Google
 

Полезно знать

Сайт Андрея Иванова

Андрей Иванов - все секреты шашек и шашистов

Шашисту на заметку

Login





 


 Забыли пароль?
 или новый пользователь? Зарегистрируйся!

Кто с нами

Пользователей:  На сайте
Пользователей:  Пользователей: 0
Гостей:  Гостей: 311
Всего:  Всего: 311
Пользователей:  Зарегистрированные
No members connected

В записную книжку


Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
Автор Сообщение
Symix
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Янв 29, 2016 - 03:14 PM



Зарегистрирован: Мар 11, 2004
Сообщений: 1976
Откуда : Los Angeles

Газета "Шахист" 1936-11
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение WWW  
Ответить с цитатой Наверх
stv2103
Тема сообщения: ГИПНОТИЗЁР  СообщениеОтправлено: Янв 29, 2015 - 05:19 AM



Зарегистрирован: Дек 01, 2010
Сообщений: 3762
Откуда : Vologda
ГИПНОТИЗЁР.

В городе Бендеры, что в Молдавии, на каком-то большом турнире у глав.судьи З.И.Цирика в его гостиничном номере днём обрушился потолок.

Полностью упала штукатурка. З.И. немедленно перевели в другой номер и даже на другой этаж.Он обычно целыми днями напевал оперные арии любимых певцов Марио Ланца и Энрике Карузо.Но не в этот день.Пострадавший тут-же позвал по телефону спасателей - Сашу Могилянского и меня. Зайдя в новый номер З.И., мы застали хозяина в полуобморочном состоянии. «- Вы представляете,я вышел из номера и прошёл по коридору 10 шагов,когда услыхал взрыв. Какие-то 15 секунд! Ребята, мне плохо,сделайте что-нибудь!»

Спасатели стали убеждать З.И., что всё обошлось, что он будет долго жить и т.д. Но Зиновий Исакович, заламывая руки, умолял -«Сашенька, я хочу заснуть, загипнотизируйте меня пожалуйста!»

-«З.И,я же не гипнотизёр». Но пострадавший так продолжал чуть-ли не плакать, что совершенно неожиданно второй спасатель вдруг грубо обрушился на Сашу-«Паразит! Человек тебя просит. А ну, немедленно загипнотизируй его!»

Саша обомлел, глянул и приступил к делу без разговоров.Он стал делать пассы над телом лежавшего на диване З.И. и голосом Кашпировского тихо произносить: « Вы засыпаете, вы засыпаете, вы засыпаете,вы уже спите». В этот момент глаза Цирика закрылись, щёки зарумянились и на лице появилось выражение блаженства. Он захрапел.Саша продолжал гипноз-« Вам плохо,вам плохо; вы умираете...».В это мгновение Цирик живо вскочил на ноги и закричал: « Сашенька, что вы такое говорите!» и выгнал нас прочь.

ШАШЕЧНАЯ САГА Книга Первая Михаил Корхов 2005 Нью-Йорк
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение WWW  
Ответить с цитатой Наверх
stachos
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Янв 28, 2015 - 01:01 PM



Зарегистрирован: Фев 07, 2012
Сообщений: 141

Несколько слов к «феномену Цирика».
На Всесоюзном симпозиуме по шашечной композиции я оказался рядом с Фуадом Бахтиозиным, а передо мной сидел гроссмейстер Цирик. Шёл какой-то скучный доклад, и Фуад, расставив позицию на карманных шашках (был такой вариант миниатюрных шашек, до магнитных тогда у нас ещё не додумались), предложил мне свою концовку (проблему по-нынешнему). Цирик повернул голову в нашу сторону, Фуад выхватывает из моих рук шашки: «Зиновий Исакович, можно предложить Вам концовку?». Цирик взял шашки, посмотрел на позицию несколько секунд и вернул: «Вы разрешите, я буду решать вслепую». И вот, пока я нащупывал решение, а там что-то не клеилось (вроде должен быть тихий ход, жертва, а что дальше?), Цирик обернулся к нам: «Хорошая концовка!» и продиктовал финал. После тихого хода и жертвы надо было сделать ещё один или два тихих хода, а затем следовала серия жертв. Мы были потрясены. Головоломная проблема была решена им вслепую за минуту-другую!
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
stv2103
Тема сообщения: К 90-летию со дня рождения Зиновия Цирика  СообщениеОтправлено: Янв 27, 2015 - 05:34 AM



Зарегистрирован: Дек 01, 2010
Сообщений: 3762
Откуда : Vologda
Гроссмейстер-меломан
Владимир Гугель


К 90-летию со дня рождения Зиновия Цирика


Имя этого человека известно достаточно широкому кругу лиц. Как и вид спорта, которым он занимался, Он один из ведущих шашистов страны и мира, единственный шестикратный чемпион в этом виде спорта, с 1947г. мастер спорта, в течение 10 лет участвовавший в соревнованиях самого высокого ранга (с 1954 по 1963г.г) , не проигравший в них ни одной партии, занимая каждый раз лишь 1-е место. Заслуженный тренер Украины. судья всесоюзной категории,. Наконец, с 1961 года - гроссмейстер СССР а с 1999 года - международный гроссмейстер по шашкам, при этом, первый шашист, получивший такое высокое звание. С 31.01.1999г - действительный член (академик) Российской Академии шахматно-шашечного искусства ( Санкт-Петербург). Участник Великой Отечественной войны, имел 16 правительственных наград, в том числе, орден Отечественной войны и орден Богдана Хмельницкого. Автор 5-ти книг о шахматах.

Всё это – о Зиновии Цирике

Если бы мне были известны только эти важные, но сугубо официальные и достаточно сухие подробности биографии этого человека, я никогда не взялся бы писать о нём даже по такому поводу, как юбилейная дата.

Но судьба подарила мне счастливую возможность не только близко знать его и учиться с ним в одном вузе, общаться почти каждый день на протяжении четырёх лет, но и быть в немногочисленном кругу людей, которые пользовались его расположением.

И мне захотелось «очеловечить» Зиновия, рассказать, каким он был в молодые годы, когда ещё только начинал «бронзоветь».

18-ти летним юношей я поступил в Харьковский юридический институт. Вскоре после начала занятий на 1-м курсе, оглянувшись назад на общей лекции в зале, обратил внимание на сидящего сзади меня, солидного, полноватого, одетого в хороший костюм мужчину с медалью чемпиона СССР на груди и значком мастера спорта. Он показался мне немолодым человеком. (В 18 лет даже небольшая разница в возрасте кажется значительной, а ведь ему было всего 26 лет. Но он прошел войну, был топографом, командиром взвода управления артиллерийской бригады) Так что неудивительно, что выглядел старше своих лет.

