных на площади. В следующую сессию их станет больше. Инна уверена: указы об отчислении в вузы не спускают, ректораты сами торопятся показать свое рвение.

После прошлых выборов больше всего выгоняли из крупнейшего в стране Белорусского госуниверситета (БГУ), теперь — из Педуниверситета: 11 человек.

…Педагогический — громадная высотка на площади Ленина. От облезлых стен и названий предметов в расписании веет тоской.

«Это спекуляции. Студентам выгодно рассказывать о репрессиях, они тогда могут уехать за рубеж», — проректор университета с ходу отметает возможные претензии.

Привожу статистику «Солидарности». Цифры университета -- другие. На площадь (по незнанию или из любопытства) попали 25 студентов, с ними проведены воспитательные беседы. В зимнюю сессию за неуспеваемость и прогулы отчислены 60 человек, митинговавших среди них нет.

Над столом проректора висит портрет Лукашенко с черными раскидистыми усами. На прощание проректор просит не называть ее фамилию в статье. Мне почему-то становится ее жалко.

Баланда для среднего класса

— И вот наливают мне в шленку (миску) баланды, сажусь на шконку, глядь — а весла-то (ложки) и нет… — весело рассказывает минчанин Саша.

Мы сидим в ресторане посреди торгового центра, друзья Саша и Виталий травят тюремные байки про свои «сутки» за «площадь» и зовут приезжать 25 марта: в городе — ежегодный митинг, а у Саши — день рождения. «Я его года три в СИЗО провожу».

Саша и Виталий — одноклассники. Обоим за 30, у обоих семьи, дети, хорошее образование, успешная карьера в частных компаниях. В общем, если в Белоруссии со средней зарплатой в 350 долларов и есть европейский средний класс, то он именно такой.

Флиртуя с официанткой и перешучиваясь с друзьями, Саша рассказывает, что хуже всего было, когда вели к автозаку. Омоновцы образовали живой коридор и лупили дубинками по голове. Что первые двое суток после «площади» задержанных бессмысленно возили по городу, не кормили и не давали спать. Что в этот раз ему повезло, большую часть срока он отсидел в камере для уголовников: там чище и есть матрас.

— А друзья ваши что сказали? — перебиваю я.

— Они сказали, что мы больные, — пожимает плечами Виталий. На митинги средний класс действительно обычно не ходит. — Но я, знаешь, чего боюсь? Не настоящего. Вот уйдет Лукашенко, неважно как. Зарубежные кредиты закончатся, экономика рухнет, народ взбунтуется. И тогда в истории останется добрый батька, который дал людям работу и еду.

На площадь Саша и Виталий пришли с запасом теплых вещей, термосом и едой. Я вспоминаю другого 25-летнего благополучного минчанина. Перед выборами он взял отпуск, зная, что на работу вернется через 15 дней.

Выборы подняли даже тех, кто не интересовался политикой никогда.

Истории правозащитников про 50 человек, задержанных на площади случайно, выглядят анекдотами. Компания праздновала день рождения в ресторане. Именинник и двое друзей вышли покурить, и вернулись через 15 дней. Актриса в костюме Снегурочки шла с детского праздника…

У Кати (имя изменено) на 10 суток посадили мать. Такси, в котором она ехала, остановилось на перекрестке около Октябрьской площади. ОМОН вытащил и таксиста, и маму.

«Ой, она хорошо так сидела, — без умолку трещит Катя. Кажется, ей просто не с кем об этом поговорить. — С соседками даже подружилась. Все ж люди культурные: учительница, юрист, преподавательница вуза».

Учительницу выгнали из школы, юриста лишили лицензии. Когда маму посадили, папа пошел к директору магазина, где та работает, объяснил ситуацию. «Директор, — говорит Катя, — хороший мужик: пообещал перехватить бумагу с требованием маму уволить, в отделе кадров не передавать».

Сама Катя отделалась допросом. Правда, незадолго до выборов ее уволили, но она не в обиде: «Я в типографии работала, и хозяин застукал, когда я листовки за Некляева печатала». Зато теперь и родители разделяют Катины взгляды.

