Google
 

Сайт Андрея Иванова

Андрей Иванов - все секреты шашек и шашистов

Login





 


 Забыли пароль?
 или новый пользователь? Зарегистрируйся!

Кто с нами

Пользователей:  На сайте
Пользователей:  Пользователей: 0
Гостей:  Гостей: 396
Всего:  Всего: 396
Пользователей:  Зарегистрированные
No members connected


Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
Автор Сообщение
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Нояб 10, 2013 - 04:16 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


С.И.БЕРЕНШТЕЙН

Публикуется впервые
дата составления: 09.11.2013
Д+П
9 (4 A), 27, 5, 5-37, 37, 3
– 3-х-вариантная основа автора задачи (2013) –
(27 B), 21, 25, 11-33
– 2-х-вар. основа автора задачи (1967) –
(26 C), 32, 29-23, 15, 47-29, 30, 1-34 [(35),30];

C (27), 31, 33-42, 31, 29-38, 25-39, 45 [(50),36];

B (26), 32, 3-25, 7-23, 24, 45, 38, 34-40, 33, 43, 49 [(50),44];

A (3), 30, 24, 27, 40-18, 18, 50, 17, 17-28, 21, 38, 26, 47-42, 26-31, 41 [(47),36].


Ссылка

 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Нояб 09, 2013 - 12:10 PM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


МОИ ВАРИАНТНЫЕ ОСНОВЫ
часть пятая
.......... Самой первой моей задачей, в которой я усложнил свою же 2-х-вариантную основу, была следующая:

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

IV Всероссийский конкурс

1968 г.

8-е место

Ш-1968-10-100
Дата составления: 08.11.1967

Запереть простую

23 (30 A), 9, 50-17 – (эту 2-х-вариантную
основу я открыл буквально за несколько
минут до составления данной задачи) –

(12 B), 42, 20, 44, 35, 40, 50 [45];

B (11), 9-22, 2, 7, 27, 11, 26-21 [16];

A (2), 50-17, 20, 6-11, 47, 28, 31, 28-41 [36].

..........Вот скан диаграммы этой задачи из моей рабочей тетради:

..........Отзыв Михаила Николаевича БАЛЯГИНА об этой задаче (из письма от 18.11.1967):

..........Карточка, заполненная Николаем Николаевичем ПУСТЫННИКОВЫМ, для отправки задачи на 4-й Всероссийский конкурс:

..........Отзыв Николая Николаевича ПУСТЫННИКОВА о задаче, сообщенный мне Григорием Андреевичем РУДНИЦКИМ:

..........Да, это одна из моих самых любимых задач. Ее картинность и легкость формы и красота комбинационной игры и сегодня поражают меня.

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Нояб 08, 2013 - 05:20 PM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514



МОИ ВАРИАНТНЫЕ ОСНОВЫ
часть четвертая

(окончание)
.......... В начальном разделе четвертой части своего цикла "Мои вариантные основы" я рассказал об открытии моей первой вариантной основы, а также о ее усложнениях мной и моими учителями в шашечной композиции Михаилом Николаевичем Балягиным и Николаем Николаевичем Пустынниковым. Окончание этой части посвящено исключительно моей работе над усложнением этой темы.
..........Первые две задачи на эту тему я составил 09.11.1967 и 10.11.1967. Вот эти задачи (№26 и №28):


Скан соответствующей страницы моей рабочей тетради

Задачи, номера которых обведены кружком, имеют ПР.

.......... А вот отзыв Михаила Николаевича о них:





..........Эту страницу я привел до конца, чтобы показать, каким чисто человеческим теплом были пронизаны эти высокопрофессиональные письма-лекции этого удивительного человека – моего незабвенного учителя Михаила Николаевича БАЛЯГИНА.

.......... В задаче №26 мной была предпринята попытка добавления к своей основе финала [(50),44]. В задаче №28 я попытался объединить свою тему с известной темой Н.Н.ПУСТЫННИКОВА c финалами [(49),44] и [(50),44]. Примерно через неделю я составил задачу, в которой к своей теме я добавил финал [(47),36]. В IV Всероссийском конкурсе ей было присуждено 6-е место, но позже в ней было обнаружено ЧПР. Опубликована была эта задача в Ш-1968-10-103. О своей попытке присоединения финала [(50),26] и об обработке ее Михаилом Николаевичем (Ш-1969-2-172) я писал в предыдущем посте. 28.04.1969 к своей основе я добавил известную 2-х-вариантную основу М.Н.БАЛЯГИНА c финалами [(48),35] и [(49),35], но и в этот раз неудачно. Эта задача принимала участие в XII Всесоюзном конкурсе (1970г.) и была опубликована в Ш-1970-6-576.
..........Итак, что же в итоге? Одна совместная задача (Я+М.Н.Б.), две задачи М.Н.Б. и еще одна совместная (М.Н.Б.+Н.Н.П.). Ну что ж, тема все-таки состоялась. И самое главное, что работа над ней позволила мне не только глубже постичь специфику многовариантных позиционных задач, но и значительно продвинуться в композиторском мастерстве в целом. Я уже отмечал, что открытие мной этой темы стало точкой поворота в моем композиторском творчестве, и пусть в итоге количественный результат оказался и незначительным, но именно в работе над этой темой (разумеется, при бесценной помощи моих учителей Михаила Николаевича БАЛЯГИНА и Николая Николаевича ПУСТЫННИКОВА, которым передал эстафету моего шашечно-композиторского образования мой первый учитель и наставник Григорий Андреевич РУДНИЦКИЙ) я смог глубже постичь секреты задачно-композиторского творчества, благодаря чему я так быстро преодолел мастерский рубеж.
..........Много лет прошло с тех пор. Но я всегда помнил об этой своей так и не реализованной самой первой теме. И вот сейчас, решив ее все-таки опубликовать в виде самостоятельной задачи, я одновременно решил сделать еще одну попытку ее усложнения. Но сначала – о выборе формы для публикации данной темы. Дело в том, что она допускает много разных вариаций, и притом почти все из них содержат двойственности в обоих вариантах. Я решил остановиться на той, которая реализована в моей задаче, занявшей 6-е место на 4ВРК, поскольку в ней одна-единственная перестановка ходов. Теперь встал новый вопрос – какой выбрать подход к теме? Основываясь на дедутктивной логике, выбираю такой, чтобы исходная позиция содержала в себе готовую схему, необходимую для реализации наиболее реального здесь альтернативного финала, а именно: [(50),44], т.е. группировку шашек 40, 44, 45 – с той целью, чтобы ее при случае можно было бы все-таки – это через 46-то лет! – усложнить. Именно такая позиция как раз и возникает в вышеприведенной моей задаче №26 после ходов 7-34 (21), 25, 21. Итак – вот эта задача-тема:

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

Дата составления:

24.06.1967
Как самостоятельная, задача

публикуется впервые
Д+П
40-29, 45-40 (26 A), 32, 29-23, 15,

47-29, 30, 1-34 [(35),30];

A (27), 31, 33-42, 31, 29-38, 25-39,

45 [(50),36].

..........Вот она – эта задача-тема, которую мне столько лет не удавалось усложнить. Удастся ли в этот раз? Ведь теперь у меня есть два таких огромных преимущества – Опыт и Компьютер. Сначала задействую первый фактор – свой композиторский опыт. Так, если раньше я пытался сразу "взять быка за рога" и вводил в начальную позицию дополнительную черную простую – 30, – с тем чтобы она в одном из вариантов сразу же приходила на поле 35, обеспечивая тем самым завершение построения схемы необходимой для реализации дополнительного финала [(50),44], что можно, например, видеть в приведенной ранее задаче №26, то теперь, понимая, что такая прямолинейность приводит к резкому возрастанию опасности появления ПР, я выбираю более тонкую стратегию, а именно – сохраняю исходное количество черных простых и ищу механизм перевода той из них, которая свободна (т.е. не является резервной), на поле 35. Но как этот перевод осуществить? – вот в чем вопрос! И вот тут-то я задействую свое второе преимущество – Программу ГИМБУТАСА, о чудодейственных свойствах которой я рассказывал в своей статье "ПАРТИТУРА ГИМБУТАСА".
..........Итак, добавляю к своей вышеприведенной теме одну белую простую – на поле 12, с той целью, чтобы она, дойдя за два хода до дамочного поля 3, создала вариантный механизм, одно из разветвлений которого приводит к данной теме. Вот эта позиция:

Д+П
8, 8-3 (27 A), 21... и получилась моя задача-тема.

..........Но что при ответе черных (26)? Что бы выяснить это, тут-то я и включаю Программу Гимбутаса... И вот оно чудо! Есть финал! Но как? Как это могло произойти? Ведь это был практически последний шанс. Причем вряд ли, несмотря на всю дедуктивную подготовку, возможный. Что же это за механизм? Смотрю медленно – ход за ходом. Ах какое чудо! Совершенно непредставимый перевод черной простой с левого фланга на поле 35. Именно этого-то перевода никто за 46 лет так и не увидел. Итак, вот эта красота!

8, 8-3 (26 A), 32, 1-23, 40-34, 24, 17, 38, 34-40, 33, 43, 49 [(50),44].

..........Но! теперь смотрю этот вариант на ПР. И вдруг вижу, хоть и композиционный, но все-таки ПР:

(26 A), 32, 25-34, 34-23, 3-12, 24, 12-34 и далее – как в задаче №26: 24/20, 39-33, 1-29, 43, 49 [(50),44].

..........И опять неудача... Но ведь программа нашла такой красивый механизм, и к тому же ПР – тоже композиционный механизм. Т.е. есть целых два механизма! Значит – и быть двум задачам! Нужно только отдифференцировать эти механизмы, изучив их глубинное различие. А оно заключается в белой дамке на поле 1, поскольку при этой ее позиции возможны оба механизма, но если ее переставить на поле 7, то ПР отсекается. Но, чтобы отсечь компьютерный вариант, нужно, при сохранении расположения б.д. на поле 1, наличие б.д.11 на поле 33. Это – фундаментальные моменты дифференциации механизмов. Более же тонкая их коррекция производится за счет замены бп45 при механизме ПР на б.д.40 – при компьютерном механизме. А теперь – результат!

С.И.БЕРЕНШТЕЙН


ЗАДАЧИ-БЛИЗНЕЦЫ

Памяти

МИХАИЛА НИКОЛАЕВИЧА БАЛЯГИНА


(а)(b)
Дата составления: 25.09.2013

(Публикуется впервые)
Дата составления: 25.09.2013

(Публикуется впервые)
З А П Е Р Е Т Ь...Д А М К У...И...П Р О С Т У Ю
8, 3 (27 A), 21, 25, 11-33
– 2-х-вар. основа автора задачи –
(26 B), 32, 29-23, 15, 47-29, 30,1-34 [(35),30];

B (27), 31, 33-42, 31, 29-38, 25-39, 45 [(50),36].

A (26), 32, 3-25, 7-23, 24, 45, 38, 34-40, 33, 43, 49 [(50),44].

11-33, I 7-12 (27 A), 21, 25, 45-40
– 2-х-вар. основа автора задачи –
(26 B), 32, 29-23, 15, 47-29, 30, 1-34 [(35),30];

B (27), 31, 33-42, 31, 29-38, 25-39, 45 [(50),36];

A (26), 32, 34-40, 29-23, 24, 7-34,
24/20, 39-33, 1-29, 43, 49 [(50),44].


I 29-12? (27! I-A);
I-A (26?), 32, 34-40, 7-23, 24… вар.А...
{(50),44}.