Однако не его «солидный» возраст особенно впечатлил меня. Студентов, далеко не юношей, на нашем курсе было много - вчерашних фронтовиков, с орденами и медалями на груди, многие - инвалиды. А вот живых чемпионов СССР до этого я вообще в глаза не видел, да и не знаю, были ли они в 1950 году в Харькове.
На столе у этого студента лежала большая стопка красиво изданных книг в твёрдых переплётах и… на немецком языке! Лекцию он не слушал, а что-то увлечённо читал и выписывал из этих книг.
Картина интригующая. Заговорить с ним труда для меня не составило. Выяснилось, что он мастер спорта, чемпион СССР по русским шашкам. Я сам был заядлым спортсменом, играл за сборную Украины юношей по волейболу, был капитаном сборной команды института. Но шашками всерьёз не интересовался, так, иногда с такими же, как сам, «знатоками» мог сыграть партию-другую. А о том, что шашки это вид спорта, в котором могут быть не только мастера, но и чемпионы страны, и не подозревал.

Постепенно мы познакомились с Зиновием поближе. Такая возможность была не только потому, что учились на одном курсе и каждый день встречались на общих лекциях и групповых семинарах в одной – 6-й – группе.

Оказалось, что он жил в районе, где жила моя подруга (будущая моя жена). После занятий в институте мы часто втроём шли пешком, я провожал Лилю, а Зиновий составлял нам компанию. Нам было интересно его общество – человека взрослого, прошедшего войну, хорошо воспитанного и образованного. Да и он с удовольствием общался с нами – молодыми, как сказали бы теперь, продвинутыми ребятами – начитанными, интересующимися искусством, музыкой. По характеру я был живой, весёлый, озорной и даже слегка хулиганистый юноша. Ведь родился и вырос в далеко не аристократическом, а в заводском районе Харькова – на улице Плехановской (бывшей Петинской). Раньше это была почти окраина города, в народе именовалась «Петинка» или «Плешка». В общем, воспитание получил во многом дворовое, пацанское. Но с детства много читал, любил музыку, всегда хорошо учился.
Поэтому, несмотря на моё озорство, острый язык и отсутствие почтения к нему – солидному, имеющему серьёзные заслуги мужчине, Зиновий общался со мной с удовольствием, хотя и с некоторой долей снисходительности, чуть-чуть свысока, а к моим озорным выходкам относился с юмором и всё прощал.

Например, пренебрегая разницей в возрасте, я упорно, по-панибратски нагло называл Зиновия Зюней. Он не обижался, но всякий раз терпеливо, сдержанно непременно поправлял меня: «Зиновий Исаакович»! Он вообще отличался выдержанностью, со всеми был любезен, но при этом близко к себе никого не подпускал. Всегда внимательно слушал, собеседника никогда не перебивал, активно не проявлял хорошего знания предмета разговора. Разве что по отдельным деталям, вскользь упомянутым репликам можно было понять, что он не просто «в курсе», но знает ничуть не меньше, если не больше, собеседника. При этом он обожал юмор, был тонким его ценителем и с удовольствием, заразительно хохотал.

Приятели у него были (к их числу – людей, которые очень симпатизировали друг другу – могу отнести и себя), но друзей не было. Никак нельзя было назвать его компанейским человеком. Главным смыслом его жизни были шашки, они заполняли всё его свободное время.

При всей разнице и в возрасте, и в нашем статусе – против него я ведь был просто мальчишкой – у нас оказались общие интересы. Общаясь с ним, я узнал, что он большой любитель и ценитель музыки, особенно, оперной.

Мы с Лилей регулярно посещали концерты симфонической музыки и на открытой эстраде в саду Шевченко, и в Харьковской филармонии. Иногда Зиновий составлял нам компанию. Он интересовался и знал обо всех музыкальных событиях в городе, был завзятым театралом, обладал великолепной памятью и много знал такого, что мне было неведомо. Поэтому я с удовольствием общался с ним.

Рассказывая кое-что о себе, как-то обронил, что обожаю итальянскую музыку, и сам немного пою. Зиновий, по натуре очень осторожный и недоверчивый, как бы ненароком, спросил, а не могу ли я напеть его любимую арию Каварадоси из оперы Пуччини «Тоска»? На «пиано», вполголоса я спел эту арию, и душа Зиновия открылась мне навстречу.

В дальнейшем я узнал, что он – обладатель уникальной коллекции грампластинок с записями знаменитых оперных певцов и певиц. Музыку он не просто любил, она была его страстью, едва ли не большей, чем игра в шашки, Он слушал её в одиночестве, наслаждался ею, отдыхал от очень тяжелой жизни, каковой фактически была жизнь профессионального спортсмена.

Закончив войну в Германии, он привёз оттуда два «трофея»: книги по стоклеточным шашкам, в том числе, с задачами по этой игре, и сотни патефонных пластинок с записями, в основном, великих итальянских оперных певцов: Энрико Карузо, Батистини, Тито Руфо, Тито Гоби, Беньямино Джильи и многих других. Позже в его коллекции появились пластинки с записями Яна Кипура, Марио Ланцо, Марио-дель- Монако. Перечисляю здесь то, что слушал у него дома на протяжении нашего многолетнего знакомства. Были у него и мои любимые русские певцы: Шаляпин, Собинов, Козловский, Лемешев, братья Хромченко (были такие тенора, пели в Большом театре) и многое другое. О его коллекции пластинок, наверное, самой большой в Харькове, знали только очень близкие ему люди и, конечно же, коллекционеры.

Работал над этим очерком, в автобиографии Зиновия Цирика, помещённой в интернете на страницах Бориса Фельдмана прочитал: «Музыка- это вторая моя после шашек страсть. Не знаю большего удовольствия, чем хороший концерт, опера, выступление талантливого певца. У меня есть некоторое основание гордиться своей коллекцией грампластинок, где большую часть занимают итальянские обладатели бельканто. А на днях я приобрёл пластинку, за которой охотился больше 20 лет – арию из бразильской «бахианы» №5 Вилли-Лобаса в исполнении Бэллы Руденко».

Когда я узнал об этой коллекции, мной завладела мечта послушать что-нибудь из этих записей. Сейчас это трудно представить, но в те годы даже услышать пение нашего великого Ф.И. Шаляпина было чрезвычайной удачей. А уж записи великих зарубежных певцов были из разряда почти недоступного.

Поэтому, когда Зиновий пригласил меня к себе домой - послушать хороших оперных певцов, я был просто счастлив. Но! На полном серьёзе он поставил условие: я должен буду тоже петь и, как он сказал, «в полный голос». Ведь до сих пор, когда мы общались и я что-нибудь ему напевал, это всегда было на «пиано», на «форте» петь не доводилось. Я согласился без колебаний.

В какой-то из дней пришел к нему домой. Жил он в двух- или трёхэтажном доме дореволюционной постройки, по-моему, на улице Энгельса, неподалеку от улицы Свердлова. Квартиру не помню - ни планировки, ни убранства. Была ли она отдельная или коммунальная (с соседями) тоже не помню.

Запомнил одно – пластинки, которые мы с ним вдвоём, затаив дыхание, слушали, и его в этот момент – расслабленного, восторженного. Изменились даже черты его лица - исчезла обычная его собранность, сосредоточенность, даже какая-то настороженность. Он слушал, блаженно улыбаясь. Там, где певец брал высокие ноты, он внутренне напрягался, как бы вместе с ним!