Кому нечего терять

…Началось все с того, что Татьяна Зелко, глава организации белорусских пенсионеров «Наше поколение», вытаскивала из СИЗО сына. Потом разыскивала по тюрьмам чужих детей, собирала деньги, раздавала листовки, работала наблюдателем на выборах. К этому же привлекла членов своей организации.

«Мы команду пытаемся организовать, — говорит Татьяна. — Надо на каждый судебный кабинет расставить по человечку, чтобы они задержанным бутерброды давали, имена записывали, родителям звонили… Мы-то знаем, как родителей успокаивать».

Белоруссия — удивительный пример того, как гражданское общество формируется в условиях слежки, страха и недоверия. Против системы выходят те, кому нечего терять. В организации Татьяны больше двух тысяч членов. Бить их не будут («Меня ОМОН старается культурно вытолкнуть»), из квартиры не выгонят, работы не лишат. Недавно к ним присоединились родители отчисленных и уехавших за границу студентов. Их уже более трехсот.

— А как вы объясняете судьям, кто вы?

— А я так и говорю, — Татьяна вскакивает, вытягивается — маленькая, плотная, в надвинутой на лоб шапке. — Ваша честь, я — гражданское общество!

Ледоруб — орудие власти

Передовица газеты «Советская Белоруссия» посвящена Египту. «Доигрались в демократизацию»; «Если власть растеряна, оживляются мародеры»; «Технология подобных революций прекрасно известна: подогреть ненависть к лидеру, спровоцировать уличные выступления, добиться ухода «тирана» и сформировать новую власть».

Официальные СМИ Белоруссии разрываются от крика: революция — зло, толпа на улицах — путь к анархии или исламизму, а спонсирует ее мировая закулиса. Речь о Египте, но посыл понятен.

«В Минске, например, несмотря на активное приготовление, «революция» продолжалась всего 7,5 минуты... Сейчас о ней мало кто и вспоминает», — делает вывод автор.

После выборов в новостях появились сообщения об изъятых у участников акции дымовых шашках, топорах, лопатах и кусках арматуры, сделанных «в виде коротких штырей, которыми можно бить по ногам».

Сотрудники правозащитной организации «Наша Вясна» говорят, что видели, как ночью после митинга съемочные группы белорусского ТВ разбрасывали по площади арматуру, ледорубы и другой реквизит для съемки. В 2006 году они также разбросали в палаточном лагере оппозиции шприцы, бутылки и порножурналы.

Затем вышел фильм «Железом по стеклу», в котором утверждалось: в страну пытались тайно провезти оружие и штурмовиков; избиение кандидата в президенты Владимира Некляева подстроили его конкуренты; Дом правительства штурмовали с целью государственного переворота на деньги Запада.

При этом по телевидению не говорят, что бывшие кандидаты сидят в тюрьме, их фамилии не звучат в новостях, а введенный Европой запрет на въезд для белорусских политиков и журналистов СМИ объяснили просто: Запад ограничивает белорусскую свободу слова.

Как ответит на эти санкции Белоруссия, пока непонятно. Главный редактор независимого «Еврорадио» Виталий Зыблюк подозревает, что высылкой западных журналистов. В любом случае, сотрудники независимых СМИ уже в «черном списке»: их предупредили, что работу в официальных медиа им не найти.

«Я все-таки никак не пойму, кто стоял за Санниковым — Россия или Германия с Польшей? До выборов говорили о России, после винят европейцев? Или они объединились?» — вопрошает удивленный читатель на форуме «Советской Белоруссии».

Пока что главным виновником беспорядков помимо арестованных кандидатов называются созданные «западными «аналитическими центрами», прежде всего германскими и польскими» структуры «для свержения законно избранной власти».

Кажется, что отсюда до «враги нашей жизни, враги миллионов, ползли к нам троцкистские банды шпионов» — всего один шаг.