..........Итак, З-х-финальный баръер преодолен. Но чувствую, что это не предел. Ведь конструкции трех-финальных задач достаточно экономны, для того чтобы попытаться усложнить какую-либо из них. Анализирую эти позиции. Резервная черная простая (ч.п.) 36 в сочетани со свободной ч.п.16 – необходимая дедуктивная база для механизма с финалом [(47),36]. Да, необходимая, но не достаточная, ибо нехватает еще б.п.38. Следовательно, нужен такой переходный механизм, в котором эта белая простая была бы изначально на этом поле или, по крайней мере, чтобы она туда приходила. Такой механизм я легко разработал при добавлени б.п.42. Вариантный механизм был выбран такой, что в том варианте, где происходит переход к 3-х-финальной основе, б.п.42 уничтожается, а в дополнительном – сохраняется. После такой фундаментальной дедуктивной подготовки (а именно этого мне и нехватало раньше в создании многофинальных задач) на передний план выступает фаза экспериментальных трансформаций механизмов. И вот такой комплексный – дедуктивно-экспериментальный – метод, о котором я почти 20 лет назад писал в своей статье "Размышления о задаче", и привел меня к цели. Итак – вот он итог:


С.И.БЕРЕНШТЕЙН

ПОСВЯЩАЕТСЯ МОИМ ДОРОГИМ УЧИТЕЛЯМ

ГРИГОРИЮ АНДРЕЕВИЧУ РУДНИЦКОМУ

МИХАИЛУ НИКОЛАЕВИЧУ БАЛЯГИНУ

НИКОЛАЮ НИКОЛАЕВИЧУ ПУСТЫННИКОВУ
Публикуется впервые
дата составления: 05.11.2013
Д+П
18-22, 29 (31 A), 5, 5-37, 37, 3
– 3-х-вариантная основа автора задачи (2013) –
(27 B), 21, 25, 11-33
– 2-х-вар. основа автора задачи (1967) –
(26 C), 32, 29-23, 15, 47-29, 30, 1-34 [(35),30];

C (27), 31, 33-42, 31, 29-38, 25-39, 45 [(50),36];

B (26), 32, 3-25, 7-23, 24, 45, 38, 34-40, 33, 43, 49 [(50),44];

A (2), 45, 29-18, 34-18, 50, 33, 33, 17, 17-28, 21, 38, 26, 47-42, 26-31, 41 [(47),36].

..........Это было усложнение близнеца (а). А вот усложнение близнеца (в):

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

Публикуются впервые
дата составления: 08.11.2013

Д+П
21-17 (31 A), 44, 27, 5, 5-37, 37, I 7-12
– 3-х-вариантная основа автора задачи (2013) –
(27 B), 21, 25, 45-40
– 2-х-вар. основа автора задачи –
(26 C), 32, 29-23, 15, 47-29, 30, 1-34 [(35),30];

C (27), 31, 33-42, 31, 29-38, 25-39, 45 [(50),36];

B (26), 32, 34-40, 29-23, 24, 7-34, 24/20, 39-33, 1-29, 43, 49 [(50),44].

A (13/9/4), II 1-6, 29-18, 33-22, 45-40, 7, 17, 17-28, 21, 38, 26, 47-42, 26-31, 41 [(47),36].


I 29-12? (27! I-A);
I-A (26?), 32, 34-40, 7-23, 24… вар.B... {(50),44}.

II 44?, 7-18, 27, 5, 5-37, 37, 45-40 (27! II-A);
II-A (26?), 32, 29-23, 15, 47-29, 30, 1-34 {(35),30}.

..........Я всегда ощущал свой долг перед этой так удивительно явившейся передо мной в самом начале моего композиторского творчества вариантной темой. Сегодня этот долг исполнен, и я смело могу ставить в этой такой волнуюшей для меня истории точку.


Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Нояб 05, 2013 - 02:45 PM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


МОИ ВАРИАНТНЫЕ ОСНОВЫ
часть четвертая
.......... Свою первую оригинальную вариантную основу я открыл 23.06.1967 г. Я упоминаю эту дату потому, что это был своего рода водораздел в моем творчестве. Дело в том, что уже на следующий день в "Крымской правде" будут опубликованы мои задачи, которые как бы подведут черту под моим начальным этапом композиторского творчества. Вот этот выпуск шашечного отдела (который я приводил ранее в своем рассказе о том, как я пришел в шашки):
"Крымская правда"

24.06.1967


.......... Задачу, данную в нотации, приведу на диаграмме.


Д+П

1. 16-32...

.......... Приведу также решение задачи, данной в шашечном выпуске на диаграмме.

32-28 (43 A), 38, 31-36, 42, 39, 25, 42, 48 [(47),42];

A (21), 27, 38, 6, 32, 22, 9, 27, 49 [(40),44].

.......... А ровно через месяц я составлю задачу, которая принесет мне первые мастерские баллы (3 балла) во всесоюзном конкурсе. Вот эта задача:

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

Всесоюзный конкурс
юбилейной олимпиады, посвященной
50-летию БССР и Компартии
Белоруссии
(проведен газетой
"Советская Белоруссия")

1968 г.

4-7-е места на равных

"Dambrete"-1969-1-235
Дата составления: 24.07.1967

Запереть две простые

20 (14 A), 9, 9, 23, 12, 47, 33, 48 [39,43];

A (15), 17-12, 18-29, 45-34, 38, 30, 40,
39, 25, 30, 22, 22-44 [40,45].
.......... Итак, свою первую оригинальную вариантную основу я открыл 23.06.1967 г. И открытие это было поистине удивительным. Дело в том, что ни о какой теме (как в то время называли вариантные основы) я даже не помышлял, а просто хотел воплотить финал с дамкой 16 и простой 11, аналог которого в русских шашках – финал [(a5),b6)] – мной уже был реализован. Вот эта задача-64.

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

"Крымская правда"

27.04.1968

(Дата составления: май 1967 г.)

Д+П

fg5 (d8 A), b6, d6, c7, fc5 [(a5),b6];

A (h6), a3, d2, b2, b4, b4, e1 [(g1),f2].

Примечание:

Первоначально б.п.d6 стояла на e5, но
в этом случае оказалось ППР.

..........Я разработал соответствующий (для финала [(16),11)]) механизм и, естественно, дал в самом начале разветвление, которое меня, в свою очередь, привело к новому разветвлению. Я помню то чувство, с которым я встретил эту развилку. Это было и удивление, и взволнованность одновременно. Такого мне еще не встречалось. Интересно, подумал я, чтобы это могло значить? Уже имея кой-какой опыт в композиции, я знал, как редко дополнительный вариант завершается финалом, да к тому же еще и композиционным. А тут их (дополнительных вариантов) целых два, что означает практически абсолютную бесперспективность. Так что надежд никаких, разве только... если не произойдет чудо. И вот я иду по первой дорожке, и она совершенно неожиданно приводит меня к финалу, да еще к какому! Ведь это же "эхо" основного финала. Начало обнадеживающее. Возвращаюсь к развилке и со все более нарастающим волнением иду по второй тропинке. И, о чудо! она тоже приводит к точному финалу. В это трудно было поверить, но после неоднократного повторения этих вариантов я понял, что это действительно реальность. И вот именно эта «задача в задаче» и оказалась моей первой оригинальной вариантной основой. Зафиксирована она в самом первом письме (от 29.07.1967 г.), полученном мной от Михаила Николаевича БАЛЯГИНА, которому мою задачу, содержащую данную основу (тему), послал Григорий Андреевич РУДНИЦКИЙ. Вот соответствующий фрагмент этого письма (начало этого письма я публиковал ранее – в посте «Как я пришел в шашки»).



Михаил Николаевич не стал акцентировать внимание на неточности надставки, при которой черная шашка оказалась под боем.

..........Сразу же отмечу, что открытая мной основа допускает много вариаций, что придает ей необычайную трансформативно-механизменную адаптивность.
..........Через пару недель Михаил Николаевич прислал мне усложнение этой темы и предложил мне соавторство, на что я ответил, что я на соавторство не имею права, т.к. никогда бы такой сложной задачи не составил, но он меня убедил тем, что, поскольку тема моя (а я добавлю, что к тому же она не была нигде опубликована), то и первое ее усложнение должно быть соавторским. К сожалению, у меня не сохранились эти два письма, но у меня сохранился присланный мне Михаилом Николаевичем образец оформления соответствующей карточки для отправки этой задачи на 4-Й Всероссийский конкурс (4ВРК), скан которой (вместе с замечанием об обнаруженном в ней ППР) я и предлагаю.

..........Шашки 9 и 14, вместо соответствующих черных клеток, изображены на стоящих правее от них белых.

..........Полное побочное решение (ППР) – 32...

..........Позже Михаил Николаевич исправил эту задачу, и она была опубликована под нашими именами в ж. "Шашки" №2 за 1969 г. (№171). Но через много лет после первой ее публикации Антанас ГИМБУТАС обнаружил и в ней ЧПР (см. "Антологию ошибок", ч. IX. 2007 г., стр. 20). Предлагаю исправление этой задачи.

М.Н.БАЛЯГИН, С.И.БЕРЕНШТЕЙН


Исправление – публикуется впервые

Первоначальная публикация – см. Ш-1969-2-171

Д+П

3-14, 25 (22 A), 14, 17-11, 43-39, 1

– 2-х-вариантная основа С.И.Беренштейна (1967г.) –
(27 B), 31, 20-38, 15-42, 31, 25-39, 45 [(50),36];

B (26), 32, 14, 14-23, 47-29, 30, 24-1-34 [(35),30];

A (10), 4, 31, 31, 20-42, 11, 25-20, 26, 31, 47-42, 38, 48 [(49),43].

..........В вышеуказанном номере журнала "Шашки" (Ш-1969-2) рядом (под №172) была опубликована еще одна наша с Михаилом Николаевичем совместная задача, в которой также оказалось ПР. И хотя эта задача основана уже на другой (хотя внешне и сходной) вариантной основе – на основе М.Н.Балягина, – но тем не менее она (эта задача) имеет непосредственное отношение к рассматриваемой моей основе, поэтому приведу историю и ее составления. Однако сначала приведу две задачи (№171 и №172) в том виде, в каком они были опубликованы в указанном номере журнала "Шашки" (Ш-1969-2) вместе с их решениями, указанными в следующем номере (Ш-1969-3).


..........25-08-1968 я составил следующую задачу, в которой к своей основе я добавил новый (для данной основы) механизм с финалом [(50),26].

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

соответствующий скан
из моей рабочей тетради.


Д+П

18-29 (16 A), 47-38, 3, 29, 44, 12-18, 27-31 17, 43-39, 45
[(50),26];

A (17), 44, 27-21, 21, 8-12

– вариация (имеющая ПР) моей 2-х-вариантной основы –
(16 B), 12-17, 31, 28, 15-42, 31, 43-39, 45 [(50),26];

B (17), 12-23, 37-32, 29-34, 43-39, 47-29, 30, 24, 1-34 [(35),30].

..........Приведу вариантную основу из этой задачи.

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

вариантная основа
предыдущей задачи (№69)

ход черных

Д+П
РЕШЕНИЕ

(каким я тогда себе его представлял)
:

(16 A), 12-17, 31, 28, 15-42, 31, 43-39, 45 [(50),26];

A (17), 12-23, 37-32, 29-34, 43-39, 47-29, 30, 24, 1-34 [(35),30].

..........А теперь приведу фрагмент письма Михаила Николаевича от 30.09.1968, в котором приведена моя предыдущая задача (№69), а также созданная им на ее основе задача, опубликованная под №172 в ж. Ш-1969-2.


..........А теперь посмотрим решение, обозначенное в письме "и т.д.":

43 (17 A), 29 (8), 12, 4-15 и после хода черных – (11) – получается следующая позиция:


ход черных

..........Таким образом, получилась позиция моей основы (с той лишь разницией, что на поле 21 вместо б.д. стоит б.п. (что в данном случае не имеет никакого значения), в которой, Михаил Николаевич нашел другое решение с другим сочетанием финалов, которое и приведено в решении задачи №172 (Ш-1969-3). То есть одна и та же позиция выступает в роли и моей основы, и новой основы, принадлежащей М.Н.Балягину и имеющей, как это указано в решении, ЧПР.
..........Хочу еще раз обратить внимание на это "и т.д." Ведь, с одной стороны, оно означает, что решение данного варианта мне известно (из моей задачи №69), а с другой – известным оно мне быть не могло, т.к. это было уже совсем другое решение. Объяснить это я могу лишь эмоциональным подъемом Михаила Николаевича, когда он нашел удивительное ЧПР в данной вариации моей основы (из моей задачи №69) и от волнения (потому что получилась 4-х-финальная задача) уже воспринимал эту позицию как новую основу. О волнении свидетельствует также тот факт, что он пропустил несложное ПР, указанное в решении в ж. "Шашки". Взволнован был и я – тем, что получилась 4-х-финальная задача, – и поэтому также не обратил внимания, что передо мной позиция моей основы. Это примерно как когда я не заметил в своей задаче, что в ее начальной позиции под боем стоит черная шашка.
..........Через несколько месяцев после публикации этой задачи (№172) Михаил Николаевич прислал мне ее исправление, а также новую задачу, каждая из которых основана на одной из вариаций моей 2-х-вариантной основы (темы). Привожу это письмо.