Мы наслаждались этими божественными голосами. Наступил и мой черёд. Я пел ему куски из отдельных только что прослушанных, известных мне арий, спел и несколько романсов. Пел, стараясь подражать великим. Мой лирико-драматический тенор Зиновию нравился.
Наши музыкальные встречи с ним, я бы сказал, уединения, периодически повторялись. Мы оба получали от них и удовольствие, и даже пользу. Я приобщался к мастерству великих, а Зиновий с интересом слушал меня - живого певца. Мужские голоса, особенно тенора, вообще были ему наиболее интересны. А тут ещё певец был рядом, пел, как сейчас говорят , «вживую». Собственно, в то время микрофонных, тем более, «фанерных» певцов просто не было! Не знали, что это такое
.
В то время я учился пению в вокальной студии Дома Учёных. Преподавали там педагоги Харьковской консерватории. Моими учителями были профессор Михайлов, позже - доцент Евгения Михайловна Куриленко. Концертмейстер – Алла Фёдоровна Молчанова. Она одновременно работала с певцами и консерватории, и филармонии, и оперного театра.

Как человек аналитического склада ума, Зиновий всё незнакомое, но интересное ему, стремился познать до донышка.
Расспрашивал меня: как это можно - научиться петь, что для этого нужно делать? Однажды спросил, можно ли ему поприсутствовать на занятиях по вокалу.

Я попросил разрешения у преподавателя, и Зиновий пришел на урок. Не покинул занятия до конца. Потом говорил мне, что потрясён сложностью процесса обучения пению. Сколько труда и терпения приходится приложить и ученику, и его учителям! Особенно поразили его занятия с концертмейстером, когда одну и ту же музыкальную фразу, ноту повторяют десятки раз, чтобы правильно звучали, как задумано композитором и поэтом – автором текста. Воистину, шахтёрский труд. Зиновий был несказанно впечатлён.

Совсем меня зауважал и прощал все мои мальчишеские выходки. После этого урока Зиновий не пропускал ни одного концерта нашей студии в Доме Учёных, а иногда и на других площадках.


В юридический институт он поступил исключительно для того, чтобы иметь документально удостоверенную профессию – юриста. Ведь в Советском Союзе профессионального спорта не было! Быть просто шашистом даже самой высокой квалификации, и ничем другим не заниматься – всё равно, что быть тунеядцем. А иметь диплом юриста было и престижно, и достаточно, чтобы обозначить профессию при участии в международных соревнованиях. У него были далеко идущие планы, которые держались в тайне. Побывав на Западе во время войны и увидев уровень западной жизни и культуры (несмотря на военную разруху), Зиновий на всю жизнь заболел мечтой снова побывать там. А такую возможность давало только участие в международных соревнованиях по стоклеточным шашкам. Во всём мире играли именно в стоклеточные шашки, а в «русские» - только в нескольких странах, в том числе, в СССР. Зиновий был чемпионом именно по «русским» шашкам.

Привезенную из Германии литературу он штудировал для участия в предстоящем 1-м первенстве СССР по стоклеточным шашкам. Для победителя этого первенства открывалась дорога за «железный занавес» - осуществление мечты Цирика. Забегая вперёд, скажу, что на этом первенстве он занял не 1-е, а только 2-е место, уступив победу своему вечному сопернику Исидору Куперману. Это было для Зиновия ужасным ударом. В последующих чемпионатах он занимал призовые места, но никогда не становился чемпионом.
Не знаю, правда ли это, но он неоднократно говорил, что его соперник нечист на руку и играет договорные партии. Знаю лишь, что Зиновий был абсолютно честным человеком и мучительно переживал свои неудачи, свою несбывшуюся мечту. Но Исидор Куперман - это гениальный шашист. Он впервые завоевал для своей страны звание чемпиона мира по стоклеточным шашкам и многократно подтверждал его. И вообще был долгожителем в шашках.

В институте Зиновий учился прекрасно, на одни «пятёрки». Других оценок у него просто не было. Но часто подолгу отсутствовал в институте в связи с многочисленными соревнованиями и подготовкой к ним в составе сборной Союза.

Как член сборной команды СССР, он получал большую стипендию и очень следил за своим питанием. В перерывах между семинарскими занятиями, не обращая внимания на окружающих (а это было голодное послевоенное время!) он раскладывал на столе перед собой салфетку, вынимал бутерброды с икрой, сухой колбасой, ветчиной и обязательно яйца всмятку, которые укладывал на серебряную подставочку и аккуратно вычерпывал их серебряной ложечкой. Как и во всём, был настоящий педант! Упустить такое зрелище без внимания я конечно не мог. Обязательно собирал таких же, как сам, наглецов, и мы, окружив невозмутимо питающегося Цирика, молча, взирали на этот процесс. Но чемпиона это ничуть не смущало. Спокойно дожевав свою полезную пищу, он запивал её сладким чаем из маленького заграничного термоса, прикусывая шоколадом. Он вообще целый день ел кусочки сахара, считая, что сладкое положительно влияет на работу мозга. Наше хулиганское поведение демонстративно игнорировал. Тем более что, как и мы, понимал – это просто беззлобная игра. Теперь бы сказали - «прикол».

В наших отношениях случались и другие «приколы». Из института мы часто шли пешком втроём, я, провожал Лилю, а он - к себе домой (жил по соседству с нею). Лиля ему явно нравилась, он часто говорил мне об этом, восхищался её внешностью и другими достоинствами. Но, как человек очень деликатный, своё отношение к ней особенно не афишировал. Всегда с интересом, внимательно слушал стихи, она знала их множество и по пути домой читала. На этих прогулках и происходили все наши разговоры (дома у него я стал бывать позже). Часто по пути домой мы заходили в кондитерский магазин на улице Сумской. Он славился своим прекрасным интерьером и всевозможными вкусностями, особенно знаменитым «Гаспароном» - 100-граммовыми шоколадно-вафельными батонами, наполовину обёрнутыми фольгой (впоследствии вместо этих вафель в Харькове стали делать известный на всю страну торт «Делис», позже назвали его «Харьковский»). Денег на покупку «Гаспарона» (1руб. 70коп. за штуку) у нас с Лилей, как правило, нехватало, чаще покупали дешевые соевые батончики. Зиновий же всегда покупал хорошие сладости, в том числе, шоколад , на неимоверную (по сравнению с нашим возможностям) сумму. Меня это, конечно, «забирало», и я наседал на него: мол, угостили хотя бы Лилю! Он – ни за что! Нагло (с моей точки зрения) поучал: «Вы кавалер, вы и должны угощать. Если не можете купить шоколадку, нечего морочить голову такой красавице». Или вслух расспрашивал, когда последний раз я приглашал Лилю в ресторан, какие подарки сделал ей? И невозмутимо, демонстративно поедал свои вкусные покупки, издевательски поглядывая на меня. Мстил мне за мои наезды, подчёркивая мою материальную несостоятельность.

При этом педантично разъяснял, что сладкое ему необходимо, как лекарство, для лучшей работы мозга. На что я уверял его, что его мозгу всё равно ничего не поможет. А он обязательно что-нибудь парировал в ответ. Так вот, ядовито, но беззлобно, мы веселились.