Сумбур вместо музыки

В Белоруссии двоит не только реальность. Все общественные институты тоже раздваиваются: один — государственный, второй — человеческий. Здесь два Союза писателей, два Союза поляков, две организации пенсионеров. Особенно глубоко раскол прошел через музыку, в которой противостояние «оппозиция — Батька» соответствует противостоянию «рок — попса».

В стране, где любые официальные мероприятия сопровождаются танцами девушек в национальных костюмах, а Общественный совет по нравственности едва не запретил концерт группы Rammshtein, рок остается музыкой протеста, оппозиции, перемен. Кажется, он так и не вышел из подполья времен позднего СССР. Начиная с 2004 года рок-концерты с переменным успехом запрещались, музыканты попадали в «черные списки», у входов в клубы дежурили автозаки.

Обе стороны — и рокеры, и государство — отчаянно жульничали: музыканты подавали заявку на концерт под заново придуманным названием. На что в день концерта директор зала мог объявить, что у него внезапно вырубился свет.

В 2007 году на волне либерализации противостояние закончилось, рокеры легализовались. Но перед этими выборами раскололись на тех, кто поддерживал президента, и наоборот.

На «Еврорадио», говорит Виталий Зыблюк, теперь проблема: музыкальный обозреватель наотрез отказывается брать интервью у пролукашенковских музыкантов, так что нечем заполнить эфир».

Существует и третий вариант. К примеру, группа Rockerjoker незадолго до выборов записала песню «Саня» с нехитрым припевом: «Саня, останься, останься с нами, сами никак мы, никак мы, Саня». Свой жанр музыки музыканты группы назвали алко-буги, а саму песню шуткой, посвященной совсем не Батьке. Реакция была неожиданной.

Министерство информации устным приказом «настойчиво рекомендовало» крупнейшим FM-радиостанциям страны ставить песню в эфир не меньше семи раз в сутки. Песня про «Саню» несколько недель неслась из всех радиоприемников страны, пока 11 декабря на концерте «Беларусь — это мы!» Лукашенко лично не услышал гимн «про себя». На разошедшейся по Интернету видеозаписи выступления видно, что лицо у президента кислое, он нервно утирает платком пот, видно, представляя эволюцию от Батьки (отца народа) до приблатненного Сани из соседнего двора.

На следующий день песня из ротации радиостанций исчезла. А по Интернету разошелся пародийный ролик «Саня уедет в Гаагу»: «Саня, ты символ застоя, оставь нас в покое, куда-нибудь съедь».

Я звоню одному из авторов «Сани» Михею Носорогову, прося об интервью. Он отказывается: «Мы — маргинальный коллективчик и не имеем никакого отношения к политике». Похоже, ему грустно и без меня.

Комсомол

Главные новости на сайте Белорусского республиканского союза молодежи (БРСМ) — гонки на надувных матрасах в рамках соревнований «Я люблю тебя, жизнь!» и акция к Дню святого Валентина «За любимую Беларусь».

БРСМ — это белорусский комсомол. Записываются в него с 14 лет, еще в школе. Многие сопротивляются, но учителя утверждают, что членство обязательно. В самом БРСМ это отрицают и называют «недопонимание на местах».

Согласно сайту, в комсомоле должны растить «гражданское общество, основанное на патриотических ценностях», — то есть активных и лояльных к власти граждан. Одно с другим в Белоруссии не сочетается, и я иду познакомиться с основой режима в отделение БРСМ Белорусского госуниверситета.

Секретарь отделения Дмитрий Микулку говорит как по писаному: у БРСМ — 12 направлений работы, цель политического — «формировать идеологическое состояние молодежи», «доносить до студенческой среды» политическую линию, агитировать голосовать.

БРСМ, понимаю я, не любят не из-за идеологии. Просто там скучно.

— Говорят, что мы ходим с флагами и молимся на портрет Александра Григорьевича, — вдруг переходит на человеческий язык Дима. — Это не так.

Хотя с флагами, признает, ходят.

Перевожу разговор на политику.