..........Обе эти задачи основаны на следующих вариациях моей вариантной темы:

..........По сравнению с вариацией моей основы из моей задачи №69, приведенной выше, б.д.15 здесь стоит на поле 25. При этом отмечу, что стоит ли на поле 40 дамка или простая, для моей основы роли не играет. К сожалению, и в этой вариации имеется ЧПР, которое я покажу на примере задачи №187.

№187 – ЧПР: 43 (17), 29 (8), 12, 25 (16), 25-39, 21 (вместо: 31, 28, 12-16, 31...), 32, 27, 28, 43-39, 45 [(50),36].

В задаче №186, помимо этого ЧПР, есть еще одно: 43 (16), 27, 15, 23, 37-32... с двумя финалами.

.......... Работая над моей первой вариантной основой, Михаил Николаевич составил несколько задач, но почти все они оказались с ПР, впрочем, как и мои, с той лишь разницей, что, не считая нашей совместной (Ш-1969-2-171 в указанной выше исправленной редакции), мои задачи по той же причине были забракованы все (!), но о моей работе над этой темой речь еще впереди. А сейчас я приведу две задачи Михаила Николаевича, в которых ПР я не обнаружил. Замечу попутно, что, во-первых, данных об их публикации у меня нет, и, во-аторых, они относятся к самому раннему этапу работы над темой (1967г.).


М.Н.БАЛЯГИН

Данные о публикации мне не известны.



Первый ход под диаграммой
задачи №153 указан неверно.

РЕШЕНИЕ:

№153.

25 (42 A), 37, 17-12, 26-21, 8-24, 1... и т.д.
– вариантная основа С.И.Беренштейна – ...
[(35),30]/[(50),36];

A (45), 17-12, 40, 18, 21, 48-42, 48, 11, 10, 26, 47-42,
26-31, 41 [(47),36].


№155.

25 (7 A), 12, 26-21 ... и т.д.
– вариантная основа С.И.Беренштейна – ...
[(35),30]/[(50),36];

A (45), 3-14, 45, 16, 26-21, 27-32, 32-27,
47-20, 39-34, 29, 28, 39, 49 [(50),44].

..........Через много лет (в середине 80-х годов) Михаил Николаевич БАЛЯГИН снова вернулся к этой теме и составил несколько задач, в которых я сейчас обнаружил ПР. Но есть одна задача, составленная им совместно с Николаем Николаевичем ПУСТЫННИКОВЫМ, в которой ПР я не обнаружил и поэтому я решил ее также здесь опубликовать (данных о ее публикации у меня нет). Мне она понравилась и легкостью построения, и предельной экономией сил, и изяществом игры (хотя, к сожалению, вариация моей основы здесь не самая удачная). Вот эта задача:




..........Чтобы не утомлять возможных читателей моих воспоминаний-размышлений на заданную (мной) тему, сделаю перерыв. Итак, продолжение этой части (ч.4) следует.

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Окт 31, 2013 - 08:11 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


МОИ ВАРИАНТНЫЕ ОСНОВЫ
часть третья
..........В предыдущей части я дал ответ на вопрос, почему уже на самых ранних этапах моего композиторского творчества меня интересовало усложнение вариантных основ. Теперь же отвечу на второй вопрос: почему это касалось главным образом основ, открытых мной? Здесь есть два момента – объективный и субъективный. Объективный заключается в том, что поначалу я никаких вариантных основ просто не знал, и мне приходилось усложнять лишь те, которые я находил сам. Приведу такой пример из самой ранней моей практики – 1966 г.

Б.д.: c3, d2, d6, б.п.: a1, b4, c1, e1; Ч.п.: a7, b6. Запереть дамку и простую. Решение: ab2 (c5 A), de5, f2, a5, b6, fe3, a5, cd2, b4, b2 [(c1),a3]; A (a5), d2-f4, g7, b2, c5, c3, c1 [(a1),b2].

Несколько позже, приняв эту задачу за основу, я усложнил ее, добавив к ней вариант с финалом [(g1),f2]. Задача-усложнение выглядела так:

Б.д.: c3, f6, g1, h2, б.п.: b2, b4, c1, c5, e1, g3, g7; Ч.п.: b8, h8. Запереть дамку и простую. Решение: gf2 (a7), fg5, fe3, d6 и получилась вышеприведенная основа. A (c7), b6… [(g1),f2].

Это усложнение я послал Гарри ДАЛИДОВИЧУ, который мне прислал следующий вердикт Н.Н.ПУСТЫННИКОВА (моя переписка с Николаем Николаевичем началась несколько позже):


..........Попутно приведу еще два фрагмента из письма Гарри Далидовича. Первый – его обращение к Николаю Николаевичу с просьбой проверить мои задачи:

..........Второй – с отзывом Николая Николаевича ПУСТЫННИКОВА о моем творчестве того периода:


Каюсь, Гарри это письмо я не возвратил.

..........Но, как я уже указал, был и субъективный фактор в том, что усложнять я предпочитал свои вариантные основы, а чем дальше – и целые задачи. И заключается он в том, что, усложнняя собственные задачи, ты чувствуешь то, чего никогда не ощутить при усложнении чужих основ.

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Окт 29, 2013 - 04:39 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


МОИ ВАРИАНТНЫЕ ОСНОВЫ
часть вторая
..........Из двух задач, приведенных в первой части рассказа о моих вариантных основах, отношение к рассматриваемой теме имеет только первая. И хотя и основа, и ее усложнение оказались НЕ моими, в данном случае это значения не имеет, т.к. этот пример я привел лишь для того, чтобы показать, что усложнение открытых мной основ интересовало меня уже на самых ранних этапах моего пути в композиции. Здесь возникает два вопроса. Первый: почему усложнение? И второй: почему усложнение именно собственных основ? Сначала – ответ на первый вопрос. Он, по сути, дан уже в первой части – из-за моего восхищения перед все более сложной взаимотрансформацией финалов и вариантов. Именно поэтому я на предложение Михаила Николаевича БАЛЯГИНА обращаться к нему с любыми вопросами, связанными с композицией, в первом же своем письме попросил его прислать мне многовариантные задачи в русских шашках. Приведу ответ Михаила Николаевича на эту просьбу.

..........Удивление Михаила Николаевича по поводу того, что меня интересуют в первую очередь многовариантные задачи на малой доске, было, скорее всего, вызвано тем, что он еще не знал, что, во-первых, уже тогда я свободно себя чувствовал в составлении задач как «100», так и «64», причем, как позиционных, так и комбинационных, и, во-вторых, – что многовариантные задачи в русских шашках вызывали во мне тот благоговейный трепет, которого в 100-клетках я не ощущал – при всем моем восхищении перед ними. Природу этого различия я объяснить не могу, и тем не менее это было так. Да и разве можно было без благоговения создать, например, вот такую 4-х-вариантную задачу, в которой я – практически в самом начале своего композиторского творчества – сделал то, чего, кроме меня, никому сделать не удалось – объединить знаменитые, неоднократно усложнявшиеся, вариантные основы А.Г.Агеева и Н.Т.Трофимова на запирание дамки с простой в русских шашках, известные еще с начала 20-го века?!


С. И. БЕРЕНШТЕЙН

V Белорусский конкурс, 1969 г.

II Чемпионат СССР, 1971 г.

(«Dambrete», 1970-3-574)


Д+П

hg5, h6 (f6 A), g5, g7, ca7, bc5

– 2-х-вариантная основа
А.Г.Агеева (1908 г.) – (h6 B), g5, c1-e3, dg3, c3, ae3
[(g1),h2];

B (f6), g5, df4, a3, b4, ae3, a3, b2, e1, c3, c1 [(a1),b2];

A (a7), g5, g7, c7-b6, f8

– 2-х-вариантная основа
Н.Т.Трофимова (1906 г.) – (h6 С), g5, c5-e3, d6, h2
[(g1),a3];

С (f6), g7, b4-a5, h6, cd4, ce3, e5, c3, c1 [(a1),b2].

..........Приведу заодно и две свои задачи-100, в которых также представлена тема объединения известных вариантных основ.
..........Пример первый. Это был 1969 г., т.е. так же, как и в предыдущем случае, – начало (мне тогда было 18 лет) моего проблемистского творчества. Дело в том, что до меня существовала лишь одна 4-х-финальная миниатюра (Н.А.Раменского), но оформление ее было не совсем удачно. Мне удалось решить проблему создания 4-х-финальной миниатюры в идеальной форме, что не удалось больше никому. Вот эта задача.

С. И. БЕРЕНШТЕЙН

«Шашки», 1969-12-361

XI Всесоюзный конкурс 1969 г.

2-е место


П

13-22 (13 A), 38, 20, 37, 2 (17 B), 11, 43, 16, 21, 36-31 [26];

B (16), 47, 26, 21, 19, 26, 31, 19-41 [36];

A (28 ), 37, 11, 22, 19, 44 (24 C), 23, 23-40 [35];

C (25), 19-28, 40, 50 [45].


Отзыв Николая Николаевича ПУСТЫННИКОВА

об этой задаче:



(Из письма от 5 августа 1969 г.)

..........Следующая задача-100 на тему объединения известных вариантных основ участвовала в 12-ом Всесоюзном конкурсе (1970 г.), а затем ее исправление – в Одесском конкурсе (1973 г.), но и там было обнаружено ПР. Предлагаю ее новое оформление.

С. И. БЕРЕНШТЕЙН

Новая редакция –

публикуется впервые
Первоначальная редакция – см. Ш-1970-11-726

Д+П

44 (27 A), 23-34, 22, 10, 34-30, 48-42

– 2-х-вариантная основа М.Н.Балягина (1963 г.) –
(26 B), 22-39, 42, 46-37 [(48),35];

B (27), 22-39, 41, 38, 39-43 [(49),35];

A (26), 46-37, 30, 38, 36, 4-31

– 2-х-вариантная основа А.И.Шошина (1901 г.) – перенос на "100" –
(24 С), 29, 10-32, 39, 38, 5, 41 [(47),42];

С (25), 15, 37-41, 24, 32, 41, 37 [(46),35].


Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Окт 14, 2013 - 12:01 PM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


МОИ ВАРИАНТНЫЕ ОСНОВЫ
Ч.1
..........Взаимопереходы финалов и вариантов – вот чем меня всегда привлекали шашечные задачи, во взаимотрансформативных флуктуациях которых я всегда ощущал какую-то удивительную тайну – ту волнующую тайну всеобщей взаимосвязи, которая так поражала меня в физике, а точнее – в тех загадочных динамических взаимосвязях величин, о которых я часто размышлял, идя из детдома в школу и решая задачи олимпиады, вывешенные в кабинете физики, причем настолько самозабвенно, что однажды я так увлекся, что то, что я в какой-то момент преодоления для тех, кто идет на своих двоих, практически незаметного подъема совершил ошибку, я заметил лишь тогда, когда ощутил, что земля уходит у меня из-под ног (а точнее – из-под протезов) и костыли расползаются в мартовской черноземной грязи и я медленно, как это показывают в кино, опрокидываюсь на ранец с книгами и тетрадями, который я носил на спине, и передо мной распахивается дивная синева неба с плывущими в нем обрывками облаков, и я, полный восхищения, думаю о том, как же прекрасен мир, в котором все так взаимосвязано со всем, что из одного можно всегда вывести другое – как, например, из этой грязи, в которой я очутился то ли волей случая, то ли волей судьбы, те вечно куда-то плывущие и вечно куда-то зовующие облака, о которых, как о символе всеобщей взаимосвязи, я помнил даже тогда, когда много позже преподавал своим ученикам мою любимую физику и приводил им знаменитое гегелевское положение о том, что теория лишь тогда может считаться логически обоснованной, если все многообразие ее понятий может быть сведено к одному – цетральному, и наоборот – из понятия-ядра может быть выведено все это, на первый взгляд, не связанное через единый центр многообразие, приводя, к примеру, выведение всей совокупности термодинамических потенциалов из одной-единственной энергетической клеточки, которую я нашел после того, как разработал целостную энергетическую структуру моля, чего я не встречал ни в трех-томнике по общей физике Савельева, ни в учебниках других авторов (а позднее, набрав это словосочетание в гугле, получил ответ: «Нет результатов»), но в оригинальности чего я, разумеется, уверенным быть не могу, поскольку физика это все же не профессия для меня, а всего лишь источник красоты, равно как источником красоты является для меня и шашечная задача с ее магией взаимосвязей и взаимопереходов, которые я и стремился воплотить в своих не только 2-х-, но даже в 3-х-вариантных взаимотрансформативных комплексах уже на самых ранних стадиях моей сопричастности к этой волнующей стихии композиторского творчества, причем настолько ранних, что большинство из них неизбежно наскакивало на рифы если не пээров (побочных решений), то совпадений, примерами которых могут служить две следующие, зафиксированные в письме моего первого учителя в задачной композиции Григория Андреевича РУДНИЦКОГО, задачи.