Своё особое расположение к нам с Лилей Зиновий проявил, приняв приглашение на нашу свадьбу. Я упоминал уже, что он не был компанейским человеком, не посещал никакие студенческие вечеринки, торжества, а тут - снизошел. Это было за полгода до окончания института.

Ах, эта свадьба! В сравнении с нынешними пышными ресторанными торжествами… Освобождённая от всей мебели 2-х-комнатная квартира на 5-м этаже (без лифта!) в старинном доме на улице Свердлова. Гости – моя не очень многочисленная родня, родители Лили, заводчане – коллеги моего отца по заводу им. Малышева и студенты - наши друзья. И среди них - солидный Зиновий Цирик. Он явно был не в своей тарелке в этой обстановке и в этом обществе. Пили там, в основном, разведенный, подкрашенный чем-то красным спирт. Еду не помню. Помню, что готовили её приглашенные моим отцом два повара, которые конкурировали между собой, ссорились и перепортили всё угощение. Обсуждая эту свадьбу, Зиновий не упустил возможности беззлобно съязвить, что там «даже красной икры не было»!...

Совсем недавно, в январе 2014г. отмечая нашу, уже «бриллиантовую» (60лет) свадьбу, мы вспоминали этого нашего дорогого гостя, которого тогда никакой знаменитостью не считали. Уж точно, «свадебным генералом» он не был!

Как я уже сказал, Цирик был круглым отличником. С его памятью и способностями это не составляло ему труда. Учёба вообще была для него второстепенным делом в сравнении с основным – игрой в шашки. Но при этом он был и очень честолюбивым человеком, и получать только «пятёрки» было делом чести. И вот, на 3-и курсе мы сдавали экзамен по криминалистике. Его принимал заведующий кафедрой криминалистики профессор Колмаков – отличный вообще-то мужик, его лекции были очень интересными, и к студентам он относился доброжелательно, зря ни к кому не придирался. Но был ярым ненавистником спортсменов! Считал их тупыми и бездельниками, тем более, что они из-за своих тренировок часто пропускали занятия и за них всегда были ходатаи.

Зная это, мы все, кто занимался спортом, старались эти свои занятия перед ним не афишировать. Более того, перед встречей с Колмаковым снимали с пиджаков свои спортивные регалии – значки, медали, у кого они были. Случилось так, что Зиновий Цирик в течение почти всего семестра, когда профессор Колмаков читал лекции по криминалистике, был на больших спортивных сборах, затем на соревнованиях и пропустил большее число этих лекций. На экзамен пришел, конечно же, с медалью чемпиона, и значком мастера спорта на лацкане пиджака. (кстати, его военных наград - а они у него были - я никогда не видел). Наш староста, относившийся к Цирику с большим уважением, сказал:

Зиновий Исаакович, снимите вы, от греха, медаль и значок. Виктор Иванович спортсменов не любит, да Вы ещё столько его лекций пропустили!

Зиновий спокойно ответил, что у него был отпуск, предоставленный руководством института, а на соревнованиях он защищал честь Советского государства.

Лучше бы он не говорил таких высоких слов! На них сходу среагировали два неразлучных друга, мастера всяких каверз – Володя Гугель и Юра Куколев. Дальше пошел такой диалог:

Гугель: - Правильно, Зюня (он тут же меня поправляет: «Зиновий Исаакович!») – не снимайте знаков отличия, которыми Вас наградила Родина, честь которой Вы защищали!

Куколев: - Снимите свои цацки, Зиновий, мы тоже спортсмены, правда мелкие, но свои снимаем, чтобы не уронить честь группы и занять, как всегда, 1-е место в институте по успеваемости. А из-за вас Колмаков начнёт выявлять спортсменов, и мы все погорим.

Гугель: - Зюня (опять следует терпеливая поправка) , Колмаков и так вас знает, а если увидит без наград, подумает, что вы дебил и струсили. Так что, вперёд! И потом, если получите двойку, вы будете первым в мире чемпионом – двоечником!

Куколев: - А вообще ты, Володя, прав! Эти мастера - чемпионы очень зазнались, думают, что они самые умные. Но Зиновий Исаакович знает, что это не так. Будьте, Зиновий, принципиальным до конца – получайте свою заслуженную двойку!

Эти подначки я привожу в сокращённом виде, они были ещё изощрённее. Зиновий, слушая нас, только вертел головой, краснел и, как человек воспитанный, натужно улыбался и просил нас перестать говорить глупости. Но чувствовалось, что наш трёп заставил его нервничать, он даже пропустил свою очередь на экзамен и стал листать учебник, чего никогда раньше с ним не было.
(Наша 6-я группа действительно почти все экзамены сдавала на «отлично», мы три года занимали первое место в институте по успеваемости).

А дальше всё - со слов студентов, присутствовавших в аудитории, где Колмаков принимал экзамен:

Зиновий, как всегда, одетый с иголочки, с неизменным, очень дорогим портфелем в руках, вошел в аудиторию, подошел к столу, назвал фамилию и взял билет. Профессор до этого приветливый, улыбающийся, нахмурился. Так как Зиновий, как всегда, всё, что значилось в билете, знал назубок, он попросился отвечать без подготовки, вне очереди. Колмаков, хмуро осадив его, посоветовал не торопиться и как следует подготовиться. Зиновий, видимо, почувствовал, что «запахло жареным»: никто из преподавателей с ним так никогда не разговаривал. Подошла его очередь, и он сел отвечать. Колмаков посмотрел в свои записи и спросил, почему он игнорирует его лекции? Зиновий объяснил. И тут началось…

При большом желании хорошему преподавателю «завалить» даже самого толкового студента ничего не стоит. Тем более, что Колмаков был молодым профессором, а до этого много лет работал следователем. А криминалистика – наука сугубо прикладная, в ней есть много таких «закавык», с которыми столкнуться можно только на практике, а не в учебниках, которые отличник Цирик основательно проштудировал. Он начинает отвечать на вопрос по билету, который знает досконально, но Колмаков прерывает, просит уточнить детали, которые конечно очень важны, но знать их может только практик. И так - по каждому вопросу. Затем – каверзные дополнительные вопросы. Цирик вконец растерялся и замолчал. Профессор Колмаков с удовольствием поставил ему «два»!

Из аудитории Зиновий вышел красный, вспотевший, с блуждающим взглядом, что-то бормоча. Он был явно не в себе. А нам, бессовестным шалопаям, совсем было не жалко бедного Цирика. Радовались, что накаркали ему эту двойку! Слегка успокоившись, он стал яростно кричать, что этого так не оставит, потребует немедленно, сегодня же (чтобы не подумали, что ему нужна дополнительная подготовка!) принять у него экзамен комиссионно. На что я, безжалостно продолжая ёрничать, успокоительно заметил:

- Не стоит волноваться. В истории таких интеллектуальных игр, как шашки, Вы всё равно останетесь первым действующим многократным чемпионом, который на экзамене в институте по профилирующему предмету получил «два»!