— Люди просто не понимают, что демократия формируется веками, — охотно рассуждает Дмитрий. — Грузия, Украина — это примеры, когда демократию давали людям, которые не готовы. Главное — в Белоруссии власть удержала вертикаль от шатания. В стране нет социального неравенства, собственность не перешла в частные руки. Население чувствует, что живет лучше. По пирамиде Маслоу: сначала людям нужны еда, дом и безопасность, потом можно переходить к либерализации и демократии. Зато в Белоруссии у людей нет страха, что с ними что-то может произойти.

Возражаю: те, кого замели на площади, с этим не согласятся.

— Да, случайные аресты были, — легко соглашается Дмитрий. — Правоохранительные органы должны были быстро прекратить акцию. То, что обошлось без человеческих жертв, показывает, что операция по успокоению площади прошла успешно. И вообще, в определенные времена за такое расстреливали. Если в суде люди не смогли объяснить, как оказались на митинге…

— В судах не спрашивали.

— Возможно… Но лес рубят — щепки летят.

— Вы помните, в какие годы появилась эта фраза?

— Да ладно, не передергивайте. У нас нет серьезных политзаключенных. Не отчисляют из институтов. Нет такого, чтобы забирали по звонку, — Дима стучит по деревянному столу. — Никто не говорит, что у нас демократия. Но мы к ней идем. Старшее поколение не приучено ставить цели, оно привыкло, что ему говорят, что делать. Нужно время, чтобы население перестроилось.

Мне очень хочется думать, что Дима искренне верит в мудрого Батьку и «отдельные перегибы на местах». В то, что демократию насаждают, как картошку, что сальдо миграции в Белоруссии положительное, что события 19 декабря — «операция по успокоению площади». Возможно, те, кто отвечал за эту операцию, думают точно так же.

Ребята, выходящие с «суток», тоже верят в то, за что сидят. И понятно, почему им с Димой не по пути. Рассказывая о стране, оппозиционеры говорят «мы». Дима говорит — «население».

«Пусть они убираются»

Зачистка, уверены все, будет продолжаться еще несколько месяцев. Затем наступят парламентские выборы в Белоруссии и президентские — в России, и Лукашенко нужно будет сделать либеральный вид. «Репрессии цикличны, — говорит Алексей Янукевич, глава партии Белорусский народный фронт. — И нужны, чтобы и общество, и исполнительная власть знали: либерализация последних лет ничего не изменила».

В Белоруссии вообще ничего не меняется. Последний раз я была в Минске пять лет назад. Мы приехали с выросшим здесь приятелем и ходили по его друзьям. Встречи оказывались проводами: одни получили вид на жительство в Германии, другие нашли работу в Польше… Казалось, весь город куда-то едет, мигрирует, бежит. Листая школьный альбом, приятель обнаружил, что из всего класса в Минске осталось человека три.

Перед отъездом я захожу к Стасу, спрашиваю про общих знакомых. Оказывается, за последние пять лет его круг общения сменился процентов на 80%. Все — за границей. Из оставшихся многие уезжать не хотят. «Это ОНИ должны убираться, а не я», — говорит студентка Юля.

В Белоруссии, кажется, случилась парадоксальная вещь: за 16 лет правления Лукашенко выросло целое поколение, не видевшее другой власти и другой жизни. Никто из молодых оппозиционеров не смог сформулировать будущую экономическую или политическую программу. Они не знают, какой они хотят видеть страну. Не знают, когда и как сменится власть. Но эту они ненавидят.

Они не вписываются в этот мир. Термин «инакомыслящие» по отношению к ним неточен. Они просто какие-то иные.

Власти это чувствуют. Во время обыска гаража Алеся Михалевича мать его жены Миланы спросила сотрудников КГБ: «Это что, опять 37-й год?» «Да нет, в советские времена было гораздо легче работать», — искренне ответили ей.

Елена Рачева


17.02.2011
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
Fenix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 16, 2011 - 03:26 PM



Зарегистрирован: Сен 01, 2002
Сообщений: 8716

Альгимантас, дорогой!
И охота вам копаться в ГРЯЗИ оппозиционного злобствования?