..........Из письма Григория Андреевича РУДНИЦКОГО от 19.11.1967 г. (Обе приведенные в письме задачи составлены в начале 1967 г.)


Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Окт 14, 2013 - 11:46 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


ИЗ МОЕГО ФОТО-АРХИВА
КАК Я ПРИШЕЛ В ШАШКИ

............................................Чем для меня – земной букашки,
Носимой по ветру судьбой, –
Чем для меня явились шашки?..


...........С. Беренштейн.
...........«По нотам шашечных ходов»

.......... Это было в третьем в моей жизни детдоме. Мне было примерно 8 лет. Как-то я увидел, как во дворе возле второго корпуса девочки играют в какую-то игру. Я стал следить за ней, и через некоторое время одна из них предложила сыграть и мне. Я согласился и первую же партию у нее выиграл. И эта первая в моей жизни партия была связана не только с моей первой победой, но и с моим самым первым в жизни чувством, которому я тогда еще и названия не знал. Когда я выиграл, я вдруг почувствовал, что на меня кто-то смотрит. Я поднял от доски глаза и увидел небесной красоты девочку. Она сидела на крыльце (стоять она не могла из-за полиомиэлита) и сияла солнечной улыбкой. Да и вся она словно была соткана из солнечных лучей. От ее ярко-рыжих волос, ее светлого с рыжими веснушками лица, от ее смеющихся глаз на меня текли потоки неземного света. Так шашки вошли в меня и вместе с самым ярким чувством моего детства. Приведу свое фото того периода.
.......... Потом я стал принимать участие во всех шахматных и шашечных соревнованиях, которые проходили в детдоме буквально один за другим. Моими постоянными соперниками были Толик Остапенко и Сережа Румянцев. Толик был мальчик с уникальной памятью. Как-то он подъезжает ко мне на своей коляске (ходить он не мог) и спрашивает, что я читаю. Я показываю ему книгу, и он говорит: а, я ее читал и стал тут же слово в слово передавать по памяти, что в ней написано. А Сережа с поразительной легкостью решал комбинации из газет и журналов. Как-то он показал мне одну комбинацию из газеты. Я ее решить не мог, и он мне показал ее решение. Я был потрясен, когда он отдал все белые шашки, а затем одним сложной траектории ударом побил все шашки черных. Он мне рассказал, как во сне чья-то рука показала ему решение от первого до последнего хода и как он вскочил среди ночи и все решение повторил. Вместе с этой красотой в меня вошел удивительный мир шашечной композиции. Помню, я беспрерывно сотавлял свои комбинации и давал ему решать. И он решал их мгновенно. Показывал он мне и этюды. Но это уже было совершенно иная эстетика. Тут все было не так эффектно, как в комбинациях, но не менее завораживающе и таинственно. Я всегда поражался, как он их решает. Вроде и нет ничего обязательного и в то же время все неизбежно приходит к совершенно неожиданному финалу.
.......... Когда мне исполнилось 11 лет, меня перевели в другой детдом – в Крыму, а точнее – в Симферополе. Когда я приехал, это было лето, а летом весь детдом вывозили в лагерь, находившийся в Евпатории. Если предыдущий детдом находился рядом с лесом, а предпредыдущий у чудесной речки Ворскла, а еще предпред уже и не помню где (в смысле природы), то этот период моей жизни был прочно связан с морем. Помню, я долго не мог научиться плавать, пока внезапно, сделав какое-то необычное движение, вдруг почувствовал, что я плыву. Это непередаваемое чувство я помню всегда. С тех пор, когда не было волн (потому что когда я как-то поплыл во время волн, я чуть было не утонул), я любил заплывать далеко в море. У меня сохранилось фото, где я на пляже в Евпатории.


Я в центре
..........Так вот, возвращаясь к нашим шашкам, там – в этом новом детдоме – шашечные и шахматные турниры проводились довольно часто. Моим постоянным соперником был Володя Кантор. Как-то он приносит мне одну шахматную задачу на мат в 5 ходов, которую он не мог решить. Я ее тоже решить не смог. Потом, через несколько месяцев, он с триумфом говорит: решил! Я, не говоря ни слова, расставляю позицию и, не задумываясь, делаю все пять ходов решения. Он был поражен, но не менее был поражен и я, ведь я этого решения не знал. Много позже я узнал, что такое телепатия, и со временем понял, что обладаю этим редким даром, как, впрочем, и еще одним удивительным даром – видеть звуки. Долгое время я был уверен, что этой способностью обладают все, но позже понял, что этого не может никто. По крайней мере, я таких людей не встречал. Вероятно, поэтому я и мир вижу несколько по-иному. Да, так именно Володя как-то принес мне газету «Крымская правда» с шашечным отделом в нем, который вел Григорий Андреевич РУДНИЦКИЙ, а позднее и Александр Михайлович ПАВЛОВ. Это был 1965 год. И тут я увидел волшебный мир шашечной задачи. Помню потрясшую меня задачу Николая Николаевича ПУСТЫННИКОВА – 100-клеточую миниатюру, в которой простая запиралась на весу. Когда я увидел этот финал, я не мог этому поверить – неужели возможна такая красота?!
Вот это чудо!





Когда тоска иль неудачи
Меня преследуют порой,
Тогда лишь в шашечной задаче
Я обретаю свой покой.

Лишь в ней – в гармонии бездонной,
Пространств пронзая даль и лет, –
Нирваны чудом животворным
Струится мне отрадный свет.

Какое дивное творенье –
Игра свободы и ума!
Каким таинственным виденьем
Здесь будто жизнь течет сама!

Здесь предо мной, как на пуантах,
Мой зачаровывая взор,
Парят, сплетая вариантов
Непредсказуемый узор,

Ходов мерцающих потоки –
И я как будто унесен
Туда, где в сердце одиноком
Тот давний детства льется сон.

(«По нотам шашечных ходов»)

.......... Уже через полгода в этой газете была опубликована и моя первая задача.

Чем для меня – земной букашки,
Носимой по ветру судьбой, –
Чем для меня явились шашки?..
Я вспомнил вдруг: небес трубой

Они во мне заклокотали,
Взрывая яростную боль,
И, разрывая круг печали,
На жизнь воззвали и на бой.

И вот над шашечной доскою
Склонюсь лишь только – и полки,
Ведомые небес игрою,
Суровы, смелы и легки,

Вперед – в последнее сраженье
Идут за рядом новый ряд.
Здесь все: атаки, окруженья,
Прорывы, воля и азарт.

И мысль, свободная, как чувство,
Здесь верой страстною влечет, –
И тактики живой искусство
Венчает планов тут расчет.

(«По нотам шашечных ходов»)

..........Через три месяца после публикации моей первой задачи в "Крымской правде" там же была опубликована еще одна моя задача, которую я считаю истинным началом своей композиторской деятельности.
Вот эта задача:


1. 39-25...

Но здесь – особая задача.
Здесь цель – не просто победить.
Победа «просто» – неудача.
Сраженья цель – одна: пленить.

Но что бывает горше плена –
Кому на свете то не знать?
Здесь высшей пробы платят цену,
Чтоб доли этой избежать.

Здесь жизни высший смысл поставлен
На карту яростной судьбой:
Свобода – вот небес посланье!
Вот отчего клокочет бой!

И в упоенье этой битвы
Я все земное забывал

И небу возносил молитвы
Сквозь творчества девятый вал.

Те бренные взрывая путы,
Которые послал мне рок,
Я в эти дивные минуты,
Как самый главный свой урок,

Всегда твердил одно и то же
Сквозь вихри огненные битв:
Свобода – вот она, о Боже!
Святая цель моих молитв.

Всей жизнью за нее платить я
Готов, чтоб избежать цепей, –
Лишь за нее иду на битву
Я каждый миг судьбы своей.


«По нотам шашечных ходов»

.......... Тут хочу отметить, что еще до публикации этих моих первых задач в газ. "Крымская правда" я принял участие в первом в моей жизни конкурсе решений (проведенном этой газетой), по итогам которого мне был присвоен 2-й разряд по игре. Спустя 30 лет Григорий Андреевич РУДНИЦКИЙ так напишет о роли этого конкурса в моей шашечно-композиторской биографии:
Вот мой перевод этой заметки на русский язык:
..........«Осенью 1965 года был организован первый в крымской периодике конкурс на лучшее решение шашечных композиций. В нем принимали участие и начинающие, и разрядники, и титулованные шашисты, например, мастера спорта Н.Пустынников из Тихвина (ставший впоследствии моим наставником и бессменным тренером – С.Б.), Л.Витошкин из Гомеля. Лишь формально не имели тогда мастерского звания Б.Волков из Волгограда (с которым впоследствии у меня установилась переписка и интересное сотрудничество – С.Б.) и М.Балягин из Ленинградской области (ставший впоследствии моим наставником в задачной композиции – С.Б.), который каждый год был в длительных служебных командировках на номерном заводе в Феодосии, а симферопольские кандидаты Д.Сапогов и И.Дмитриев со временем также стали мастерами спорта. Невероятно, но, когда были подведены окончательные итоги, то, среди его победителей, наряду с этими именитыми участниками, оказалось также и имя новичка – восьмиклассника шестой симферопольской школы Семена Беренштейна, у которого не было никакого шашечного опыта, а данный конкурс был для него вообще первым. Такая спортивная сенсация, разумеется, произвела соответствующее впечатление на опытных знатоков игры, но никто из них тогда не догадывался, что это дебют будущего классного проблемиста.
..........В следующем году в печати появляется первая задача С.Беренштейна, довольно быстро был взят мастерский рубеж, а теперь Семен Иосифович – гроссмейстер...»
..........Шашечный отдел («Дамниця», выпуск 153-й) газеты "Кримська свiтлиця" от 18.05.1996 г.
..........Задача на диаграмме посвящена Григорию Андреевичу РУДНИЦКОМУ

..........Григорий Андреевич РУДНИЦКИЙ, с которым я познакомился благодаря этому конкурсу, сыграл исключительную роль в моем творческом становлении. Именно он, став моим первым учителем, ввел меня в прекрасный мир шашечной композиции, за что я ему всегда благодарен, равно как и за ту всемерную помощь и поддержку, которую он всегда оказывал мне на всех этапах моего пути в шашечном творчестве. Приведу самое первое мисьмо, полученное мной от Григория Андреевича:


Письмо написано в феврале 1965 г.

.......... Приведу еще одну из своих лучших задач, которую я посвятил Григорию Андреевичу РУДНИЦКИМУ.

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

Улучшение задачи,
впервые опубликованной
на сайте «МиФ»
12.05.2009

Данная задача является одновременно
исправлением моей задачи,
которая была опубликована ранее (02.09.2012)
на этом форуме и в которой Пётр Павлович МАТУС
нашел ППР.
Публикуется впервые


П
.

.[28]

.[35]

.[36]

.[45]

.{35}

.{45}

41-36 (35 A), 30, 20, 39, 5-10 (13:4 B), 9, 14,
1, 1:20, 33 [28],

B (15:4), 10, 44, 1,
I 36:20, 1:10, 30,
37-19 (24 C), 23, 23-40 [35];

C (25), 19-28, 40, 50 [45];

A (43), 48, 25-30, 26, 20, 11, 9:20, 4, 47, 26,
31, 5-41 [36].