Зиновий только негодующе посмотрел в мою сторону. И пошел к ректору. На следующий день состоялась открытая комиссионная сдача экзамена, на которой мы, почти всей группой, конечно, присутствовали. Зиновий отвечал блестяще! Профессор Колмаков был посрамлён и, говорят, в связи с его антиспортивным идиотизмом, у него были большие неприятности…

В жизни Зиновия Цирика была ещё одна беда: он был холост, одинок и, несмотря на свою импозантную внешность и хорошие манеры, избегал женщин. Возможно, потому, что был поглощён шашками. Я, опять-таки по своему озорству, подсылал к нему девчонок, которые кокетничали с ним, а он, как деликатный мужчина, не знал, как от них отбиться. В этих случаях «приходил к нему на выручку», «спасал» от назойливых барышень. И всё-таки (правда, это случилось спустя много лет после окончания института) он, как говорят, «попал».
Как-то мы с женой приехали в Харьков в отпуск из Тамбова, где работали по государственному распределению. Зиновий узнал об этом, позвонил и пригласил меня на футбольный матч, сказав, что уже взял для меня билет ( а они были в дефиците), что хочет, как всегда, пообщаться. И тут же добавил, что эта встреча очень важна для него, так как с ним будет его невеста, вскоре он намерен жениться! Считая почему-то, что я хорошо разбираюсь в женщинах, он хотел, чтобы познакомившись с его избранницей, я составил о ней своё мнение. Мы встретились у входа на стадион, и Зиновий познакомил нас. Дама, значительно моложе его, пышная, яркая, красивая. Тип южный - украинско-еврейско-молдавский. Ярко накрашена и так же ярко одета. Весёлая, разговорчивая, в глазах чёртики-бесенята. Мужчины на таких непременно обращают внимание. После 2-х часового общения с нею мне стало ясно, что эта мадам из категории «прошла огни, воды и медные трубы». Мы мило беседовали, но, встретившись пару раз взглядом со мною, она поняла, что я её «вычислил». Жалко было бедного, старого холостяка Зюню, который восторженно взирал на неё, ловил каждое её слово и горделиво смотрел по сторонам, видя, как мужики поглядывают на его даму. После матча, отведя меня в сторону, он с трепетом в голосе спросил:

-Ну, как?

Что я мог ответить? Сказать правду о своём впечатлении было бы слишком жестоко. Я уже повзрослел и прежних пакостей не мог себе позволить. Мне даже хотелось оказаться неправым, думал: а вдруг я что-то не понял, ошибся? Поэтому отделался общими словами, какие вообще говорят в таких случаях: пожелал ему счастья!

И они - таки поженились, но …через три месяца разошлись. Когда мы встретились с Зиновием в следующий раз, он с горечью сказал, что пережил три месяца ужаса, что она его обобрала. Как мне помнится, незадолго до этой женитьбы Харьковский горисполком выделил Цирику однокомнатную квартиру в хорошем доме неподалеку от Привокзальной площади. У него оставалась и его холостяцкая квартира в центре города, на улице Энгельса. Он говорил, что его новую квартиру, с новой мебелью, убранством и всем остальным она у него отобрала. Слава богу, главное для него богатство – пластинки - достались ему. Ей они были без надобности. Мне он с упрёком сказал, что я был не искренен в своём «экспертном заключении», и что он почувствовал это ещё тогда. Увы, моя ложь не оказалась «во спасение»! Больше у Зиновия даже мысли о женитьбе не возникало. После смерти своей матери и брата (который тоже, кстати, был известным тренером, не помню, в каком виде спорта) Зиновий так и остался совершенно одиноким человеком.


Серьёзную спортивную карьеру Зиновия в своё время (ещё в 1966г.) подвело здоровье. Во время одного состязания он вдруг потерял сознание. Это повторилось ещё раз. Хорошо знавшие его коллеги рассказывали мне, что он очень мнительный человек, тщательно следящий за своим здоровьем. После этих опасных «звоночков» Цирик наотрез отказался участвовать в серьёзных соревнованиях. Иногда играл в небольших турнирах, был членом всяких спортивных комиссий. Ему было всего лишь 42 года когда он ушел из большого спорта. Но шашками продолжал заниматься. Сосредоточился на тренерской работе, работал с детьми, имел многих учеников – шашистов, и некоторые из них достигли выдающихся успехов на этом поприще. Много писал о шашках, выступал по телевидению, вёл постоянную рубрику в местной газете, В общем-то, он был известным и уважаемым человеком и в Харькове, и в стране.

Но наступили тяжелые времена – «достославные» 90-е! Своим катком они прокатились по многим судьбам. Не обошли и известного, успешного Зиновия Цирика.

В бурной, суетливой харьковской жизни перестроечного периода мы редко встречались с ним. Хотя он уже давно был принят в коллегию адвокатов (запись об этом в его трудовой книжке была), но по специальности так никогда и нигде не работал.

Меня судьба тогда пощадила. Профессия юриста в то время оказалась очень востребованной, и я вполне преуспевал, в том числе, какое-то время возглавлял юридическую службу в украинско-российской компании «Харьков-Сибинвест», имел там даже приличную долю акций.

Как-то возле офиса этой компании, расположенного в самом центре города, встретил Зиновия. Его видом был потрясён. Бедно одетый, в обшарпанном спортивном костюме, с вытянутыми на коленях штанами, небритый и какой-то весь выцветший. Увидев меня, он страшно обрадовался и встрече, и тому, что этот роскошный офис – место моей работы. Я спешил куда-то и попросил его обязательно прийти к нам домой.

Он пришел. Принёс с собою несколько своих драгоценных пластинок, которые уже никому не были нужны. Разумеется, принёс их не в подарок (с ними он никогда бы не расстался), а чтобы послушать их вместе с нами. Лиля приготовила богатый ужин, Зиновий был откровенно голоден и с жадностью ел. Рассказал, что получает обычную пенсию, которая тогда составляла копейки, нигде не работает, так как работать негде, всё закрылось, шашки никому не нужны. В тех помещениях, где он когда-то тренировал детей, открыли кафе… С горечью признался, что просто голодает. Умолял, чтобы я нашел ему любую работу, только не связанную с физическим трудом. Его мечтой было устроиться куда-нибудь сторожем!

Музыку в тот вечер мы начали было слушать, но как-то было не до неё. Ушел от нас он с полной сумкой всякой еды, которой нагрузила его Лиля.

Я попытался ему помочь. С трудом нашел место у одного процветавшего проходимца. В то время многие из бывших комсомольских, партийных деятелей, офицеров, уволенных из армии, потерявших службу работников правоохранительных органов, и не только они, были «при деле», на плаву.

Этот «деятель» пообещал мне, что возьмёт Цирика или дежурным, или сторожем, в общем, чтобы «присутствовал». Но Зиновий с присущей ему скрупулёзностью стал выяснять условия: сколько часов работать, можно ли в то время, когда никого не будет, работать над книгой, над задачами по шашкам. «Хозяин» побагровел, сказал, что подумает, встретимся, мол, попозже. Мне же сказал, что «клиент» мой шибко грамотный, на работе книжки читать собирается и вообще условия ставит…

Словом, не вышел Зиновий квалификацией!