То, что говорит Шушкевич ("Европы должна быть жестче") - это ни что иное, как ПРЕДАТЕЛЬСТВО в отношение своей же страны. И опять же - вы когда читаете весь этот оппозиционный бессмысленный бред, представляйте, что это пишут не о некоей непонятной вам Беларуси, а о родной Литве. Я уверен, что вы сразу же почувствуете, что оппозиция ПРЕСТУПНА.

Что там еще?
Ах да - торг по двум российским хулиганам...
Не того полета птички.
Вообще не было бы никакого разговора, если бы России не надо было бы ДАВИТЬ на Беларусь. А вот раз надо, то все способы пригодны.
Если бы в Беларуси сейчас арестовали Березовского, то Россия кинулась бы его защищать... Laughing

С другой стороны, долгий отпуск президента породил слух о том, что он разбился... Ну, не знаю, не знаю... Далю вот поздавил!... С днем рождения! Новой Литвы...

А прохвост, укоренившийся на МиФ-е, просто выпрыгивает от радости из штанов... Разбился! Разбился! Разбился! И цитирует стишата таких же неадекватов...

Альгимантас!
Надо уметь различать правду и ложь.
Wink

_________________
love is an answer
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail  
Ответить с цитатой Наверх
ALGIMANTAS
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 14, 2011 - 06:30 PM



Зарегистрирован: Авг 27, 2002
Сообщений: 5529

Лукашенко просидел в засаде под Сочи впустую
AFN пятница, 11 февраля 2011 г. 17:57Печатать Переслать редакторам Комментарии (17) Размер шрифта:
Aleksandras Lukašenka
© AFP/ScanpixНедельная засада в Красной поляне под Сочи не оправдала надежды белорусских властей. Съезжающему по снежным склонам горнолыжных курортов политику «геополитического масштаба, никак не меньше» не удалось привлечь к своей персоне хоть какого-то внимания Кремля.

Накануне своего краткосрочного отпуска, да и собственно своим отъездом в Сочи, А.Лукашенко отчаянно маяковал руководству России, что готов начать торг по вопросу освобождения двух задержанных в Минске российских граждан и продажи белорусской госсобственности.

Понимая сложившуюся вокруг Беларуси ситуацию, Лукашенко был уверен, что Сочи – идеальное место для торга, прелюдией которого могла бы стать «случайная» встреча на склоне горы, плавно перетекающая в многочасовую неформальную встречу.



Но руководство РФ, идентифицировав все исходящие из Минска сигналы и намеки, не только в упор не заметило сидящего за столом переговоров белорусского контрагента в лыжах и каске, но и в принципе отказалось от посещения переговорной комнаты.

Более того, ответом на наивные ожидания Лукашенко и его чрезмерную самоуверенность в собственной значимости стала резкое усиление активности российских властей по освобождению арестованных российских граждан.

На уходящей неделе главе белорусского МИД С.Мартынову пришлось выслушать от замглавы МИД РФ Г.Карасина все, что Москва думает о событиях в Беларуси и с использованием какой лексики отзывается о действиях белорусского руководства. Одновременно посольство РФ в Минск перешло на двух-трех разовую ежедневную подпитку белорусских СМИ заявлениями, осуждающими и критикующими действия белорусских властей.

А – кто бы мог предполагать - российский посол А.Суриков, получив из уст президента РФ необходимую дозу заряда, встретился с женами арестованных белорусских оппозиционеров.

В общем, Москва вполне прозрачно дала понять Лукашенко, что ни президент РФ Д.Медведев, ни премьер В.Путин не метнуться в Сочи ради непонятного торга с «последним диктатором Европы», поскольку для такого торга нет никаких видимых или скрытых оснований. И чем дольше белорусские власти будут тянуть вопрос с освобождением российских граждан, тем резче может стать реакция российских властей в ответ на упертость Минска.