I 1:20?, 10 (50! I-A);

I-A (15?), 30 … B ... {35/45}.

А миг любой – как ход нежданный:
Всегда – прорыв иль западня.
Но всюду нитью Ариадны
Была надежда для меня.

И в лабиринте всех сплетений
Коварных замыслов любых
Она истоком озаренья
Была на всех путях моих.

С ней я бесстрашно опускался
В те запредельные миры,
Где предо мною открывался
Волной причудливой игры

Поток, не воплощенный жизнью,
Чей, уплывающий в туман,
Финалов, схем и механизмов
Необозримый караван

Я, как в магическом кристалле,
Душой плененной созерцал,

И где аккордам идеала
Я с замиранием внимал.

В том многозвучии аккордов
Тех сфер незримый музыкант
Вел партитуру переходов
Из варианта в вариант,

И на неведомом органе
По нотам шашечных ходов
Он контрапунктами финалов
Хоралы тех творил миров,

Чьи тайны я постичь стремился,
Желая страстно в них найти
Исполненные новым смыслом
Те сокровенные пути,

Что вечно манят, как виденье,
Сквозь несмолкающий прибой
Сомнений всех и всех прозрений
Игрою бездны роковой.


«По нотам шашечных ходов»

..........Через несколько месяцев после публикации моей первой задачи произошло следующее событие, которое сыграло переломную роль в моей жизни. Я пару месяцев назад закончил с отличием 8-летнюю школу, и встал вопрос – что дальше? А дальше случилось следующее. Воспитанники симферопольского детдома буквально разгромили его. Причину я не знаю, т.к. ни в каком качестве в этом задействован не был. Вопрос был решен так. Детдом расформировали. Всех его воспитанников разослали по другим детдомам Украины. И только для меня, как не участвовавшего в этом... мероприятии, было сделано исключение – меня перевели в школу-интернат под Евпаторией. Тут один интересный момент, объясняющий, почему руководство знало, что я не участвовал в погроме. Дело было так. Я сижу в комнате, где мы после возвращения из школы, которая находилась недалеко, делали домашние задания, и что-то читаю. Вдруг слышу, что со двора летят камни и что уже начали биться стекла на втором этаже и этот обстрел приближается к окнам в комнате, где я находился. Но из-за того, что перед окнами были кусты сирени, то те, кто бросал камни, не могли пристреляться. Я все сразу понял, раскрыл настежь окна и сел под стол. В этот момент и заходят директриса детдома, воспитательница (я ей всегда благодарен, т.к. она, как-то увидев, что я читаю книгу на французском языке, сказала мне: вот твоя профессия!), сестра-хозяйка и еще несколько сотрудников детдома. Они еще ничего не поняли. Увидев меня под столом, они спрашивают, что я там делаю и что случилось? Я отвечаю: сейчас увидите. И тут в комнату влетает первый камень. Этот момент я запомнил навсегда, так как это была ожившая картина "Последний день Помпеи". Короче, так начался новый этап в моей детдомовской жизни. (В скобках замечу, что жизнь в интернате кардинально отличалась от детдомовской, но в эти детали я углубляться не буду.) Вышеназванную школу я окончил с золотой медалью и т.д. Правда, иностранный язык мне нужно было учить другой, т.к. французского там не было и я быстро (ведь в детстве языки даются легко.) выучил немецкий, не зная, что меня ведет судьба в нужном направлении, т.к. через много лет я буду жить в Германии, о чем я тогда, конечно, и подумать не мог, когда с наслаждением читал "Лорелею" Гейне.

..........Вообще-то, я хотел писать о шашках, но, поскольку все равно уже несколько отвлекся, то сделаю перерыв на прекрасной песне "Лорелея", разумеется, на немецком языке. Но сначала приведу свое фото, сделанное в интернате.


Ссылка

.......... В школе-интернате я сразу же начал играть в двух турнирах по переписке – в обычном, в котором я встретился с Гарри Далидовичем, ставшим впоследствии Чемпионом СССР по шашечной композиции в разделе "Задачи", и тематическом (по дебюту "Косяк"), в котором я выполнил норму первого разряда по игре.
..........Приведу одну из партий тематического турнира:
"Крымская Правда"

26.06.1968

.......... В этот период были опубликованы мои новые задачи в "Крымской правде". Вот, к примеру, две из них (опубликованные в одном выпуске).
"Крымская правда"

24.06.1967


.......... Задачу, данную в нотации, приведу на диаграмме.


Д+П

1. 16-32...

.......... Приведу также решение задачи, данной в шашечном выпуске на диаграмме.

32-28 (43 A), 38, 31-36, 42, 39, 25, 42, 48 [(47),42];

A (21), 27, 38, 6, 32, 22, 9, 27, 49 [(40),44].

..........Когда я увидел, в каких невероятных вариациях Николай Николаевич ПУСТЫННИКОВ обработал мою задачу, я был и восхищен, и потрясен. Это был поистине высший пилотаж задачно-композиторского искусства. Этот великолепный "мастер-класс" Великого Маэстро я запомнил навсегда.

..........Из этих двух задач виден приоритет комбинационности моего творчества, хотя, конечно, я тонко чувствую и эстетику позиционных задач, о чем можно судить хотя бы по следующей задаче:

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

Одесский конкурс 1974 г.

2–4 места

(исправление задачи, опубликованной
в ж. «Шашки», 1973-3-1252)



Д+П

9-4 (11 A), 17

– 2-х-вариантная основа автора задачи –
(13 B), 27, 28-22, 44, 44, 41, 24-47 [(36),25];

B (33), 38, 22, 44, 44, 41, 4-36 [(47),25];

A (50), 37, 14-23, 4-15, 42, 16, 11, 23-29, 49-43

– 2-х-вариантная основа А.И.Куличихина (1958 г.) –
(17 C), 22, 29-33, 39, 49 [(48 ),43];

C (16), 18-31, 26, 37-31, 15, 47, 34-40, 40, 39, 47-38,
37, 47 [(46),41].


.......... Приведу самое первое письмо, полученное мной от Николая Николаевича. Это был последний год (я тогда учился в 10-ом классе) моей учебы в школе.

..........Это письмо я храню всю жизнь. С него началась наша переписка, длившаяся до самой кончины моего дорогого учителя, помощь которого была для меня бесценна и чью человеческую теплоту я ощущаю и сейчас.
.......... Приведу одну из своих лучших задач, которую я посвятил памяти Николая Николаевича ПУСТЫННИКОВА.

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

Первая публикация –

на этом форуме

23.10.2012





I 16-11 (26 A), 19 (35:13 VP1),
29-20, 20, 29, 46, 43:8,
30, 6 [1,37,41,42,43];



VP1 (33:13), 15-29, 29… VP…
[1,37,41,42,43];

A (8), 7-12, 7, 19, 15-29, 50, 50:30
[25,26,32,38,42].





I 19? (33:13! I-A);

I-A (35:13?), 16-11 (26 I-A-A),
29-20, 20, 29, 46,
43:8, 30, 6 {1,37,41,42,43};

I-A-A (8), 7-12, 7, 15-29, 50,
50:30
{25,26,32,38,42}.

..........В 1967 г. была опубликована моя первая задача в журнале "ШАШКИ" (Ш-1967-4-43).

.......... В том же году (1967) у меня началась переписка еще с одним моим учителем и наставником в шашечной композиции – Михаилом Николаевичем БАЛЯГИНЫМ. Помню свое удивление и волнение, когда я сидел на веранде спального корпуса интерната и мне принесли письмо от Михаила Николаевича, начать переписку с которым (равно как и с Николаем Николаевичем Пустынниковым) мне настоятельно советовал Григорий Андреевич Рудницкий, но я так и не набрался духу сделать это первым. Вот начало этого письма

..........Позже ННП (так мы называли в переписке нашего "прокурора" Николая Николаевича Пустынникова) в задаче из этого письма нашел ПР.

..........Начавшаяся с этого письма переписка с Михаилом Николаевичем длилась многие годы, и его помощь и чисто человеческое участие в моей как шашечной, так и внешашечной жизни я помню всегда с величайшей благодарностью.
.......... Приведу одну из своих лучших задач, которую я посвятил памяти Михаила Николаевича БАЛЯГИНА.

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

Первая публикация –

на этом форуме

09.01.2013


Д+5П

27 (22 A), 31, 8, 9, 45-40, 19, 31,
31-37, 11, 29, 50
[(46),36,38,41,43,45];



A (21), 25, 32, 28, 9, 14, 28, 45-50
(32 A1), 49-44,29, 44-40, 3, 14,
14-28, 28-33, 33-44, 49, 49-40, 39,
49 [(48),1,26,31,36,43].




A1 (21), 49-44, 3, 29, 44-40, 14,
14-28 ... вар. А...
[(48),1,26,31,36,43];

..........Приведу еще несколько задач, составленных и опубликованных в Крыму.
"Крымская правда"

Шашечный выпуск №100

22.11.1967


"Крымская правда"

26.06.1968


Позицию, приведенную
в нотации, даю на диаграмме:


С.И.БЕРЕНШТЕЙН

"Крымская правда"

14.08.1968

Запереть простую

1. 22-17... [1]+[36]

..........Позже я предыдущую задачу усложнил, добавив к ней еще один финал – [16]. Вот это усложнение:

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

V Всероссийский конкурс

1970 г.

2-й приз

Запереть простую

13-8 (1 A), 16, 31-27 ... см. предыдущую
задачу ... [1]+[36];

A (21), 28-17, 2-11, 33, 26, 27,
11, 26-21 [16].


..........Предлагаю две задачи, из тех, что были мной отправлены на конкурсы, когда я еще жил в Крыму.

С.И.БЕРЕНШТЕЙН

IV Всероссийский конкурс

1968 г.

8-е место

Ш-1968-10-100
Дата составления: 08.11.1967

Запереть простую

23 (30 A), 9, 50-17 – (эту 2-х-вариантную
основу я открыл буквально за несколько
минут до составления данной задачи) –

(12 B), 42, 20, 44, 35, 40, 50 [45];

B (11), 9-22, 2, 7, 27, 11, 26-21 [16];

A (2), 50-17, 20, 6-11, 47, 28, 31, 28-41 [36].


С.И.БЕРЕНШТЕЙН

Всесоюзный конкурс
юбилейной олимпиады, посвященной
50-летию БССР и Компартии
Белоруссии
(проведен газетой
"Советская Белоруссия")

1968 г.

4-7-е места на равных

"Dambrete"-1969-1-235
Дата составления: 24.07.1967

Запереть две простые

20 (14 A), 9, 9, 23, 12, 47, 33, 48 [39,43];

A (15), 17-12, 18-29, 45-34, 38, 30, 40,
39, 25, 30, 22, 22-44 [40,45].

.......... Через год после первой публикации в ж. "Шашки" я составил задачу (еще учась в школе-интернате), которая (уже когда школу я окончил и переехал в Харьков, поступив там сразу в два учебных заведения) заняла второе место в IV Всероссийском (на правах всесоюзного) конкурсе по шашечной композиции (1968 г.) и с которой началось мое стремительное восхождение к высшему на тот момент званию в шашечной композиции "МАСТЕР СПОРТА СССР".
..........Вот эта задача:

"Шашки"-1968-10-108



9 (14 A), 31, 23-18, 32 (44/50 B), 25, 10, 25-20 [15];

B (17/11), 10, 19, 44 (24 C), 23, 23-40 [35];

C (25), 19-28, 40, 50 [45];

A (13), 21, 8, 7, 41-47, 11, 28, 26, 31, 28-41 [36].

В итогах об этой задаче сказано:

«Хорошая четырехфинальная задача

на оригинальной основе»
.

И тайны искра, что добыл я,
Миров тех запредельных весть –
Как откровение и символ,
Как зов неукротимых бездн,

Неугасимого девиза
Пронзила огненной стрелой:
Мне высший дар отныне вызов –
Будь он небесный иль земной!