Тогда никому не нужны были сторожа типа Цирика. В чести были накачанные «братки», «амбалы», и таких было полным-полно. Подобную работу, за неимением нормальной, тогда искали многие специалисты, оставшиеся не у дел.

Так и не удалось мне ему тогда помочь. А деликатный Зиновий больше меня и не беспокоил. Ну, а я - раз не звонит, может всё и устроилось… Успокаивал себя, чтобы совесть не мучила.

. Потом ещё пару раз встречался с Зиновием. Интересовался, почему он не едет в Израиль, имея стопроцентное право на возвращение и, возможно, какие-то перспективы. Он отвечал что-то невразумительное, но ехать не хотел. А вскоре мы и сами уехали их страны.

Как теперь я уже понимаю, для Зиновия, несмотря на тяжелые перипетии 90-х, жизнь постепенно вошла в нормальное русло и всё как-то благополучно устроилось.

В 1999 году он стал международным гроссмейстером по шашкам. В том же году его избрали действительным членом (академиком) Российской Академии шахматно-шашечного искусства «за выдающийся вклад в сокровищницу шашечного искусства». Публиковались написанные им книги. (Об этом в один из приездов в Харьков я случайно узнал в Харьковском издательстве «Факт», где готовилась к публикации моя книга). Кроме того, во исполнение Указа Президента Украины, изданного ещё в 1996 году, ему, как выдающемуся деятелю физической культуры и спорта, распоряжением Президента Ющенко была назначена государственная стипендия. Правда, произошло это аж в 2006 году!
По большому счёту, жизнь показала, что рано расставшись с большим спортом, Зиновий Цирик поступил правильно: – он прожил большую, интересную жизнь, ушел из неё на 88-м году, в июле 2011года.

В заключение, чтобы не заканчивать эту «музыкальную историю» в миноре, расскажу ещё об одном эпизоде в отношениях с Зиновием Цириком.

Наши встречи у него дома в основном носили музыкальный характер. Но, общаясь с ним, я оставался верен себе. Не знаю, что на меня нашло, но однажды после музицирования, ради которого мы встречались, я вдруг нагло заявил:

-А теперь вы, Зюня, посолируйте. Хочу сыграть с Вами партию в шашки.

Он удивлённо:

- Зачем вам это нужно?

- Да вот хочу померяться с тобой, Зюня (подчёркнуто на «ты», хотя всегда с ним был только на «Вы»), посмотреть, что ты за великий шашист? Голыми руками меня не возьмёшь!

В ответ Зиновий совершенно серьёзно:

- Садитесь!

Мы оба сели на диван и он тут же расставил на доске шашки. И приказал:

-Ходите!

Не долго думая, я сделал ход. Мне было всё равно, чем и куда ходить. Игрок я был очень слабый, можно сказать, никакой. Но Зиновий внимательно, на полном серьёзе, мне даже казалось, тщательно обдумывая хода, молча играл со мной. Я даже подумал: «Может и впрямь я неплохо играю»?....

Но…сделав несколько ходов, мой партнёр прервал игру и заявил:

- Володя, нам следует прекратить игру. Вы проиграли. Сейчас есть 12 вариантов Вашего проигрыша.

Встав с дивана, он перенёс доску с шашками на стол. Как фокусник, держа в руке по нескольку шашек и перебирая их пальцами, он вдруг каким-то одним неуловимым движением сбрасывал их на доску, и они рассыпались на ней каждый раз в нужном порядке. Так он демонстрировал мне возможные варианты моего проигрыша. Шашки молниеносно то исчезали, то появлялись на доске.

Совершенно ничего не соображая, я только робко спросил:

- Неужели нет никакой надежды? Даже на ничью?...

- Увы, нет. У Вас нет никаких вариантов. Вы разгромлены.

Зиновий был серьёзен, по-спортивному зол и беспощаден. Таким я его никогда не видел. Шуток в отношении шашек он не принимал.

-Зюня! – сказал я ( «Зиновий Исаакович» - не преминул поправить меня Цирик) – Мне необходимо было сыграть с Вами, чтобы всем своим знакомым и родным, возможно, внукам и правнукам я смог рассказать, что играл в шашки с мастером спорта многократным чемпионом СССР (тогда он ещё не был гроссмейстером, и этого убойного довода я не мог привести) – самим Зиновием Исааковичем Цириком, с которым иногда был даже на «ты»! (он тут же: «Ну, вы же известный грубиян»!). - Больше того – продолжал я - возможно, кто-то из моего будущего начальства (это происходило незадолго до окончания института и мы с женой уже получили назначение на работу в Тамбов) окажется любителем шашек, и этот факт поможет мне в моей карьере! Конечно, я не буду рассказывать, где, сколько раз и с каким результатом я играл с Вами. Но ведь я не погрешу против истины. Я играл с Вами! И этот факт моей биографии Вам не удастся из неё вычеркнуть!

Мы оба расхохотались.

И кто бы из нас мог подумать тогда, что спустя почти 70 лет я буду писать, в том числе, и об этом шуточном эпизоде, и о такой по-настоящему важной для меня истории – знакомства с дорогим Зюней – Зиновием Исааковичем Цириком!

© Copyright: Владимир Гугель, 2014

http://www.proza.ru/2014/10/11/1847
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение WWW  
Ответить с цитатой Наверх
stv2103
Тема сообщения: ШАШЕЧНАЯ САГА Книга Первая Михаил Корхов  СообщениеОтправлено: Янв 27, 2015 - 04:48 AM



Зарегистрирован: Дек 01, 2010
Сообщений: 3762
Откуда : Vologda
ШАШЕЧНАЯ САГА Книга Первая Михаил Корхов 2005 Нью-Йорк

Тогда же, в 1951 г, в одесском Доме учёных (у Сабанеева моста) в летнем саду состоялось шахматно-шашечное всесоюзное первенство общества «Наука»(позже преобразованного в «Буревестник»). В шахматном турнире первое место легко занял Е. П. Геллер, а в шашечном -1 и 2 места разделили 3. И. Цирик и дядя Сёма. Игорь Тарасуль и я были на этом турнире демонстраторами.

Именно здесь состоялось близкое знакомство с шашечным гигантом - Зиновием Исаковичем Цириком, оставшимся в Одессе разыграть с дядей звание чемпиона «Науки» в матче из шести партий ( все партии в жестокой борьбе окончились вничью).

Диетстоловая, в которую Сёма пристроил З.И. по его настоянию на время матча, находилась на ул. Дерибасовской напротив горсада.Она работала с 9ч утра до 6ч вечера. Дядя Сёма и его бессменный адьютант, проходя мимо столовой в 6.30ч вечера, с удивлением заметили в дверях директора, которому Сёма приносил знаменитые талоны на питание для З.И. «Почему вы не идёте домой?»-спросил Сёма. «Цирик ещё не поужинал. Я держу для него полный ассортимент блюд»-ответил директор.

Зиновий Исакович одевался тогда с иголочки и всегда носил на лацкане шикарного пиджака золотую медаль чемпиона СССР. Одесситы принимали его то за депутата Верховного Совета, то за писателя, а милиционеры отдавали честь (медаль блестела на одесском солнце и на ней ничего нельзя было прочесть). Забегая на несколько лет вперёд, могу припомнить многочисленные эпизоды, в основном комичные.