Не стоит забывать хотя бы тот факт, что контракты на поставку российской нефти подписаны лишь на февраль. Можно довести дело до заранее известного вердикта «самого честного и независимого» белорусского суда, но потом придется очень долго стоять на коленях перед российскими нефтетрейдерами и унижаться перед Путиным-Сечиным. И никакие экономические санкции вводить не надо.

Лукашенко может провести в засаде еще пару недель, но и этот срок никак не повлияет на позицию Кремля – никто из российских высокопоставленных чиновников и известных политиков не рискнет пачкать свою репутацию и имидж заботой о дальнейшей судьбе белорусского правителя без одобрения подобных контактов со стороны руководства РФ.

Время утаптывания снега на российских лыжных трассах и инвестиций в тамошний придорожно-туристический сервис закончилось. Пора возвращаться на родину, пусть и с пустыми руками, и в экстренном порядке разруливать политический кризис, выпустив на свободу всех политзаключенных, что в свою очередь позволит за счет иностранных кредитов спасти страну от известного прогноза главы Нацбанка П.Прокоповича, который может оправдаться на три года раньше.

AFN
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
ALGIMANTAS
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Фев 14, 2011 - 06:27 PM



Зарегистрирован: Авг 27, 2002
Сообщений: 5529

Шушкевич: реакция Европы должна быть жестче
Хартыя97 четверг, 10 февраля 2011 г. 14:41Печатать Переслать редакторам Комментарии (22) Размер шрифта:

© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)У Евросоюза есть реальная возможность оказать серьезное давление на режим Лукашенко. В январе ЕС объявил о введении санкций против авторитарного белорусского режима в ответ «на массовые аресты и преследования представителей гражданского общества с момента президентских выборов».

Первый глава ставшей независимой после распада СССР Беларуси Станислав Шушкевич, который специально прибыл в Брюссель по этому поводу, рассказал «Journal Europa» о своей точке зрения на слишком мягкую политику Евросоюза в отношении последней диктатуры Европы.

- Как вы можете объяснить стол долгое нахождение у власти Александра Лукашенко?

- Что такое диктатура? Это режим, который держится на крайней централизации и жестокости власти. Лукашенко был избран демократическим путем в 1994 году и с тех пор остается у руля с помощью фальсификаций выборов. Первые и последние по-настоящему демократические выборы в Беларуси состоялись в 1994 году. После этого Лукашенко удалось сосредоточить в своих руках всю власть, причем не без содействия России. Когда в 1996 году парламент попытался начать процедуру импичмента против Лукашенко, целых три представителя России взяли на себя посредничество в переговорах, однако на самом деле они лишь помогли укрепить диктатуру.



- Как можно объяснить поведение белорусского народа, который, по всей видимости, не проявляет особого возмущения по поводу ухудшения ситуации?

- Вы должны понять, что мы отличаемся от французов и корни этих отличий уходят в историю. Объясняет ситуацию и географическое положение Беларуси, находящейся в зоне, которая заплатила тяжелую дань во время всех бушевавших в Европе конфликтов. Не стоит также забывать о том, что пропорционально размеру ее населения в Беларуси погибло больше всего людей во время Второй мировой войны. Повторился этот сценарий и во время ввода советских войск в Афганистан: Беларусь потеряла больше всего солдат среди всех народов СССР. Такая нередко оборачивающаяся трагическими событиями история научила белорусов главному: выживать. Мы умеем это лучше кого бы то ни было.

Таким образом история сформировала народ, который всегда в независимости от внешних событий был вынужден искать способы для выживания в любой ситуации. Это его качество настолько сильно, что мне кажется, что если бы в Беларуси был организованный извне голод, как в Украине в 1930-х годах, белорусы вероятно нашли бы возможности справиться и с ним. Главной задачей всегда было выживание, и сегодня ситуация не изменилась. Такая мучительная история подавляет стремление заявить о себе и тормозит формирование национального самосознания.

- Можно ли утверждать, что оранжевая революция, которая в итоге приняла далеко не лучший оборот, оттолкнула белорусов от мысли повторить такой же сценарий в своей стране? Объясняется ли этим относительная слабость народного движения после выборов?