И пусть по воле провиденья
Предуготован горький плен,
И неизбежно пораженье,
И не восстать уже с колен,

То и тогда – последним вздохом,
Последним стоном злой судьбы,
Последних сил сзывая крохи,
На хрипе горестной трубы –

Я возвестить без сожаленья
Успею болью всех утрат:
Ни смерти нет, ни поражений,
Коль рок свой встретишь как солдат.

(«По нотам шашечных ходов»)

.......... Вот мое фото того периода (я студент 1-го курса факультета иностранных языков Харьковского государственного университета и 2-го курса Харьковского учетно-экономического техникума):


За период с 1968 по 1970 гг. мои основные спортивные результаты

следующие:


СОРЕВНОВАНИЯМЕСТА
1968 г. IV Всероссийский конкурс2-е, 6-е, 8-е места
1968 г. Всесоюзный конкурс юбилейной олимпиады, посвященной 50-летию БССР и Компартии Белоруссии (проведен газетой "Советская Белоруссия")4-7 места на равных
1969 г. V Белорусский конкурс 1-е, 2-е, 3-е места
1969 г. XI Всесоюзный конкурс 2-е, 5-е, 10-е места
1970 г. V Всероссийский конкурс1-й и 2-й призы
1970 г. XII Всесоюзный конкурс 5-е место

Привожу слова Николая Николаевича ПУСТЫННИКОВА

об этом периоде моего творчества:



Из письма от 18.01.1970

.......... Норматив (24 балла (за 6-е место во всесоюзном и за 3-е место в республиканском конкурсе начислялся один балл, а за каждое более высокое место начислялся на один балл больше)) для присвоения звания "МАСТЕР СПОРТА СССР" я выполнил (набрав 27 баллов) в 1971 году.
Поздравление от первого учителя –

Григория Андреевича РУДНИЦКОГО
:



Сообщение в "Крымской правде":



Вот отзыв Николая Николаевича ПУСТЫННИКОВА

о задаче из этой заметки:





(Из письма от 5 августа 1969 г.)

.......... Официально звание "МАСТЕР СПОРТА СССР" мне было присвоено в январе 1972 г. Задержка была связана с тем, что я в этот период, в связи с тяжелой операцией, лежал в больнице и у Зиновия Исааковича Цирика, который взял на себя все хлопоты по оформлению этого звания, возникли проблемы со сбором информации.
Поздравление от тренера – Николая Николаевича ПУСТЫННИКОВА:


Из письма от 09.05.1972


Поздравление от Михаила Николаевича БАЛЯГИНА:


Из письма от 09.04.1972


..........Думаю, что лучшим подтверждением справедливости слов моих учителей о заслуженности мной мастерского звания стала победа в двух ближайших конкурсах – тематических конкурсах журнала «64». Вот задачи, занявшие в этих соревноваиях первые места:
Тематический конкурс

еженедельника «64», 1972 г.

Тема:

запирание простой на весу

в стоклеточных шашках


(Судья ─ Н. А. Раменский)

("64", №19, 1973 г.)
Тематический конкурс

еженедельника «64», 1974 г.

Тема:

запирание двух простых

в стоклеточных шашках


("64", №7, 1975 г.)




..........Значек и удостоверение МАСТЕРА СПОРТА СССР мне вручил лично Зиновий Исаакович ЦИРИК.

..........С Зиновием Исааковичем ЦИРИКОМ связан уже послекрымский этап моей шашечной, да и вообще жизни, который начался в 1968 г., когда я после окончания школы приехал в Харьков и который длился вплоть до моего отъезда в Германию в 2001 г. То есть во многом этот период выходит далеко за рамки темы этих моих воспоминаний, но я решил все-таки привести здесь свой пост, который я давал на этом сайте (на форуме "Не стало Зиновия Цирика") ранее, т.к. самое его начало связано с данной темой непосредственно.
..........«Судьба подарила мне счастье многолетней дружбы с этим прекрасным человеком. Мы познакомились, когда мне было 18 лет. В шашечных отделах харьковских газет («Соцiалiстична Харкiвщина» и «Вечерний Харьков») он всегда публиковал мои задачи, которые я посылал ему, причем делал это мгновенно. За них я получал гонорар, который в то время был для меня довольно значимым. Он часто приходил ко мне (наши дома были совсем рядом), и мы беседовали с ним буквально обо всем. Он приносил мне пластинки великих итальянских оперных певцов, и благодаря ему для меня открылся новый прекрасный мир. Я помню его удивительные глаза, когда он слушал музыку. Как глубоко и тонко он чувствовал эту волшебную красоту! И, конечно же, Зиновий Исаакович показывал мне свои запредельной глубины анализы эндшпилей. Причем, что меня особо поражало, что это была не просто голая глубина технического расчета, но глубина, одухотворенная непередаваемой красоты гармонией. Что-то было общее в блеске его глаз, когда он показывал мне свои бесчисленные варианты и когда слушал музыку. И боль, и радость, и восхищение. Ну как тебе, Сеня, спрашивал он меня. И я ему не раз говорил, что пройдет время и я напишу о нем так, как еще никто и никогда о нем не писал. Когда я читал многочисленные статьи в разных газетах и журналах, посвященные его творчеству, я всегда говорил, что это все не то, т.к. не передают они того, что чувствовал я. Да, все было верно в этих статьях – и о глубине, и об оригинальности, и о молниеносности расчета, но не было в них, на мой взгляд, самого главного, самого сокровенного в этом незаурядном творчестве – Гармонии, Эстетики, Красоты. И для меня было большой честью, когда Зиновий Исаакович сказал мне: Сеня, статью к моей новой книге напишешь только ты. «Художник шашек» – так называется эта статья, вошедшая в качестве предисловия в его последнюю книгу «Шашки – моя жизнь» (ее можно прочесть на сайте «Тавлеи»), и в этом названии выражена сама суть моего понимания природы творческого феномена Цирика. Приведу лишь фрагмент из нее.

..........«Творчество Цирика – это сама воплощенная суть шашечного искусства, его подлинно философской глубины, многомерности, многогранности, его чарующей поэтичности. Как и все истинно великое, оно исполнено прозрачной ясности, удивительной простоты и пронзительной красоты, которые, будучи слиты воедино, наполняют каждого, кто приобщается к этому животворному источнику, волнующим трепетом сопричастности тайне, доступной лишь гениям.

..........Тайна Цирика – это тайна шашек – их огонь, их боль, их страдание, их радость, их счастье, их свет, их гармония. Творчество Цирика неисчерпаемо и непреходяще, как само Искусство.»

..........Когда я уезжал в Германию (2001 г.), Зиновий Исаакович пришел проводить меня, и целый час он мне на прощанье рассказывал о шашечной истории Харькова. Это было, как всегда, потрясающе интересно, и если мне удастся, этот его последний рассказ я когда-нибудь опубликую.»

..........Позже я смог осуществить свою мечту – нашу прощальную беседу я опубликовал на youtube-е (в трех частях: ч.1, ч.2, ч.3).
.......... Мне никогда не забыть того волнения, с которым я прочел дарственную надпись на обороте фото, подаренного мне Зиновием Исааковичем в 1992 г. Вот эти дорогие мне слова:



МАЭСТРО

Две тайны – музыка и шашки,
Как два безбрежных океана,
В душе свободной и бесстрашной
Слились аккордами органа.

В душе, не знающей покоя,
Повелевающей штормами,
Бушует вечною игрою
Незатухающее пламя.

И в этой музыке гармоний –
Средь черно-белого смятенья –
Какою огненною болью
Вдруг прожигает озаренье!

О эта мука откровений, –
Каких достойна ты оваций,
Когда сверкающим виденьем
Взметнётся буря комбинаций!

Когда она взорвет преграды
И разметает укрепленья, –
Какая дивная отрада
Вдруг заиграет в упоенье!

А может... вместо этой бури –
За жертвою необычайной,
Как диссонансом партитуры, –
Тишайший ход, как бы случайный,

Всплывет – и бездну перекоса
И запредельного смятенья
Взрывает чудо парадокса,
Чью тайну знает только гений.

Иль, может, так... лишь полутенью,
Лишь полутоном, лишь намёком –
За ходом ход, как по ступеням, –
Манёвр, рассчитанный далёко.

Нет! Не рассчитанный – пронзённый
В одно безумное мгновенье,
Когда, стрелою унесённый, –
Он весь полёт и вдохновенье.

О! Не пустая то забава
Для суеты и праздной лени, –
Здесь всех веков звенящей лавой
Клокочет таинство Вселенной.

Здесь мысль и дух, и тайны мира,
И зов сражений и победы, –
Здесь и высоты, и глубины,
Здесь боль, страдания, и беды, –

Здесь всё поёт могучей силой,
Вздымаясь вихрями оркестров, –
Здесь дирижёр – Зиновий Цирик! –
Великий шашечный Маэстро!

..........Это стихотворение мной было написано к 80-летию Зиновия Исааковича ЦИРИКА и впервые опубликовано
в газ. "Русский базар", а затем – в его итоговой книге «ШАШКИ – МОЯ ЖИЗНЬ».

..........(Новая редакция, впервые опубликованная ранее на этом форуме)

Семён Беренштейн

.......... В заключение этой – финальной – части моего повествования предлагаю одну из своих лучших задач, которую я посвятил памяти моего дорогого друга, гениального шашиста и человека большого сердца – Зиновия Исааковича ЦИРИКА.


С. И. БЕРЕНШТЕЙН

Первая публикация –
на этом форуме 13.09.2012
Посвящается памяти

Зиновия Исааковича ЦИРИКА




П

8 (3 A), 8, 28-22, 9, 36, 7 – 2-х-финальная основа
автора задачи – (12/15 B), 25-30, 28, 10, 9, 48, 49 [43];

B (30), 50, 16, 18, 33, 16:20, 48 [42];

A (1), 26-17, 31, 18, 6, 4, 8, 19, 11, 46/19-37, 26, 31,
19/46-41 [36].


Примечания:

При 12→пр.ППР: 34-29, 23, 25-20, 26-17, 33, 7, 4,
8 (34 a), 30, 40, 35, 40, 50 [45];
a (40), 44… [45].

При 7→пр. – перестановка 2-го и 3-го ходов в VP.

..........Хотел было уже поставить точку, но, перечитав весь текст еще раз, заметил, что из приведенных задач все, за исключением одной, – в стоклеточные шашки, и поэтому – для более объемного представления о моем композиторском творчестве (хотя уже явно за рамками темы) – представлю еще несколько своих, входящих в состав моих лучших, задач в русские шашки.

С. И. БЕРЕНШТЕЙН



«Кримська свiтлиця»

21.12.199606.11.199614.12.1996


Усложнение моей задачи,
опубликованной в этой же
газете 31.08.1996

Первоначально в этой
задаче на g5 стояла
дамка



З А П Е Р Е Т Ь...Д В Е...П Р О С Т Ы Е

eg5 (f4 A), I hg3 (h2 A1),
h4, с5, fg3, d8, d2 [b4,c3].

A1 (e3), d4, dc5, d4, f8:c5, g5,
d4, df2 [g3,h2];

A (e3), d4, g3, c5… вар. А1...
[g3,h2].


I fg3? (f2! I-A, I-B);
I-A (e3?), d4, dc5… VP... {b4,c3};
I-B (h2?), II hf2, c5… вар. А1...
{g3,h2};

II c5? (b4! II-A);
II-A (d4/e3/f2?), c5… VP...
{b4,c3}.
d4 (e7 A), d4, d4-e3, a5,
gf4, g5, ag5 [d2,h6];

A (a7), db4, g3, g1, g5, g3,
ac5, a7 [b8,h2].

c5, c5 (e3 A,B), e5, b8, e3,
g3, f4, g5 [f2,h6];

A (f2), d6, a7, g7, dg5, e1,
g7, h2, f2 (h4 C), hg3 [a3,h4];

C (f4), hg3, g1 [a3,h2];

B (d4), g3, e:h4, f4 (e3 B1), b6,
f2, f2, h2… вар. А… [a3,h2/h4];

B1 (h6), b6… вар. В… [a3,h2/h4].