К примеру Сёма, З.И. и я сидели за столиком в диетстоловой на Крещатике в Киеве и З.И. устроил страшнейший разнос официантке за то, что кефир в бутылке кислый, а яйца в заказанной яичнице только дважды перевёрнутые (а не трижды, как желал З.И.). Подошедший шеф столовой резонно заметил, что кефир он не делает, а Сёма подыграл ему, проглотив яичницу З.И. и оставив его голодным.

З.И. совершенно серьёзно потребовал в ресторане в Минске после турнирной партии в 1955г налить ему 25 грамм красного вина, чем довёл официантку до бешенства. Спокойно вначале пояснявшая, что у них в ресторане нет мензурки с делениями, она позже возжелала воткнуть вилку в задницу З.И. Но всё это было наносное, связанное с житейской неустроенностью З.И. и его хрупкой эмоциональной конституцией. Он был настоящим фанатом шашек, как русских, так и стоклеточных. Он любил всех шашистов совершенно искренне просто за то, что они были шашисты. И всеми мог искренне восхищаться. Было единственное исключение - он ненавидел И. Купермана в открытую, в то время как Б. М. Блиндер и М. М. Коган старались на людях эту ненависть не показывать.

Зиновий Исакович разрывался между русскими и международными шашками и никак не решался выбрать что-то одно.Ведь он был многократным чемпионом СССР по русским шашкам и победителем первого всесоюзного тренировочного турнира в 1953г по стоклеткам. И действительно играл в то время лучше всех. З.И. был человеком-компьютером, настоящей счётной машиной. Глядя на ситуацию на шашечной доске, абсолютно неясной для окружающих З.И. мастеров, он небрежно ронял -«Ровно через 21 ход будет оппозиция две на две шашки» и его можно было не проверять. Вот этот самый фантастический расчёт и подвёл Зиновия Исаковича.

В стоклетках, в отличие от русских шашек, невозможно абсолютно всё расчитать до конца. А З.И. стремился дойти до самой сути и регулярно попадал в жестокие цейтноты, зачастую искажавшие результат превосходно проведенных партий. После 1960г. З.И. решил играть только в официальных первенствах СССР по русским шашкам. Это было спорное и трудное решение для него и его почитателей.

В русские шашки он ещё не раз был чемпионом и добился в многолетней неравной борьбе, вопреки желанию И. Купермана, звания гроссмейстера СССР.

Куперман, никогда и никому не прощавший конкуренции, преследовал Зиновия Исаковича в книгах, в федерации шашек, на любых турнирах. На моих глазах в Ялте, в 1957г. на личном первенстве Украины произошла такая сценка. Цирик играл в этот памятный день партию со мной и очень быстро по причине уже описанной, оказался в жутком цейтноте. Перед началом нашей партии я, тогда уже довольно нахальный мальчишка, хотя и преклонялся перед всеми корифеями, но пообещал З.И. устроить «кровную месть»-отомстить за то, что он в предыдущих турах обыграл дядю Сёму и брата Эдика. В нашей партии я легкомысленно отдал

З.И. весь центр, что в стоклетках смерти подобно, и тщетно пытался половить рыбку за счёт его цейтнота. Короче, настал момент, когда моё положение на доске стало действительно жутким и я, наконец, всерьёз задумался. Флажок на часах З.И. начал свой подьём, а ходов оставалось до контроля не меньше двадцати. Мы оба в большом напряжении склонились над доской и вдруг я почувствовал, что что-то произошло. Зиновий Исакович стал заметно нервничать, ёрзать на стуле, нервно кашлять. Внезапно он резко обернулся и гримаса ужаса исказила его лицо. Он встретился лицом к лицу с наклонившимся над ним И. Куперманом. Зрителей почти не было, турнир проходил на набережной Ялты в саду летнего кинотеатра и ничто не мешало Куперману наблюдать за партией сбоку. З.И. закричал -«Где судьи? Уйдите отсюда, не мешайте играть». На что « великий» Куперман, не меняя позы, также закричал «Не мешайте смотреть !».

З.И. не мог продолжать игру и предложил мне ничью, которую я с радостью принял, так как не видел за себя удовлетворительных продолжений. Всю жизнь страдая от болезней, З.И. сумел дожить до глубокой старости благодаря фанатичной любви к шашкам. Его авторитетное мнение всегда было бесспорным даже для молодых шашечных гениев -чемпионов мира В. Щёголева, А. Андрейко, А. Гантварга и А .Дыбмана. А для меня и моего поколения игроков Зиновий Исакович Цирик возглавлял триумвират великих магов русских шашек вместе с Б. М. Блиндером и М. М. Коганом.
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение WWW  
Ответить с цитатой Наверх
stv2103
Тема сообщения: Задача посвящена 3. Цирику  СообщениеОтправлено: Сен 02, 2014 - 07:58 AM



Зарегистрирован: Дек 01, 2010
Сообщений: 3762
Откуда : Vologda
С. ШЕДЕЙ, 1984



[Event "Test Position"]
[Site "EPD2diag V1.5"]
[Date "2014.09.02"]
[Round "1"]
[White "White"]
[Black "Black"]
[Result "*"]
[SetUp "1"]
[FEN "1k6/8/8/2P5/3K4/8/8/6Q1 w - - 0 1"]

1) 1. Фg7, 2. с6 и 3. Фb7 (d7)X;
2) 1. gh2 (на полях d4 и g1 белые дамки!) 1.. .bа7 2. dg1 и 3. g:a7X

Белые выигрывают в 3 хода

И эта задача другого известного шахматного этюдиста посвящена 3. Цирику — уже по случаю его 60-летнего юбилея.

Она имеет и шахматное, и шашечное решения:

С. БЕЛОКОНЬ, 1974



[Event "Test Position"]
[Site "EPD2diag V1.5"]
[Date "2014.09.02"]
[Round "1"]
[White "White"]
[Black "Black"]
[Result "*"]
[SetUp "1"]
[FEN "8/B7/8/4K3/8/8/7k/8 w - - 0 1"]

1. Kpd6! КрgЗ 2. Cg1 Kpf4 3. Cf2 Kpg5 4. Cg3 Kpf6 5. Cf4 Kpg7 6. Cg5 Kрf8 (h8) 7. Ch6 (f6)X.

Мат в 7 ходов

Эту задачу известный шахматный этюдист посвятил первому гроссмейстеру СССР по шашкам 3. Цирику в связи с его 50-летием.

Задание, на первый взгляд, невыполнимо, но надо иметь в виду, что черному королю разрешается ходить только по черным полям (как в шашках). Белый король и слон солидарны с ним и тоже перемещаются лишь по черным полям.
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение WWW  
Ответить с цитатой Наверх
stv2103
Тема сообщения: Цирик З.И. - Новиков В.П. XVIII чемпионат СССР (3)1957 год  СообщениеОтправлено: Нояб 19, 2012 - 12:27 PM



Зарегистрирован: Дек 01, 2010
Сообщений: 3762
Откуда : Vologda
Вот одна партия прокоментирована Цирик З.И.