- Я бы не сказал, что народное движение в Беларуси было слабым. С учетом особенностей Беларуси, где участникам манифестаций угрожает серьезная опасность (милиция наглядно продемонстрировала, что в репрессиях все равны, и не пощадила ни пожилых людей, ни даже присутствовавших там детей), собрать 30-40 тысяч человек - это настоящий успех. Есть здесь и еще один немаловажный элемент, Россия, которая играет заметную роль, поддерживая Лукашенко.

- Европейский парламент продемонстрировал свой интерес к Беларуси, организовав дебаты по этой проблеме. Может ли Европа действительно повлиять на то, что происходит в Беларуси?

- Знаете, я уже довольно давно лично знаком с Ежи Бузеком (председатель Европарламента, прим. ред.) и, приехав в Брюссель, я спрашивал себя, как я смогу объяснить ему все то, что произошло в Беларуси с момента выборов. Тем не менее, я был очень обрадован тем, что мои собеседники обладают очень точным пониманием того, что на самом деле происходит в моей стране, в связи с чем мы можем сразу перейти к обсуждению. Чего нельзя сказать о других странах, где мы вынуждены подробно объяснять произошедшее до того, как начать обсуждение возможных ответных мер.

- Как вы смотрите на политику Европейского Союза в отношении Беларуси, которая уже много лет колеблется между жесткостью и готовностью пойти на уступки?

- Надеюсь, что Европарламент в будущем откажется от установления диалога с режимом Лукашенко. Ясно, что нынешний председатель Европарламента не собирается двигаться к какому бы то ни было сближению с белорусскими властями. В то же время настоящая проблема заключается в том, что никто точно не знает, как добиться устойчивого и позитивного решения ситуации. Реакция нескольких европейских депутатов, и, прежде всего, поляков, искренне меня тронула. Мы видим, что к нам проявляют сочувствие. Тем не менее, реакция депутатов других стран немного пугает. Я видел первые варианты резолюций по Беларуси … Получат ли они реальный вес или так и останутся на бумаге? Поживем увидим.

- Так каким же, как вы думаете, будет в итоге отношение со стороны ЕС?

- Я разговаривал с г-ном Фюле, комиссаром ЕС по вопросам расширения и политике соседства, и он объяснил нам, что введение санкций против белорусского режима связано со сложными процедурами и соответственно является длительным процессом. Я, разумеется, все понимаю, однако необходимо, чтобы реакция Европы была жестче. Диктатор признает только язык силы, и я верю, что Европа должна найти возможности перейти на него.

Если принять во внимание, что 50% белорусского экспорта идет на европейский рынок, а практически все предприятия-экспортеры принадлежат государству, у нас появляется реальная возможность оказать очень сильное давление, пригрозив перекрыть все поставки в Европу. Я надеюсь, Европа последует примеру США, которые ввели против Лукашенко более жесткие санкции. И помимо запрета для Лукашенко на въезд в Европу нужно одновременно упростить процесс выдачи виз для белорусских граждан.

- Вместе с Борисом Ельцины и Леонидом Кравчуком вы являетесь одним из трех человек, которые ускорили распад СССР и подписали документ о том, что Советский Союз «прекращает свое существование». Долгое время вы говорили о том, что были этим очень горды. Однако, глядя на авторитарные, а иногда и мафиозные режимы, которые утвердились в пришедших на смену СССР государствах, что вы думаете об этом сегодня?

- Я по-прежнему горд этим, пусть я и всего лишь организовал встречу, которая окончилась таким громким заявлением. Этот подписанный в декабре 1991 года документ принес очень многое. Однако еще больше я горжусь тем, что в бытность главой государства настоял на том, чтобы превратить Беларусь в безъядерное государство и вернуть в Россию все унаследованные с советских времен ядерные боеголовки. Сегодня все мы понимаем важность того, что у Лукашенко нет такого оружия.

Хартыя97
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
Показать:     
Перейти к:  
Время в формате GMT + 3
Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
PNphpBB2 © 2003-2007 
 
Page created in 0.840204000473 seconds.