IX Чемпионат Украины

1996 г.
«Кримська свiтлиця»

05.04.1997
«Кримська свiтлиця»

19.10.1996



З А П Е Р Е Т Ь...Д В Е...П Р О С Т Ы Е

bc3, f4 (e5 A), cb4, c1, g5,
g3, b2 [a3,d2];

A (c5), b6, g7, g7, g1, g5,
g5, ba7, af2 [g3,h2].

g5 (b6 A), f2, hb2, h4, e1
[c3,d2];

A (h4), hf6 (g5 VP1), e7, f2, h4
(b2 A1), c3, e1 [a5,d2];

A1 (f2/g3), e1, c3 [a5,d2];

VP1 (b6), fb2, f2, h4, e1 [c3,d2].


e3 (d2 A), f4, e3, g5 [f2, h6];

A (f2), e3, f4, g5 [d2, h6].


О шашки, шашки!.. Жизнь, игра ли? –
Умом того мне не постичь.
Лишь только знаю, что едва ли
Забыть смогу тот дивный клич

И тот огонь очарованья,
Которым с детства был пленен.
О шашки!.. Дар небес случайный –
Судьбы моей волшебный сон.

Но жизнь прошла, как сон туманный...
И вот в далекой стороне
Задачи шашечной нирвана
Опять порой звучит во мне.

И хоть былого нет азарта,
А лишь безбрежная печаль,
Я сквозь глубины вариантов
Все так же всматриваюсь вдаль.

И веруя, что не букашкой
Я завершаю свой финал,
Я уношу с собой вас, шашки,
Как бездн немолкнущий хорал.

(«По нотам шашечных ходов»)


ПРИМЕЧАНИЕ:

Начало (в которое я внес некоторые исправления и уточнения) этого поста было впервые
опубликовано ранее (Окт 14, 2011) на этом сайте на форуме "Как я пришёл в шашки".

Семён Беренштейн

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Сен 14, 2013 - 05:31 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


Анатолий САВЧЕНКО

Мастер ФМЖД

по шашечной композиции


Международный конкурс

«Пинск–2011», 9 очков.


b8 (d4 A), e7 (f6 В), e5, a3+;

A (c7), ef6, f6, d6(e7), f8, c5, g1+;

В (c7), c5(b6 С), f8+; С (f6), e3+.


Легальность: fe7 (h8:d8).

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Сен 13, 2013 - 02:32 PM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514




П. П. МАТУС

Исправление задачи из

17-го Всесоюзного конкурса 1977 г.

(Публикуется впервые)
Посвящается

Семёну БЕРЕНШТЕЙНУ



П

I, II 30-24 (43А), 15, 2, 2-11, 10, 25 [20];

А (23), 28, 25, 7-11, 34, 14 [5].



I 15? (23! I-A, I-B);
I-A (43?), 30-24 ... VP ... {20};
I-B (25?), 23, 26, 7-11, 44, 33, 35, 40, 50 {45}

II 23? (43! II-A);
II-A (25?), 15, 26, 7-11, 44, 33, 35, 40, 50 {45}.

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Авг 04, 2013 - 08:37 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


ИЗ ПОЭТИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ

ВЛАДИСЛАВА МАЛИСА

(1940 – 2006)




Владислав Александрович МАЛИС –

на одном из поэтических вечеров


СЕНЕ

…….. С.И.Беренштейну


На сече – речь. Слова клинкам.
В руинах башня Вавилона.
Но гнев угас, и языкам
Наказ – собраться у Семёна.

Кто ищет славы, он – слова:
Стеной полки – на книжны полки.
Фонем колонна прорвала
Магнитофона перепонки.

Руно стригущие у дел.
Уделали Момона – голый.
Тебе же высший дан удел –
Хранить Божественны глаголы.

Ладошка за окошком – лист.
Финал фиесты, и маэстро,
Непревзойденный этюдист,
Сажает дамочку на место.

Пятидесятка на весах.
На сене – ясный месяц в яслях.
Господь следит на небесах,
Чтоб Сенина заря не гасла.

И мы встречались иногда,
Язык ломали над строкою,
И Вифлеемская звезда
Сияла над твоим покоем.


07.09.2000


Из книги:

ВЛАДИСЛАВ МАЛИС

"ЧЕРЕСПОЛОСИЦА"

Харьков - 2004

Примечания

к строке «Пятидесятка на весах»

1. Стихотворение написано к моему 50-летию.

2. Весы – мой знак зодиака.

(Семён Беренштейн)

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Июль 24, 2013 - 08:21 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


К ЮБИЛЕЮ

ПЕТРА ПАВЛОВИЧА МАТУСА



Сегодня одному из ярчайших шашечных проблемистов – Петру Павловичу МАТУСУ – исполняется 60 лет. От души поздравляю своего коллегу по композиторскому цеху с этим юбилеем и в качестве подарка предлагаю эссе, опубликованное мной на сайте «МиФ» 23.07.2008 г.

Семен Беренштейн
«В недавно вышедшей книге Е.В.Зубова и В.П.Матуса «Гранды России по шашечной композиции. Часть 1. В.П.Матус» представлены также и лучшие задачи Петра Матуса. Все шесть задач, безусловно, высшего пилотажа. Я помню, как появление каждой из них становилось событием в задачной композиции. Но неумолимое время превратило ту непосредственно живую реакцию в обобщенное осознание их как закономерного процесса развития жанра. Но одна из них своим мощным эмоциональным зарядом прорвала все временные пласты и вновь зазвучала с той же силой, как и много лет назад, снова вернув то непередаваемое чувство гармонии и вечности, которое способны вызвать лишь самые совершенные, и может быть, самые сокровенные произведения творческого духа. Вот уже три месяца я слушаю только одну музыку – прелюдии и фуги хорошо темперированного клавира Иоганна Себастьяна Баха в исполнении Глена Гульда. Так вот первая прелюдия первой его части – это и есть самая точная аналогия того чувства, которое вызывает во мне шедевр Петра Матуса. Вот (хотел сказать – эта музыка, что было бы точнее) этот шедевр:
Петр МАТУС

III Чемпионат Беларуси, 1982 г.



Запереть простую

Что скрывается за этой удивительной легкостью и гармонией формы? Конечно, мне, как специалисту, нетрудно буквально с первого взгляда угадать контуры знаменитого механизма запирания простой на весу на поле 9, открытого гениальным Анатолием АНИСИМОВИЧЕМ – победителем III Чемпионата СССР (1975 г.). Вот одна из его задач с этим механизмом:
Анатолий АНИСИМОВИЧ

XV Всесоюзный конкурс, 1975 г.

I место



Запереть простую

16, (3 A), 39, 22!, 11, 13!!! (Вот этот гениальный механизм!) 8!, 18! [9!!!];

A (8), 2, 24-30!, 21, 10, 19-13, 7, 21-32, 7-11, 7, 7-18, 11, 37, 16, 21, 18-31 [26].

Тогда это был шок! Немыслимое запирание на самом верхнем «навесном» поле!
В задаче П.Матуса этот механизм, конечно же, воспринимался уже как данность, и для специалистов теперь был важен вопрос – не «что?», а «как?» Как по-новому «прочел» этот механизм автор этой задачи? Что увидел в нем такого, чего не разглядел сам его создатель? А увидел он поистине невероятное. Но перейдем к решению.

39!, (3)

У белых два темпа, благодаря которым они успевают построить искомый финальный механизм:

15-20, 10-14

Вот теперь для включения финального механизм все готово:

13!, 8, 18 [9].

Это все, так саказать, дежавю. Но какую альтернативно-трансформативную интерпретацию этого механизма приготовил ее автор, вот в чем вопрос! Безусловно, это какое-то бортовое поле, но какое? 45? или 25? или 36? Черная простая 1 в начальной позиции позволяет предположить любую из этих альтернатив. А больше? НЕТ! Так как больше просто ничего не может быть! Но это, так сказать, чистая дедукция. Но, слава богу, творчество великих мастеров строится совсем на других основаниях, которые никакой логике не подвластны, ибо подлинное творчество это есть свобода и стихия – непредсказуемая и непостижимая!

Итак, второй вариант – т.е. альтернативно-игровая интерпретация главного!

A (8)

И снова у белых два темпа. И вот какие два совершенно загадочных хода реализуют их:

28, 22.

Ясно, что это прелюдия, но к чему? Очевидно, что если у белых и есть какие-то шансы с запиранием, то связаны они могут лишь с перебросом черной простой на правый борт с последующим, скорее всего, переводом на 25, что мало вероятно, или на 45, что более вероятно.

Но «суха теория, мой друг, а древо жизни вечно зеленеет»!

18!

Сопровождаю этот дедуктивно очевидный ход восклицательным знаком, потому что здесь эффектное большинство. И все же куда более точным было бы поставить здесь три вопросительных знака. Да, черная простая переведена, но дальше то что? Ведь у черных две дамки, не говоря уже о еще двух простых. А финал-то когда? И главное где? Да в пору поставить и самый сакраментальный вопрос: а есть ли он вообще? Может, это только мираж? Так как никак не просматривается он. Вернее, даже не видно контуров его финального механизма. Но это опять-таки, с точки зрения дедуктивной логики.
А вот что такое взрывающее все каноны этой самой логики живое, подлинное, непредсказуемое творчество!

10!!!

Вот он гром среди ясного неба! Вот она ослепительная молния ярчайшей творческой мысли!

(22/31/36)

Да, теперь уже все ясно! И имя этой поразительной ясности – Красота!

22!, 14!

Два последних хода – как два заключительных аккорда вдохновенной симфонии творческого духа!

И вот он финал!

[5!!!]

Такого я не только не мог предположить в самом начале, но даже, когда финал уже стоял у меня перед глазами, я не мог в это поверить. Как это могло случиться? И главное даже не это. Как это могло быть задумано? Вот он основной вопрос подлинно великого творчества. Ответа нет – в смыле готовых рецептов. И ответ есть – сама плоть и кровь этого невероятного шедевра!»

Примечание:

Фото сканировано мной (С.Беренштейн) из книги:

Е.В.Зубов, В.П.Матус
«ГРАНДЫ РОССИИ ПО ШАШЕЧНОЙ КОМПОЗИЦИИ Часть 1. В.П.Матус»
МОСКВА, ГРАФПРЕСС, 2008

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Июль 19, 2013 - 04:35 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


ИЗ МОЕГО ФОТО-АРХИВА
Следующая серия фотографий из моего фото-архива иллюстрирует выступления (лекции и сеансы одновременной игры) Романа Григорьевича ВАСИЛЕВСКОГО перед студентами Харьковского учетно-экономического техникума в 1983 и 1984 гг. Я пригласил Романа Григорьевича, т.к. участники шахматно-шашечной секции нашего техникума принимали участие в различных конкурсах, проводимых «Шашечной школой», которую он вел в газете «Ленiнська змiна», а решения затем посылали в эту газету, и в одном из конкурсов даже завоевали кубок, который я и предложил Роману Григорьевичу вручить нашим студентам лично, на что он охотно согласился. Вот эта серия:


Лекция
На следующих трех фото запечатлены фрагменты сеансов одновременной игры, которые проводил Роман Григорьевич.




Это фото интересно тем, что соперником Романа Григорьевича здесь является
Вася ТЕЛЬПУК, о котором я всегда вспоминаю с восхищением перед его ярким талантом шашечного этюдиста и с бесконечной болью о его трагической судьбе.
И в заключение этой серии еще два фото:


Награждение одного из участников сеанса – Роман Григорьевич дарит
шашечную книгу.


Роман Григорьевич ВАСИЛЕВСКИЙ вручает кубок представителю шахматно-шашечной секции Харьковского учетно-экономического техникума за успешное выступление в конкурсе решений, проведенном «Шашечной школой» газеты «Ленiнська змiна».
Отмечу еще несколько аспектов моего творческого сотрудничества с Романом Григорьевичем ВАСИЛЕВСКИМ. После проведения газетой «Ленiнська змiна» конкурсов по составлению шашечных проблем и этюдов на 80-клеточной доске я предложил Роману Григорьевичу провести и конкурс по составлению задач в этой шашечной системе. Роман Григорьевич был рад моему предложению и сразу же дал добро. Следующие два скана фиксируют начальный и заключительный этапы этого соревнования.