1. Цирик З.И. - Новиков В.П.
XVIII чемпионат СССР (3), 13.3.1957


1.c3-d4 f6-g5 2.b2-c3 g5-f4 3.e3:g5 h6:f4 4.g3:e5 d6:f4 5.a1-b2 b6-c5 6.d4:b6 a7:c5 7.c3-d4 c5:e3 8.f2:d4 g7-f6 9.b2-c3 h8-g7 10.e1-f2 g7-h6 11.f2-g3 f6-g5 12.g3:e5 e7-d6 13.a3-b4 d6:f4 14.d2-e3 f4:d2 15.c3:e1 g5-f4 16.e1-d2 f8-e7 17.g1-f2 h6-g5 18.d2-e3 f4:d2 19.c1:e3 c7-b6



20.b4-c5 b6-a5

[ Не спасает и 20...b8-a7 из-за 21.h2-g3 d8-c7 22.g3-f4 c7-d6 23.f4:h6 d6:b4 24.d4-c5! b4:d6 25.h6-g7 b6-c5 26.e3-f4 c5-b4 27.g7-h8 b4-a3 28.f4-g5 a7-b6 29.f2-g3!
Единственный ход на выигрыш.
( Если 29.f2-e3 , то у черных этюдная ничья: d6-e5! 30.h8:a7 e7-f6! 31.g5:e7 a3-b2 32.a7-d4 b2-c1 ;

если 29.h8-a1 , то хотя бы d6-e5 30.a1:a5 a3-b2 )

29...b6-a5
( На 29...d6-c5 белые играют 30.g5-h6! b6-a5 31.h8-a1 a5-b4 32.h6-g7 c5-d4 33.a1:d8 a3-b2 34.g7-h8 b4-c3 35.d8-a5 ;

на 29...b6-c5 следует 30.g3-f4 c5-b4 31.h8-a1 и т. д. )

30.h8-a1! a5-b4 31.g3-f4 b4-c3 32.a1:d8!

( Но не 32.a1:b8 , ввиду e7-f6! 33.g5:e7 a3-b2 34.b8-e5 b2-c1 , и ничья )

32...a3-b2 33.d8-f6 b2-c1 34.f6-c3! c1-a3 35.g5-h6 d6-c5 36.c3-a1 a3-b4 37.f4-e5 b4-e1 38.e5-f6 ,

и белые выигрывают. Исключительно сложный вариант, на который черным следовало пойти, ибо, как мы видели, достижение выигрыша связано с преодолением значительных трудностей. ]

Выигрыш белых носит этюдный характер.

21.h2-g3



21. ... g5-h4

[ Лучше играть 21...b8-c7 , но и это ведет к проигрышу: 22.c5-b6 a5-b4 23.b6-a7 b4-a3 24.a7-b8 c7-b6

( 24...e7-d6 25.g3-f4 a3-b2 26.f4:h6 b2-a1 27.d4-c5 d6:b4 28.b8:a3 с выигрышным окончанием )

25.b8-a7 a3-b2

( 25...e7-f6 26.a7:c5 a3-b2 27.e3-f4! g5:g1 28.c5-a7 g1:c5 29.a7:a1 ; 25...b6-a5 26.d4-c5 e7-d6 27.c5:e7 d8:f6 28.a7-d4 f6-e5 29.d4:h4 a3-b2 30.h4-e7 , и у белых выигрышное окончание )

26.a7:f8 b2-a1 27.d4-c5 a1-e5 28.g3-h4 e5-h8 29.h4:f6 h8:b6 30.f8-c5 b6:d4 31.e3:c5 с выигрышем. ]

22.d4-e5!



[ Играя 21 ... g5—h4, черные имели в виду следующее развитие событий: 22.g3-f4 d8-c7 23.c5-b6 c7-d6 24.b6-c7 a5-b4 и т. д. с ничьей; ]

22...e7-d6

[ а на ход 22. d4—е5 они рассчитывали продолжать 22...d8-c7 , но лишь сейчас увидели, что белые выигрывают, временно жертвуя шашку: 23.e5-f6! e7:g5 24.g3-f4 и т.д. * ]

[ * В случае же 22...b8-c7 23.c5-b6 a5-b4 24.b6-a7 b4-a3 25.a7-b8 e7-d6 26.g3-f4 a3-b2 у белых имеется красивый удар: 27.f4-g5! (Прим.ред). ]

23.c5:e7 d8:d4 24.e3:c5



24. ... b8-a7

[ На 24...b8-c7 последует 25.g3-f4 c7-d6 26.c5:e7 a5-b4 27.e7-f8 b4-c3 28.f8-h6! и т. д. ]

25.g3-f4 a7-b6 26.c5:a7 a5-b4 27.a7-b8 b4-c3 28.b8-e5 c3-d2 29.e5-g7 , и черные сдались, так как некуда ставить дамку.

1-0

shashki35 Vologda ru
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение WWW  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Авг 05, 2012 - 07:43 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2506

Предлагаю статью о Зиновии Исааковиче ЦИРИКЕ, опубликованную
в газете "Харкiв'яни" (№ 33(50), 22-28 августа 2002 г.)
и присланную мне пару дней назад международным гроссмейстером
по шашечной композиции Сергеем Юрьевичем Юшкевичем.
Сергей Юрьевич сообщил мне, что эту статью ему показал мастер
спорта FMJD по шашечной композиции Станислав Юрьевич Устьянов,
которому, в свою очередь, ее показал ученик Зиновия Исааковича
международный гроссмейстер по шашкам Сергей Михайлович Бойко.


Семен Беренштейн


****



 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Окт 17, 2011 - 12:01 PM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2506

Предлагаю еще один материал, присланный мне племянницей Зиновия Исааковича – Любовью Эриковной Цирик. Это статья, опубликованная в газете «Калининградская правда» 9 апреля 2005 г. по случаю выхода итогового труда З.И.Цирика «Шашки – моя жизнь».

 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения: З.И.ЦИРИК  СообщениеОтправлено: Окт 16, 2011 - 04:31 PM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2506

Предлагаю два фото из семейного архива, присланных мне племянницей Зиновия Исааковича – Любовь Эриковной Цирик. С Любовь Эриковной – с этим замечательным человеком – я последние годы находился в телефонном контакте, и она всегда подробно информировала меня о состоянии здоровья Зиновия Исааковича, с которым она поддерживала ежедневную телефонную связь, оказывая ему не только моральную поддержку, но и всестороннюю оперативную помощь. Публикация фото из семейного архива производится с любезного разрешения Любовь Эриковны Цирик.

(Семен Беренштейн)





Братья Эрик и Зиновий Цирик в Риге.





Зиновий Исаакович с семьей брата в Калининграде (8 сентября 1968 г.):
брат Эрик Исаакович (крайний справа), его жена – Мира Михайловна (крайняя слева) и их дети – Марк и Люба.
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
Показать:     
Перейти к:  
Время в формате GMT + 3
Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
PNphpBB2 © 2003-2007 
 
Page created in 0.928428173065 seconds.