Объявление соревнования (ЛЗ-18.03.1986)


Итоги (ЛЗ-04.12.1986)
По случаю успешного проведения этого соревнования Николай Петрович СПАНЦИРЕТИ – изобретатель 80-клеточной шашечной системы – подарил мне свою книгу «Русские шашки на восьмидесятиклеточной доске», в которой в краткой форме опубликовал его итоги. Вот скан лицевой страницы титульного листа этой книги:
А это скан дарственной надписи:

В книге Николай Петрович СПАНЦИРЕТИ также опубликовал и мою задачу-80. Вот скан этой задачи из книги:

Впервые эта задача была опубликована в газете «Крымская правда» (11.12.1985 г.). Вот что писал о ней в выпуске, озаглавленном «Необычные задачи», редактор шашечного отдела этой газеты Григорий Андреевич РУДНИЦКИЙ:
Хотя лично я познакомился с Романом Григорьевичем ВАСИЛЕВСКИМ во время его вышеописанных выступлений в техникуме, заочно – по телефону – мы познакомились несколько раньше, и с тех пор он публиковал отдельные мои материалы по задачам, хотя ранее о задачах он в своем шашечном отделе не писал никогда. Приведу пример такой публикации.


"ЛЗ" – 24.12.1983
После отъезда в Америку Роман Григорьевич ВАСИЛЕВСКИЙ стал вести «Шахматно-шашечную школу» в газете «Русский Базар», и после моего отъезда через 10 лет в Германию наше сотрудничество восстановилось – Роман Григорьевич опубликовал две мои статьи о творчестве выдающихся шашечных проблемистов – Михаиле Васильевиче ФЕДОРОВЕ и Сергее Юрьевиче ЮШКЕВИЧЕ, – а также мое стихотворение «Маэстро», посвященное Зиновию Исааковичу ЦИРИКУ, которое затем (вместе с моей статьей «Художник шашек») было опубликовано в книге Зиновия Исааковича «Шашки – моя жизнь». По случаю присвоения мне звания академика санкт-петербуржской академии шахматного и шашечного искусства Роман Григорьевич написал статью обо мне, сканом фрагмента которой я и завершу эту небольшую ретроспекцию моего сотрудничества с этим замечательным человеком.




Саму поэму «По нотам шашечных ходов» я не привожу, т.к.
на этом форуме я ее уже публиковал.

(«РБ» №53 (453) 23-29 декабря 2004 г.)


Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Июль 13, 2013 - 10:52 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


ИЗ МОЕГО ФОТО-АРХИВА
Как-то вызывает меня к себе директор техникума, в котором я преподавал и вел шахматно-шашечную секцию, и говорит, что я должен выставить команду от техникума на общегородское командное соревнование по шашкам – такое указание сверху. В команде было, кажется, три человека и я в том числе. Соревнование началось с поздравления с юбилеем Анатолия Ивановича КОВРИЖКИНА, после чего началась игра. Когда мы встретились за доской с Анатолием Ивановичем, то я первым делом поздравил его с юбилеем и пожелал ему новых шедевров в шашечной композиции. Еще в детстве, когда я еще жил в Крыму, я познакомился с творчеством этого волшебника шашечных комбинаций. Его замечательную книгу «Комбинации на 100-клеточной доске» я изучил вдоль и поперек. Вот почему именно Анатолия Ивановича Коврижкина я пригласил в первую очередь выступить перед нашими студентами с лекцией и провести сеанс одновременной игры. Этот человек поразил меня сразу же. Я был потрясен его необычайной человечностью и простотой. Какая-то магия исходила от него – магия бесконечной доброты и глубинной человеческой мудрости. Лекция его была живая, легкая, остроумная, все слушали его с восторгом и восхищением. А потом начался сеанс одновременной игры. И здесь, переходя от доски к доске, он подбадривал своих соперников и всегда говорил добрые слова утешения проигравшим. Если же он видел, что кто-то особенно хочет выиграть у самого Мастера, то он предлагал ему ничью и затем с радостью поздравлял соперника. Причем радость эта букквально светилась в его глазах. Предложил он ничью и мне, явно не желая ронять мой авторитет в глазах моих учеников. На следующий год я снова приглавил Анатолия Ивановича, т.к. об этом меня очень просили участники шахматно-шашечной секции. И от второй встречи от него были все в восторге. Предлагаю одно из фото одной из этих втреч.
После завершения сеанса Анатолий Иванович обязательно просил меня, чтобы я показал ему какую-нибудь свою задачу. К счастью, в моем архиве сохранилось и это фото.

Из этого фото хорошо видно, как пристально следит Анатолий Иванович за перипетиями на доске, с каким неподдельным интересом вникает он в смысл неведомого ему жанра.
Да, так вернусь к нашей встрече на соревновании. Она закончилась победой Анатолия Ивановича, хотя был момент, когда ему пришлось поволноваться, т.к., начав партию слишком беспечно, он через некоторое время обнаружил, что положение у него довольно небезопасное, но я не имел абсолютно никакого практического опыта, и поэтому упустил свои преимущества, а затем и проиграл, о чем я ничуть не сожалел, т.к. прекрасно понимал, что в игре с самим Коврижкиным я, конечно же, ни в коей мере соперничать не мог. Потом были и другие мои встречи за доской, об исходе которых я совершенно уже не помню. После окончания всех партий Матвей Леонтьевич АШБЕЛЬ, который, кажется, был судьей этого соревнования, объявил, что для окончательного выявления команды-победительницы необходимо сыграть еще несколько партий и что этот дополнительный тур состоится, кажется, через неделю. Затем Матвей Леонтьевич подошел ко мне и сказал, что я тоже должен буду сыграть одну партию и чтобы я обязательно пришел, т.к. именно от моей партии зависела судьба первого места. Я ответил, что постараюсь быть и, пользуясь случаем, пригласил Матвея Леонтьевича выступить перед нашими учениками, на что он охотно согласился.
В условленный день (это было буквально через несколько дней после соревнования) Матвей Леонтьевич встретился с нашими учениками (к большому сожалению, у меня не сохранилось ни одной фотографии от этой встречи), а затем сказал мне, что мне предстоит играть с довольно сильным кандидатом в мастера и что мне для победы спортивного общества, от которого я выступал, достаточно лишь ничьей, а противнику необходима только победа. И этой ничьей я добился. Тут я вспоминаю, как я, еще будучи учеником школы, принял участие сразу в двух турнирах по переписке. Один был общий, в котором я играл вместе с Гарри ДАЛИДОВИЧЕМ, ставшим впоследствии мастером спорта по шашечной композиции, а затем и чемпионом СССР в задачном жанре и с которым мы с тех пор стали друзьями на всю жизнь. Так вот, в этом турнире я с треском проиграл. Второй турнир начался на месяц позже первого, и я к тому моменту уже накопил кой-какой опыт, что позволило мне выступить значительно успешнее. Это был тематический турнир по дебюту «Косяк». Литературы у меня не было абсолютно никакой. Я сам разработал ничейные варианты как за белых, так и за черных, и они все сработали, что позволило мне почти все партии свести к ничьей и набрать необходимое число баллов для получения первого разряда, наличие которого, кстати, тогда было непременным условием присвоения звания мастера спорта СССР по композиции. У меня сохранилась итоговая таблица этого турнира, которую я и привожу здесь.
Я вспомнил об этих своих первых (и единственных) встречах в игре по переписке в связи с тем, что в обоих случаях – и в тех заочных турнирах, и в решающей втрече за первое место в соревновании спортивных обществ – мне достаточно было достичь ничьей, и я этого добился. Итак, после успешного завершения моей решающей встречи ко мне подошел Матвей Леонтьевич, поблагодарил меня и за партию, и за отличную организацию его втречи со студентами техникума, и мы договорились, что через несколько дней он зайдет ко мне для окончательного оформления документов по этой встрече. Главный бухгалтер этого техникума был мой друг, и он всегда давал мне зеленую улицу в финансировании этих мероприятий. Да, так вот, когда Матвей Леонтьевич через несколько дней зашел ко мне, вот тогда то они и втретились – совершенно случайно – с Зиновием Исааковичем у меня. Помню удивление Зиновия Исааковича ЦИРИКА: Моня, а ты как здесь? На что последовало не меньшее удивление со стороны Матвея Леонтьевича: Зуня, а ты как здесь? После взаимного объяснения Зиновий Исаакович попросил меня показать им свои задачи. Приведу одну из них, которая Зиновию Исааковичу очень нравилась:
("64", №7, 1975 г.)


Примечание:

Эти мои воспоминания впервые были опубликованы 13.08.2011 на этом сайте в теме "Не стало Зиновия Цирика" ( http://shashki.com/PNphpBB2-viewtopic-t ... rt-15.html )

(Семен Беренштейн)

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
SB
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: Июль 10, 2013 - 04:55 AM



Зарегистрирован: Дек 18, 2007
Сообщений: 2514


ИЗ МОЕГО ФОТО-АРХИВА
Самым первым шашистом, с которым я познакомился Харькове, был мастер спорта Артем КАЛФАКЧИЯН. Это был август 1968 г. В техникум я поступил без экзаменов, т.к. школу окончил с золотой медалью, а примерно через неделю, сдав на отлично немецкий язык, поступил и в университет на факультет иностранных языков. Жил я тогда в общежитии техникума, примерно в 50 метрах от него жил Артем, который почти каждый вечер приходил во двор этого общежития. Двор был очень большой и весь в зелени. Там была большая спортивная площадка, и Артем любил поиграть в волейбол. Во время игры он беспрерывно шутил, юмор у него бесподобный. Когда игра заканчивалась, его окружали и абитуриенты, и выпускники техникума, которые тоже приходили пообщаться с Артемом, и завороженно слушали его потрясающие истории. Таких рассказчиков, как Артем, я больше никогда не втречал. Слушать его можно было часами. Иногда он с кем-нибудь играл и в шашки. Но и играя, он непрерывно шутил и рассказвал какие-нибудь веселые истории из жизни шашистов. Как правило, он или проигрывал, или делал ничью, каждый раз по-доброму поздравляя соперника. Как-то, наблюдая за моей игрой, он спросил меня: разряд есть? Я сказал, что первый, и он предложил сыграть с ним. Я ему сразу сказал – только не поддаваться. Он спросил: а не обидишься? Я говорю: нет. Он выиграл несколько партий и сказал: не расстраивайся, просто у меня разряд немного выше твоего, я мастер спорта (ему тогда было 23 года). Позже я узнал, что Артем Калфакчиян был мощным аналитиком, в те годы он был известен своими яркими аналитическими находками (он их называл «шлифами» – сокращение от слова шлифовать) в самых разных, казавшихся до того незыблемыми, дебютных вариантах, чему, кстати, была посвящена специальная статья в ж. «Шашки». О его аналитическом даре говорил мне и Зиновий Исаакович ЦИРИК. Жаль только, говорил он мне, что Артем из-за астмы не смог проявить себя в полную силу как практик. Именно от Артема я узнал о шашечной жизни Харькова – города, считавшегося тогда шашечной Меккой всего Союза. И хотя его истории из жизни шашистов были неизменно веселыми, пронизанными его неистощимым юмором, но юмор этот всегда был исключительно добрым, за ним всегда чувствовался величайший пиетет к собратьям по цеху.
Я вспомнил об Артеме Калфакчияне в связи с тем, чтобы стало понятно, почему, когда у меня появилась возможность приглашать известных мастеров на втречи в наш техникум, я не мог не пригласить и его. В то время их дом уже давно снесли, и Артем жил в другом районе города. Он был рад моему звонку и охотно принял мое приглашение. Рад был и я через много лет вновь увидеть своего старого друга. Приведу несколько фото этой встречи.



Лекция


Ответы на вопросы

Сеанс
Это фото фиксирует уже финиш сеанса. Осталась последняя партия. Похоже, что здесь блиц-криг не вышел и у сеансера победы уже явно не будет. Да и соперник у него не обычный. Артем этого не знал, а я, конечно же, знал. Это был один из ярчайших этюдистов – Василий ТЕЛЬПУК.
Примечание:

Эти мои воспоминания впервые были опубликованы 14.08.2011 на этом сайте в теме "Не стало Зиновия Цирика" http://shashki.com/PNphpBB2-viewtopic-t ... rt-15.html

(Семен Беренштейн)

Ссылка
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
Показать:     
Перейти к:  
Время в формате GMT + 3
Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
PNphpBB2 © 2003-2007 
 
Page created in 5.77580904961 seconds.